Трон Знания. Книга 3

Размер шрифта: - +

Часть 14

***

В определённое время Адэр бросал все дела и направлялся в обеденный зал. Эйра с непонятным упорством приходила в старом платье простолюдинки, хотя Макидор перед отъездом доложил, что ушил несколько её нарядов. Видимо, она не могла смириться с мыслью, что правитель не отпустит её, как когда-то отпустил Малику. Эйра стала единственным светом для его измученной души. Адэр знал, что рано или поздно этот свет погаснет — он сам его потушит. Король обязан править своим сердцем так же строго, как правит своей страной, иначе не будет короля. Но пока свет не погас, Адэр хотел видеть ту, кто помог ему понять отца, научил его чувствовать намного сильнее, чем раньше, и заставил страдать.

Адэр садился за обеденный стол и приглашал Эйру присоединиться. С реверансами и необходимым уровнем наклона головы, с громкостью голоса и со столовыми приборами она разобралась довольно быстро. Пока Эйра ела, Адэр рассказывал ей о придворном этикете Тóлана, наследного принца Росьяра. В оживших глазах читалось недоверие вперемежку с затаённым страхом; Эйра слушала странную сказку и не верила, что скоро в ней окажется. А Адэр уносился в далёкий привычный мир, которого ему не хватало и по которому он истосковался.

У принца Толана был личный дворец и собственные придворные. Он чрезвычайно усложнил церемониал королевского двора — может, желая перещеголять отца, короля Толана IV, а может, хотел натешиться беззаботностью и властью, пока другие были озабочены государственными делами. Отдельно от отца принц устраивал балы и приёмы для своего окружения и отпрысков правящих династий. Он создал так называемый элитный клуб, куда входили сливки высшего общества. Кроме этого Толан был неутомимым затейником и мастаком на выдумки. Ни один бал не обходился без игр, забав или представлений, и игры почти никогда не повторялись. Истории о развлечениях знатной публики почему-то заинтересовали Эйру больше, чем рассказы о церемониях.

— Зачем принц придумывает игры? — спросила она.

— На балы допускаются лишь пары, и зачастую дворянин выбирает себе спутницу только ради приглашения. Это касается и дам. Пары ступают на паркет бальной залы и оказываются заложниками этикета. Они не могут по собственной прихоти поменять партнёров и партнёрш. Кавалер обязан ублажать свою даму, танцевать с ней, веселить её разговорами. Притом темы для бесед строго регламентированы. И балы превращаются в скучные вечеринки. Толан придумал безобидные игры, благодаря которым кавалеры меняются дамами. Но тебе не о чем волноваться. Играть буду я, и я сделаю всё, чтобы ты оставалась моей… — Адэр глянул на Эйру и быстро добавил: — Моей дамой.

Она потёрла ладони о край стола:

— Вы можете отказаться от игры?

— Нет. И ты не можешь. Принимая приглашение, мы обязуемся следовать традициям и правилам двора Толана.

— У меня есть приглашение?

— Нет, — сказал Адэр и принялся крутить на столе вилку.

Приглашение на бал было одно. И как обычно, оно пришло вместе со списком титулованных дворянок. Когда-то Адэр брал с собой очередную пассию, пару раз его сопровождали дочери правителей Бойварда и Хатали, а потом он стал просто тыкать пальцем в имена девиц, которых предлагал Толан. Принц был ценителем женской красоты, и кого бы Адэр ни выбрал, он мог не беспокоиться — рядом непременно будет красотка.

— Как я попаду во дворец? — поинтересовалась Эйра.

— Тебя пригласят, — ответил Адэр и перевёл разговор на тему, регламентированную двором Толана.

После этой встречи Эйра закрылась. Слушая Адэра, смотрела в сторону и молчала. Адэр забеспокоился — не испугалась ли она сложного для неё церемониала двора наследного принца? Решил сделать перерыв и через слугу передал отказ от совместного завтрака. А войдя в приёмную, увидел Мебо и Драго. Личные охранители Эйры стояли возле приоткрытой двери, ведущей в комнату секретаря.

Гюст подскочил к Адэру и прошептал:

— Там Малика.

— Что она делает?

— Изучает протоколы заседаний Совета.

Придерживая Парня за ошейник, Адэр заглянул внутрь. В комнате царил привычный беспорядок. Эйра сидела на софе, обложившись бумагами. Она была увлечена чтением и не заметила, что за ней наблюдают.

Адэр закрыл двери и обернулся к Гюсту:

— Почему здесь?

— Кабинет старшего советника занял Орэс Лаел. Малика не захотела нести документы в библиотеку.

— Распорядись оборудовать «склад» под кабинет, — приказал Адэр и, еле сдерживая улыбку, прошёл к себе.

 

***

Через неделю состоялось заседание Малого Совета. Мужи долго не могли собраться с мыслями. Были вялыми, сонными, словно с небольшим опозданием впали в зимнюю спячку. Шуршали бумагами, начинали речь и обрывали посередине, объясняя, что до конца не продумали тот или иной вопрос. Адэр и сам понимал, что ничего нового советники ему не сообщат.

Страна, как и вельможи, забылась затяжным зимним сном. Прииски простаивали, заводы работали вполсилы, цены на продукты питания замёрзли на высоте, недосягаемой для бедноты. Невзирая на договоры с пятью отвергнутыми странами, запасы продовольствия неумолимо таяли. Нарушались объёмы поставок и сроки. Адэр понимал, что претензии и требования могут обернуться против Грасс-Дэмора — поставщики попросту исчезнут и даже не заплатят штраф. В итоге размер потребительской корзины был урезан втрое, и то, что раньше полагалось по одной  продовольственной карточке, теперь получали по трём.



Такаббир

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться