Тропарь и коллекта

Размер шрифта: - +

Влюблённость

В восьмом классе Женя первый раз влюбился. Шёл ноябрь 1970 года. СССР – страна развитого социализма - семимильным шагами осваивала космическое пространство. После полёта в космос первого человека – Юрия Гагарина – следующими вехами были: запуск станции к Венере, первый выход человека в открытый космос и посадка на поверхность Луны первого мини-автомобиля под названием «Луноход-1». Все центральные газеты пестрели фотографиями космонавтов и космических кораблей, но Жене всегда была интересна точка зрения отца на происходящее. Первый раз он прислушался к отцовским разговорам в августе 1960 года, когда ему исполнилось пять лет. На его день рождения пришли папины сослуживцы и после официальных поздравлений с тостами за здоровье родителей и за правильный путь для их сына разговор, как показалось Жене, перешёл в какую-то сказочную область, изобилующую непонятными выражениями.

 

- Пётр Николаевич, - говорил директор завода (Женя знал этого дядьку, наиболее вежливого и с добрым лицом) - но ведь удельный импульс – это главное! Вспомни Константина Эдуардовича[1], чем больше удельный импульс, тем большую нагрузку сможет доставить корабль.

 

- Так-то оно так, - отвечал отец, - тетраоксид диазота с керосином дают всего 309, а фтор с водородом – 449, но представляете, что станет с природой вокруг стартовой площадки? Несколько сот тонн фтороводорода, сгоревшего при старте ракеты, приведут к техногенной катастрофе. При возможной аварии и разливе такого количества этого вещества ущерб вообще не поддаётся оценке.

- Решение о переводе на высококипящие топлива уже принято руководством страны, - продолжал директор, - они позволяют значительное время на боевом дежурстве ожидать старта. Криогенные топлива неконкурентны в этом смысле.

 

- Неспокойно у меня на душе, Виктор Александрович[2]! К празднику, не иначе торопятся, не быть бы беде! Но такие аргументы, как длительное хранение и достижение носителем заокеанского противника, конечно, имеет решающее значение[3].

 

Женя запомнил звериное негодование отца через два с половиной месяца после этого его дня рождения. Отец сидел на кухне низко наклонив голову, пил коньяк фужерами, практически не закусывая, и на замечание матери вышел из себя единственный раз в жизни:

 

- Des Scheißkerls, welche des Scheißkerls ![4]Die katastrophe!

Они загубили сто человек с главным маршалом и территорией размером с небольшую европейскую страну. Какой, verdammt, коммунизм? Какое лидерство?

 

Мать, испуганная его реакцией, спросила:

 

- Ты не виноват?

 

- Я два года об этом только и предупреждал, последний раз этим летом. Мне грозили строгим выговором за недостаточное понимание важности решений ЦК КПСС о повышении обороноспособности страны. Угрозы прекратились лишь после информации директора о том, что Генеральный на самых верхах недавно повторил то же самое, что я говорил все эти годы[5].

 

Отец восхищался мужеством советских лётчиков, зачисленных в отряд космонавтов. Он всё время повторял, что сама профессия лётчика-испытателя требует колоссального опыта, а когда речь идёт об испытаниях в космосе, - с риском связан каждый шаг. Начало космической эры человечества в апреле 1961 года отец встретил восторженно. Ему в числе семи тысяч награждённых инженеров и военных, причастных к полёту Ю.А.Гагарина, вручили правительственную награду. Но вечером, когда гости разошлись, а мама и отец остались за праздничным столом, Женя услышал и запомнил одну отцовскую фразу, выбивавшуюся из общего радостного тона.

 

- Всемогущий Боже, одари Генерального богатством милосердия Твоего, дай сил сократить жертвы, преодолеть тяжёлую карму на пути к Свету.

 

На вопрос матери, почему его посетила грусть, отец ответил:

 

- В этой неразумной гонке ещё будут жертвы. Жаль этих ребят-лётчиков: они все достойны уважения, а некоторые войдут в вековую историю своими профессиональными действиями.

 

19 марта 1965 года вечером глаза отца «горели». Он обнял маму и десятилетнего сына одновременно:

 

- Ну что, дорогие мои, вот и настал этот день: Человек стал жителем Космоса!

 

По радио сообщали о выходе в космос советского космонавта – Алексея Архиповича Леонова. Когда на экране телевизора появился портрет космонавта, у отца вырвалось:

 

- Пригодилась тебе, Архипыч эта посадка в куске железа, то-то же!

 

Поймав удивлённый взгляд Жени, отец объяснил: - Этот лётчик однажды посадил МИГ-15 прямо на ржаное поле. До аэродрома не дотянул двигатель. Это можно сделать на планере, у которого есть подъёмная сила на низких скоростях. А у МИГа с неработающим движком эта сила такая же, как и у утюга.

 

На ужин мама сварила брусничный компот и Женя напился его вдоволь. Около четырёх часов ночи он проснулся от рези в мочевом пузыре и побежал в туалет. Возвращаясь, услышал бормотанье спящего отца:

 

- Спасибо, старший брат! . . . Теперь мы живём в одном пространстве с вами.

Чего хочу? . . . Заглянуть в другие миры.

 

В январе 1966 года стало известно имя Генерального конструктора, и Танька Кузьмина разродилась стихотворением, которое читала вся школа – оно висело в пионерской комнате на самом видном месте.

 

 

Генеральный.

 

Гром весенний ударил, рванулось полотнище флага,
Рассердился Серёжа: «Помехой сейчас облака»
Планер белый прижался к земле вместе с выпавшей влагой
«Выше надо подняться. Недостаточно цель высока».

Уж четыре часа «Коктебель»* по рекорду летает,
Но в окрестностях, медленно. «Нам же сверхдальность нужна
Циолковского книга что скажет?» Иное вещает:
Космос ждёт нас. Творите ! Ввысь ракетные мчат поезда.

Цандер, ГИРД, рёв огня и четыреста первые метров
Самых трудных, ракетных, в мечту что из плена ведут
Позади и в истории. Снятся конструктору ветры
Сникли те что со звуком, взяв натужено выси редут.

Создан Главных Совет, где конструктор к конструктору строже,
Ближе вражеский дом, уж 600 километров полёт
Тыщ двенадцать … И всё ! «Шарик» спрятать от взрыва не может
Кончен спор «Кто сильнее». Вот Советский космический флот!

В тридцать пятом году первый раз сформулирован смело
Принцип мирного быта, где гарантией всем - МБР**
«Пользу всем принесёт процветанье ракетного дела,
В космос выйдет корабль, нами созданный в СССР».

Шквал ноябрьский силён , разметал он полотнище флага
Мрачен Главный, молчит: « Неожидана эта гроза»
Мордой Лайка прижалась к стеклу . Не нужна ей отвага
Приближают эпоху озорные собачьи глаза.

Сорок тысяч годков. Это время прошедшей эпохи,
Только пять лет другой. Той, что с Юры улыбкой пришла
Мы глядим на портрет. Неуместны ни речи, ни вздохи.
Знали мало о сути, Генерального видя дела.

…………………………………………………………………………………
С.П.Королёв:

•Критикуешь чужое, предлагай свое. Предлагая — делай.
•Если хочешь подвести своего начальника, выполняй быстро и буквально все его приказы.
•Порядок освобождает мысль.
•Кто хочет работать — ищет средства, кто не хочет — причины.


Критикуя других, мы своё непременно осилим,
Не уроним мы славу дел твоих, в них небес красота.
Славой этой покрыты: пространство Великой России
И Земли как планеты, над которой взята высота.



WRITERSPD

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться