Трон Знания. Книга 3

~ 23 ~

Старенький автомобиль, некогда позаимствованный у ветонов, взлетел по пологому склону и остановился на взгорье. Малика, Мебо и Драго вышли из салона. Перед ними лежала степь, покрытая травами и пушистыми кустиками «заячьего холодка». Ветер — чистый, свежий, наполненный горьковато-терпким ароматом — забирался под одежду и приятно холодил кожу. Через месяц, если не пойдут дожди, травы поникнут, краски поблекнут, суховей припорошит равнины и холмы пылью, и степь вновь превратится в мёртвую пустошь.

— У меня плохое предчувствие, — сказал Драго.

— Что тебя настораживает? — спросила Малика, глядя на темнеющий вдали лес.

— Раньше мы не уезжали так далеко от замка.

— Триста миль — не так уж далеко.

— Двенадцать часов езды — это очень далеко, — возразил Драго. — Почему вдруг Aвраас?

— В этом городе за последние восемь лет не было ни одного преступления.

— Если там всё хорошо, зачем туда ехать? — недоумевал Мебо.

— Aвраас — единственный в мире город без убийц, воров, драчунов и бродяг. Где? В Грасс-Дэморе? Разве такое возможно?

— Заедем в охранительный участок, узнаем их секрет.

— Там нет охранительного участка.

— Малика, это ведь не всё, — произнёс Драго вкрадчивым тоном.

Она кивнула:

— Не всё. В архиве я нашла докладную записку. Восемь лет назад её написал помощник наместника. Всего два предложения: «Жалобы беспочвенны. В Aвраасе живут мирные, но неправильно понятые люди».

Мебо похлопал ладонью по капоту:

— И сколько там неправильно понятых людей?

— Около пятнадцати тысяч.

— У меня плохое предчувствие, — повторил Драго.

— У меня тоже, — поддакнул Мебо.

Ближе к вечеру автомобиль покатил вдоль опушки лиственного леса и вскоре выехал на проторенную колею. Обогнув очередную рощицу, остановился на окраине пригорода. Возле дороги торчал столб с листом фанеры, исписанным белой краской. Надпись гласила: «Вы ступаете на святую землю Праведного Братства. Соблюдайте Закон Божий, и Бог вас не покинет».

Драго побарабанил пальцами по рулю:

— Мы возвращаемся, Малика.

— Почему?

— Если законы их Бога противоречат законам моего Бога, я не смогу их соблюдать. А значит, ты в опасности.

— Я тоже не пойду против своей веры, — откликнулся с заднего сиденья Мебо. — Драго прав. Нам нельзя туда ехать.

— И у меня есть Бог, — подала голос Малика. — Он не похож на ваших. Почему до сих пор мы вместе?

— Мы никогда не говорили о вере, — заметил Драго.

— И не будем говорить.

— А придётся. Мы ступаем на чужую землю с чужими законами.

— Все земли Грасс-Дэмора принадлежат Адэру Карро. На всех землях он единственный закон. Ты не согласен?

— Чует моё сердце: нас ждут большие неприятности, — сказал Драго и с мрачным видом уставился в окно.

Мимо автомобиля брели коровы — ухоженные, с лоснящейся белой шкурой в чёрных или коричневых пятнах. Щёлкая кнутами, мальчишки-пастухи обошли машину и, беспрестанно оглядываясь, погнали стадо в посёлок. Малика смотрела детям вслед и пыталась понять, что насторожило сильнее: их поведение или внешность. В отличие от своих сверстников из других селений они не свистели, не смеялись и не разговаривали. Их взгляды были пугливыми, плечи поникшими. Удивили празднично чистые штаны и рубашки — словно мальчики не сидели на траве, не дурачились в лесу, не гонялись за телятами, а целый день простояли, боясь испачкать и помять одежду.

— Ты что-нибудь слышала о Праведном Братстве? — спросил Мебо.

— Это секта, — ответила Малика. — Отросток вероучения ирвин.

— Секта? — переспросил Драго. — Ты знала, что в Авраасе заправляет секта, и ничего нам не сказала?

— Я, как и вы, только что прочла эту надпись. И удивлена не меньше вашего. Если бы я знала, кто здесь живёт, я бы перерыла весь архив и взяла с собой советника Джиано. Он лучше меня разбирается в религиозных вопросах. Но мы уже здесь. Без Джиано и без бумажек из архива, — выпалила Малика на одном дыхании и тихо добавила: — У меня нет от вас тайн.

— Нам точно надо убираться.

Мебо посмотрел мальчишкам в спины:

— Это мы всегда успеем.

— А если не успеем? — не сдавался Драго.

— Дыши глубже! Малика, что о них известно?

— Вера основана на беспрекословном послушании. Дети слушаются родителей, жёны мужей, и все повинуются Праведному Отцу. Я не помню, чтобы читала ещё что-то.

Мебо кивком указал на понурого паренька, бредущего за стадом:

— Интересно, родители так же счастливы, как их дети?

Малика покачала головой:

— Беспрекословное послушание — это тюрьма. Я хочу на неё посмотреть.



Такаббир

Отредактировано: 14.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться