Трон Знания. Книга 3

~ 3 ~

Адэр побродил по залам, разгоняя тишину шагами. Посидел в библиотеке, щёлкая выключателем настольной лампы. В кабинете покрутился в кресле, рассматривая стены и шкафы. Здесь ему нечего делать. Здесь он оторван от мира. Почему он здесь?

Гюст доложил о приезде маркиза Бархата и Эша. Адэр виделся с Виларом две недели назад. Без веской причины он бы не приехал. А ветон, скорее всего, пользуется любым случаем, чтобы покататься по стране и посмотреть, во что превратился Грасс-Дэмор.

Переступив порог тёмной гостиной, Адэр споткнулся о чемодан, оставленный у двери. Прислуга не успела разобрать или Вилар не задержится в замке надолго? В спальне горел свет. В камине весело трещали поленья. Его растопили недавно, и в выстуженных непогодой покоях было сыро и холодно. В ванной шумела вода.

Адэр прошёлся по комнате. На прикроватной тумбочке фотография отца Вилара. Суан Бархат… В бронзовых, потускневших, как старые подсвечники, глазах — смешливая искорка. Интересно, каково ему сейчас? Наверное, плохо…

На подоконнике скрученный галстук — Вилар не изменяет своим привычкам. На спинку кресла брошен пиджак, на полу блокнот — выпал из кармана. Адэр поднял блокнот и открыл без задней мысли.

Только дождь и я.
Мы с ним так похожи.
Слёзы льёт душа,
Ливень плачет тоже.
Мне бы тучей стать,
Полететь к любимой.
И к ногам упасть
Дождевой лавиной.
Но стою под небом,
Зря раскинув руки.
Пью с холодным ветром
Горький вкус разлуки.

Во рту появился вкус полыни. Адэр бросил блокнот на пол и вышел из комнаты.

Возле своих апартаментов задержался, глядя в глубь коридора:

— Давно её нет?

— Четыре дня, мой правитель, — ответил караульный.

— Кто с ней поехал?

— Драго и Мебо.

— Она ходила к Иштару?

— Да, мой правитель. Принести журнал посещений заключённого?

— Не надо. Если маркиз Бархат будет просить о встрече, скажешь, что сегодня я никого не принимаю.

Адэр никак не мог уснуть. Лёжа на кушетке, обнимал Сирму и слушал шум ливня за окном. В голове крутилось: «Только дождь и я… Только дождь и я…» Вытащил руку из-под Сирмы.

— Вы уходите? — пробормотала она спросонья.

— Спи, — сказал Адэр и перебрался на кровать.

Долго ворочался, пытаясь согреться под пуховым одеялом. Не выдержал, встал. Поверх кашемировой рубашки натянул шерстяной свитер и сел в кресло перед камином. Парень отполз от огня, примостил морду на его коленях. Адэр поглаживал горячую шерсть и не мог понять, почему зябнут пальцы.

В гостиной хлопнули двери, донёсся гулкий звук шагов по паркету. Ночью потревожить может только Гюст.

В дверь постучали.

Адэр потрепал Парня за уши:

— Мы спим. Верно?

Стук повторился.

— Мой правитель! Прибыла Малика Латаль.

В душе зашевелилась подзабытая злость. Адэр открыл дверь и зажмурился от яркого света:

— Ради этого ты поднял меня с постели?

Гюст шагнул назад:

— Простите, мой правитель. Малика ждёт вас в кабинете.

— Буду утром, — сказал Адэр и хотел захлопнуть дверь, но Парень выскочил из спальни, в несколько прыжков пересёк гостиную и вылетел в коридор.

В холле слуги мыли пол. Грязных следов для одной советчицы было слишком много.

Адэр проследовал в приёмную и, не взглянув на склонившихся перед ним людей, вошёл в кабинет. Малика стояла возле окна; вокруг сапог растеклись мутные лужицы. Парень ластился к ней, как телёнок: то потрётся мордой о мокрое пальто, то уткнётся носом в подставленную ладонь. Непривычные для зверя ласки окончательно вывели из себя.

— Не могла подождать до утра? — возмутился Адэр.

Малика подняла голову. Устала… Даже присматриваться не надо, чтобы заметить, как она устала.

— И почему в таком виде?

Малика вяло улыбнулась:

— Я боялась, что усну в ванне, а вы уедете.

— Отправляйся к себе, поговорим завтра. — Адэр щёлкнул пальцами. — Парень! Идём.

— Я проехала сотни миль. В машине закончилось топливо, и я шла под дождём несколько часов. Да, я не успела переодеться и сделать причёску, не подвела губы и не подкрасила ресницы, как ваши служанки. Я не спала двое суток — сделайте скидку. Если вы сейчас уйдёте, я превращусь в совесть, которой у вас нет, и буду мучить вас всю ночь. Утром вам будет стыдно смотреть мне в глаза. Зачем вам это?

— Твоя дерзость возмутительна!

— Извините. — Малика попыталась оттолкнуть Парня, но пошатнулась и еле удержалась на ногах.

— Сними хотя бы пальто.

— Да. Конечно. Извините.

Непослушными пальцами Малика расстегнула пуговицы. Бросила пальто на стул, но промазала, и оно упало на пол. Стянула с головы мохеровый шарф, спутанные пряди укрыли худенькие плечи.



Такаббир

Отредактировано: 14.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться