Трофейная ведьма-2

Размер шрифта: - +

Глава 9.4 Многоточие

Проворочавшись полночи без сна, едва ли не на рассвете я вернулась в коттедж Волкова, чтобы быстро переодеться, позавтракать и уехать в медцентр. Я рвалась не на работу, а чтобы утешить помощницу. Ждан, с говорящим прозвищем Громила, не слыл деликатным в отношениях с женщинами.

Вопреки моим ожидания, Алина выглядела сонной, помятой… и безумно счастливой.

— Он такой классный, Вероника! — сообщила она, в эйфории забыв ответить на мое приветствие. — Обходительный и мягкий!

Неужели девушка под приворотом, который все еще не выветрился?

— Кто обходительный? — спросила осторожно.

— Ждан, — с придыханием произнесла Алина. — Всю ночь мы гуляли по городу, дважды заходили в кафе, чтобы поесть мороженого и выпить кофе.

Влетая в приемную, я уделила внимание лишь помощнице, теперь же, успокоившись, заметила букет садовых ромашек. Букет огромный — диаметром, как ведро, в котором он стоял на полу, возле стола Алины. Простенько и со вкусом... по вкусу Громилы.

— Потом Ждан проводил меня домой и попросил разрешения ухаживать.

— Ухаживать?.. Если он сделал запрос, то вы фактически пара, которая должна вместе жить минимум год, — напомнила я о диких правилах общины.

— Я знаю, — загрустила Алина. — Ждан попросил полгода на ухаживания. Если я смогу полюбить его, мы поженимся, а нет — он не будет надоедать.

Я ощутила, как слабеют ноги. Громила собрался ухаживать за слабенькой ведьмой, которую ему передали в полную власть?.. Мир перевернулся.

Или же это истинная любовь.

Подсказка внутреннего голоса добила окончательно. На автомате сделав несколько шагов назад, я плюхнулась на кожаный диван.

— Он даже не поцеловал меня, — с легкой обидой произнесла секретарь, не подозревая, что ее слова — контрольный в мою голову.

Подумать только… Один из самых жестких, грубых охотников — и такой щепетильный… Или же все дело в женщине? С некоторыми мужчины ведут себя мягче, чем с другими, боясь обидеть?

Алина оказалась именно такой для Ждана, тогда как я для Германа — нет.

Мне не хватало воздуха. Если можно задохнуться от зависти, то я на полпути к позорной смерти. Как же гадко… я завидовала девушке, которую немного опекала.

Счастливая ведьма вдруг заметила мое состояние.

— Вероника, тебе плохо?

— Нет. Вспомнила, что забыла дома важные документы, — соврала я, поднимаясь с дивана. — Проверю почту и съезжу за ними. А сейчас извини, пойду работать.

Я сбежала из приемной, скрылась за массивной дверью.

Яд зависти отравляет. Омрачает жизнь, заставляя человека почувствовать себя ничтожеством. И, поверив нашептываниям жалящей змеи зависти, он действительно становится хуже, особенно когда начинает мстить за свои неудачи другим.

Ну почему, почему для меня не нашлось достойного мужчины?! Неужели у судьбы я заслужила лишь Германа, который четыре года закрывает глаза на правду? Он ведь умен и наблюдателен, но не понимает, что живу я под одной крышей с ним иногда через силу. И если бы не Стелла, я никогда не согласилась бы на настолько странные отношения…

Ладно, остается смириться с тем, что я не так удачлива, как секретарь. Хоть это и нелегко, я постараюсь сжиться с мыслью, что не хуже другой, но не достойна счастья разделенной любви. Постараюсь изо всех сил... И от души желаю Алине и Ждану счастья.

Опыт и привычка отодвигать на задворки памяти ранящие мысли помогли настроиться на работу. Через час я закрыла кабинет и уехала за «забытыми документами», на самом деле планируя сварить дома успокаивающее зелье.

Телефонный звонок застал на половине дороги. Чуть визгливая Роза поинтересовалась, где я нахожусь, и потребовала приехать к дому мэра.

Стелла обнаружила отъезд Матвея с Авой? И сразу подумала, что я поспособствовала их бегству? Что ж, она не ошиблась.

Удивительно, но очередная головомойка радовала: мне сейчас не помешает устроить эмоциональную перезагрузку, избавив от ненужных чувств. Уж лучше бояться, чем завидовать.

Возле дома мэра и Верховной стоял красный «Форд Раптор». Интересно, что тут делает примечательный внедорожник Совина?

Иван Шмелев и Павел Совин официально числились помощниками Виктора Волкова, но с тех пор, как тот стал мэром, разделили обязанности главного охотника общины на двоих. Оставалось только все узаконить на бумагах, против чего была Верховная, уговаривая мужа не уходить с чисто номинальной должности. И поэтому честолюбивые охотники недолюбливали Стеллу и всю ее семью. Не думаю, что они приехали пожелать им доброго утра после смотрин. Неужели что-то произошло в «АртХаусе», что требовало вмешательства Верховной? Или случилось нечто, связанное с Лисицыной? Только почему охотники не разобрались с духом сами, это же в их компетенции? Стоп. Матвей с дочкой должны уехать ранним утром. Что, если они нарвались на воплощенного духа?



Лана Ежова

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться