Трофейная ведьма-2

Размер шрифта: - +

Глава 14.1 По собственному желанию

Я проснулась от стука в дверь. Громкого, отчаянного. Словно от того, впущу в номер или нет, зависит, наступит конец света или его отменят.

С трудом поднялась с кровати, подбивая ногой пустую бутылку. Когда выпила всю воду, не помнила, но так бывает, когда сам гримуар любезно соглашается вложить знания в голову ученицы.

— Вероника!

В дверь снова забарабанили.

Я узнала голос и, кряхтя, открыла дверь.

Стильный юбочный костюм из голубого шелка, светлые туфли на шпильке, собранные в тяжелый узел волосы и легкий макияж — мама выглядела прекрасно, чего нельзя сказать обо мне. Снова я чувствую себя замарашкой рядом с ней, так недолго и комплексы заработать.

Тревожно вглядевшись в мое лицо, она воскликнула:

— Ты в своем уме?! Перенимать знания напрямую из гримуара следует под присмотром! Я бы не отказала в помощи, если бы ты попросила!

— В последние четыре года я привыкла рассчитывать только на себя.

— Ах, Ника!.. — Мама обняла меня крепко-крепко. — Прости, если сможешь.

— Я тебя понимаю…

— Ничего ты не понимаешь. — Она тихо заплакала, поразив до глубины души. — Вот забеременеешь, тогда поймешь меня.

Было бы от кого, хотя… Гоня искушающую мысль, я прижалась щекой к маминому плечу. Напряжение спало, словно с меня свалился невидимый груз.

— Нет, мам, тебе еще рано становиться бабушкой, ты для этого слишком молода.

Ослабевшая, сонная, умирающая от жажды и голода, я тем не менее хотела бы оставить мгновение. Мама меня обнимала. Как прежде. Я чувствовала ее любовь и наслаждалась подзабытыми ощущениями. Мамины руки самые нежные, а объятия самые теплые в мире. Они придают сил, утешают в любом возрасте — удивительное волшебство, которое необходимо каждому. Особенно оно нужно опечаленной ведьме, потерявшей ориентиры в жизни.

— Так, быстро в ванную, Вероника! А потом мы идем обедать, — скомандовала мама, смахнув слезы. — Тебе необходимо срочно восстановить силы.

Я слабо улыбнулась и послушалась ее, но сначала отдала кулоны дома и гримуар из рук в руки. В ответ она обняла и от души поблагодарила.

Последующие несколько часов пролетели незаметно, приятно и легко. Словно и не было четырех лет безнадеги и одержимости местью. Мама оттаяла, я — тоже. И когда она снова сделала мне предложение остаться с ней и маленькими сестрами, я заколебалась.

— Так ты остаешься? — спросила она, когда вышли из закусочной.

— Прости, мам, не могу. У меня есть незавершенное дело.

Мы помирились, но общение со Стеллой сделало меня слишком недоверчивой — четыре года лжи не стереть легко из памяти, необходимо время. Да и проснувшись, я поняла, что должна увидеть дамонийца. Хотела поблагодарить за то, что вернул мне часть прежних возможностей. Пускай он же и отобрал их восемь лет назад, но то, что резерв постепенно восстанавливался, целиком его добрая воля: при «тесном» общении он мог как усилить способности, так и отобрать их до последней капли.

Лишь попрощавшись с матерью и вернувшись в номер, догадалась посмотреть, какое сегодня число. А увидев, почувствовала, как пол уходит из-под ног. Кошмар! Я находилась в трансе двое суток... Если не потороплюсь, то не успею на встречу!

Распрощавшись с матерью и пообещав не исчезать из ее жизни надолго, кинулась собирать немногочисленные вещи.

Я так сильно волновалась, что не могла уснуть почти сутки — не сомкнула глаз даже в самолете, мысленно умоляя его, чтобы летел быстрее.

Увы, как ни спешила, а из аэропорта вышла в воскресенье за пятнадцать минут до назначенной встречи. Такси застряло в потоке машин — заклинание на удачу оказалось слабее столичных пробок Родины.

Он меня дождется, предположив, что я, как большинство девушек, могу немного опоздать? Или посчитает, что отвергла его предложение, и уйдет? Боюсь, что второе. И я его больше никогда не увижу — он обещал забыть обо мне, если не приду в «Дежавю».

Когда такси остановилось неподалеку от кафе, я сунула водителю крупную купюру и, не дожидаясь сдачи, рванула из салона.

Мои каблуки, казалось, высекали искры из покрытия тротуара — так быстро я бежала. У входа в «Дежавю» попыталась проскочить между двух мужчин, идущих навстречу. Не вышло — задела одного из них тяжелой сумкой с вещами, вдобавок дамская упала с плеча.

— Барышня, аккуратнее! — воскликнул брюзгливо тот, что постарше.

Молодой же, которого я зацепила, молча подал мне сумочку.

— Простите, пожалуйста! — поспешно извинилась и, не задерживаясь больше, влетела в помещение.

Аромат кофе и свежевыпеченных булочек с ванилью забил нос, и я чуть не расчихалась. Обводя лихорадочным взглядом уютный, но полупустой зал, не сразу смирилась с мыслью, что опоздала.

Потом посмотрела на экран смартфона — 13:47. Ох… Я пришла позже почти на два часа. Даже самая ветреная девушка не заставит ждать ее столько. Мэйтус давным-давно ушел.



Лана Ежова

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться