Трон Знания. Книга 3

~ 20 ~

Запотевшее зеркало отражало бегущие по пояснице письмена. Строчки бледнели, появлялись новые фразы на незнакомых языках. Малика не могла их прочесть, но чувствовала, как с каждой секундой раздвигаются границы её сознания, и понимание многих вещей приходит непостижимым образом — из ниоткуда.

Порой казалось, что за свои двадцать четыре неполных года она исходила тысячи дорог, увидела тысячи лиц, услышала тысячи голосов. Это было всего лишь ощущение — Малика ничего не помнила, — но иногда рождалась странная мысль или появлялось необъяснимое желание, и она понимала: мысль и желание пришли извне, её учили жить и думать по-другому.

Малика протёрла зеркало, вновь повернулась к нему спиной и посмотрела через плечо на непонятные письмена. В голове вдруг возникло: «Так будет, пока я разрешаю». Это чужой взгляд на происходящее. Она знает своё место.

Надев шёлковый халат, Малика завязала поясок и вздрогнула от стука в дверь. В ванную заглянула служанка. По её перекошенному личику было понятно: произошло нечто ужасное.

Малика выбежала из ванной и окаменела. Посреди спальни стоял наследный принц. Не сводя с Малики жадных глаз, снял пальто, бросил на кровать. Кланяясь, служанка попятилась и выскочила из комнаты. Запахнув полы халата, Малика низко присела.

Толан опустился в кресло:

— Собираетесь на спектакль?

— Да, ваше высочество.

— Найдёте для меня десять минут?

Торопливо застёгивая пуговицы, Малика выпрямилась:

— Да, ваше высочество.

Толан беззастенчиво елозил взглядом по её фигуре и молчал. Малика невольно сжала кулаки. Это не ускользнуло от принца.

— Не торопите, — попросил он. — Я осторожно подбираю слова.

— Не утруждайте себя. Говорите прямо.

— Как вам будет угодно, — произнёс Толан, теперь пристально рассматривая лицо Малики. — Весь мир с тревогой следит за событиями в Грасс-Дэморе и бурно реагирует на ошибки в правлении Адэра.

— Мой король не совершает ошибок.

— У Адэра появился очаровательный защитник.

— Мой король не нуждается в защите. Даже когда он слаб, он сильнее своих недругов.

— Хорошо. Скажу иначе. Плебейке не место за столом Совета Грасс-Дэмора.

В голове застучало: «Так будет, пока я разрешаю». Малика вытянулась:

— Передайте своему миру, что плебейка не сидит за столом Совета. Она сидит рядом с секретарём.

Толан хмыкнул:

— А с вами действительно надо говорить прямо. — Сплёл пальцы на животе. — Будь вы чуточку умнее, вы бы не пожаловали в мой дворец в качестве дамы самого именитого человека и не подставили бы его под очередной удар.

— Вы осуждаете женщину за выбор, который сделал мужчина?

— Вам не хватило ума и хитрости отговорить Адэра от необдуманного шага. Вы надеялись, что высшее общество закроет глаза на ваше происхождение и примет вас? Нет, дорогая.

— Меня зовут Малика.

— Скоро вы будете уже не за плечом своего короля, а далеко за его спиной. Мне жаль вас.

— Мне не нужна ваша жалость.

— Я не буду обращать внимание на вашу невоспитанность. Во всяком случае, сейчас, — резко сказал Толан. — Я пришёл с самым искренним намерением всё исправить. Адэр — мой друг. И мне не безразлично, что будут говорить о нём завтра. У меня есть к вам предложение. Я хотел обсудить его утром, на прогулке. Вы же не думали, что я побежал за вами, чтобы заполучить ваш поцелуй?

Малика растерялась:

— Я… не знаю…

— Я никогда не посягну на даму Адэра. Никто не посягнёт. Отвести вас в сторону и пообщаться — я тоже не могу. Я, как и все, заложник этикета. С цесаркой у меня ничего не вышло. Пришлось прибегнуть к маленькой хитрости с сауной. И вот я у вас.

— В моей спальне этикета не придерживаются — я так понимаю?

Толан развёл руками:

— По крайней мере, в ближайшие десять минут.

Малика села в кресло напротив принца. Под его жалящим взглядом поправила на коленях халат:

— Какое у вас ко мне предложение?

Было заметно, что Толана покоробила её фамильярность, но причина, по которой он оказался здесь, волновала его сильнее, чем дерзость простолюдинки.

Малика постучала ноготками по лакированным подлокотникам:

— Я слушаю вас, ваше высочество.

— Вы составите партию моему бедному родственнику виконту Фандези, а я спасу птенцов цесарки от голода.

Малика пригнула голову:

— Я… что?

— Вы станете женой Фандези.

— Вы шутите?

— Ничуть. Потом я сделаю вас дворянкой. Чуть позже, если вы будете примерной супругой, я куплю вам титул. А потом с вашей помощью ваш супруг значительно улучшит своё положение при дворе короля и станет богатым человеком. Соглашайтесь, и уже сегодня вечером — после помолвки — я распоряжусь отправить в Грасс-Дэмор первые машины с продовольствием.



Такаббир

Отредактировано: 14.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться