Тропарь и коллекта

Размер шрифта: - +

Феномены "К" и "Д"

Руководитель лаборатории «Физические поля биологических объектов» Института радиотехники и электроники АН СССР профессор Годик и профессор Гуляев не верили своим глазам: академик Юрий Борисович Кобзарев – основатель отечественной радиолокации - пошёл наперекор мнению своих коллег по Академии Наук СССР и дал письменное заключение о феномене “К” -генерировании ультразвука и волн оптического диапазона не техническим устройством, а человеком. Пожилая женщина – Нинель Сергеевна Кулагина – воздействием своего излучения на кожу человека могла вызвать ожог. В официальном заключении говорилось: «Можно думать, что прекращение кровотечения, затягивание ран и язв осуществляется также в основном за счет генерируемых физических полей. Руки феномена “К” излучают ультразвук столь большой силы, что микрофон теряет чувствительность, мембрана словно приваривается к основанию. Интенсивность звуковых импульсов экстрасенса Н.С.Кулагиной достигает 100 децибел, превышая уровень звукового давления симфонического оркестра — 70 - 80 децибел. Кроме ультразвука фотоэлектронный умножитель регистрирует свечение рук пациентки. Индикатор регистрирует цифры третьего разряда, а киноплёнка фиксирует тонкие нити, выпрыскиваемые из кончиков её пальцев в виде потока частиц».

Кулагина перемещала предметы, достигавшие сотни граммов. Предметы были не только металлические, они предлагались из разных материалов и перемещались пациенткой в домашних условиях, в закрытом пространстве, на земле и в аквариумах. В заключении академик выражал уверенность в том, что феномен «К» представляет колоссальный интерес для науки и является основанием для фундаментального открытия. Основанием он считал, например, превышение в 500 раз магнитной индукцией рук Кулагиной магнитной индукции Земли. Физики для получения такой индукции используют метровую катушку с проволокой, пропуская через неё ток в 20 и более ампер. Кобзарев отвергал возможность объяснения эффекта телекинеза ультразвуковой гипотезой. К таковой склонялись все его коллеги от глав Госкомитета по науке до профессоров Годика и Гуляева, читавших заключение. Завершалось заключение академика вопросами:

- как Кулагина останавливает тяжёлый маятник?

- чем поднимается гирька в 30 граммов и что давит на пустую чашу весов?

- чем нагревается холодный чугунный утюг и передвигается фужер?

Реальным, известным науке полям с такими задачами не справиться. Обнаружение такого поля и его описание – суть фундаментального открытия.

 

* * *

 

Заключение академика производило ошеломляющее впечатление не изложением фактов, а перспективами, возникающими после официального признания открытого феномена. Начальник 4-го Главного управления Минздрава СССР Чазов Е.И. сидел напротив Председателя КГБ СССР Андропова Ю.В. Они держали в руках две копии одного и того же секретного документа.

« … лакмусовая бумажка, помещённая в закрытую герметично бутыль с водой, подтвердила, что после воздействия на содержимое Кулагиной вода окислилась. По прошествии получаса в закупоренной бутыли на дне образовался сгусток из некоторого вещества, напоминающий медузу. При взбалтывании сгусток «жизни» перешёл в плавучее состояние, впоследствии слегка разросся и осел на дно».

 

- Что будем с этими феноменами делать, Евгений Иванович?

 

Андропов приоткрыл лежащую перед ним папку и достал из неё ещё один лист.

 

- После данного письма Президента Академии наук СССР мы сочли недопустимым, с точки зрения безопасности государства, игнорировать аналогичные утверждения. – Он протянул Чазову лист из папки. На этом листе Чазов прочёл:

«Академия наук СССР более не может игнорировать, равно как и не может объяснить аномальные явления, аналогичные тому, что наблюдалось в сентябре 1977 г. в Петрозаводске, в связи с чем просит организовать комплексные исследования аномальных явлений с подключением к работе организаций Министерства обороны и ВПК».

Под текстом стояла подпись А.П.Александрова – Президента Академии наук СССР. Андропов продолжал:

 

- Как Вы наверняка знаете, в прошлом году стартовала государственная программа изучения феномена НЛО. Но сейчас у нас другой случай. В лабораторию Института радиотехники и электроники АН СССР, где по нашей инициативе азартно потрудилась Нинель Кулагина, способная, как следует из данного документа, зарождать новую жизнь не традиционным женским способом, а каким-то неизведанным полем, поступила следующая испытуемая – Джуна Давиташвили. Но с безответственной подачи Председателя Госплана товарища Байбакова Н.К. её пытаются направить к Генеральному секретарю нашей партии. Мы с Вами не можем не задать себе вопрос: «Для чего?».

Председатель КГБ сделал паузу, в ходе которой Чазов, разгадав его мысли, уже готовил свой ответ. Андропов поправил очки и продолжил:

 

- Давиташвили может, обладая подобными Кулагиной возможностями, нанести непоправимый вред Леониду Ильичу в столь важный текущий период существования нашего государства, в коем мы с Вами выполняем наши должностные и партийные обязанности руководителей и коммунистов. Я прошу Вас, Евгений Иванович, со всей ответственностью подойти к исследованию медицинских последствий применения методики лечения Давиташвили, этого феномена «Д», и при малейшем риске предотвратить негативный эффект, в том числе и путём настоятельных рекомендаций Леониду Ильичу дистанцироваться от этой …, как её там, «ассирийской царицы» или шарлатанки. Я, в свою очередь, постараюсь объяснить Президенту Академии наук СССР, что и как мы должны объяснять, а что игнорировать.

От тона Председателя КГБ, приобретавшего к концу его речи недвусмысленный «железный» оттенок, не оставлявший советской науке никаких сомнений в истинности избранного пути, академик Чазов непроизвольно кашлянул. Андропов сложил все листки в папку и закончил, приподнимаясь над зелёным сукном стола:



WRITERSPD

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться