Тропарь и коллекта

Размер шрифта: - +

Вызов на контакт

Офицер что-то пробормотал. Врач-реаниматолог Сардор Пулатов очнулся от полудрёмы и посмотрел на часы. Было четыре часа утра. Он принял бормотание за стон. Приборы, подключённые к покалеченному, не показывали ничего странного. Сердечный ритм замедленный, но стабильный, давление 120 на 75, температура немного повышена – 37,1.

 

- Ему вторые сутки вводят бупренорфин – синтетический заменитель морфина, активный в отношении опиоидных рецепторов головного мозга. Он находится в эйфории, стонет не от боли. Передозировка? Надо бы начать колоть налоксон[1].

 

Сардор решил посоветоваться утром с главврачом госпиталя. Ему неожиданно сдавило мочевой пузырь.

 

- Арбузы нужно прекращать есть в обед. Если поглощаешь красную мякоть после восемнадцати, - почки продолжают интенсивную деятельность всю ночь.

 

Он разбудил медсестру. Нафиса[2] вымоталась за предыдущие сутки настолько, что выдержала дежурство до двух ночи, а потом склонила голову на скрещённые на столешнице руки и тихонько посапывала уже два часа.

 

- Извини, qiz[3], но ровно на две минутки мне нужно отлучиться!

 

- Ничего, Сардор Джавлон угли, я уже выспалась, спасибо, что дали отдохнуть!

У девушки действительно, в подтверждение её имени, была восхитительная фигурка: осиная талия и, словно по лекалам, выписанные бёдра.

Опираясь правой рукой на край высокой медицинской кушетки, на которой лежал тяжело травмированный офицер, Сардор погладил левой рукой пятиглавую мышцу на ноге Нафисы. Она улыбнулась. Тогда его рука стала подниматься выше по задней части бедра и достигла ягодиц. Дальнейшие действия прекратила внезапная резь в мочевом пузыре. Врач быстро вышел из реанимационной по малой, но очень настойчивой нужде.

 

Картины менялись. Сознание, искажённое наркотиками, вырывало их как из прошлого, так и из будущего. Сначала он увидел молодого отца, за спиной которого виднелись очертания знакомого ему мужчины, облачённого в траурный национальный костюм индусов белого цвета[4] с дастаром[5] на голове. Отец кивал ему и приглашал жестом идти за ними. Следующая картина открывала горную мечеть, над которой кружил вертолёт Ми-8, явно лишний для собравшихся на молитву мусульман. Его окружила стая птиц, на картинах Пабло Пикассо в белой окраске символизирующих мир, начиная со Всемирного конгресса в 1949 году. Однако, голуби не были белыми. Они, по-видимому, отражали в сознании опасность, доставленную с неба мусульманам железной птицей.

  • появилась другая картина, в которой сознание обнаружило значительно большую опасность, подобную термоядерному взрыву. Угроза нависла над православным храмом со стороны солнца, дающему, казалось бы, жизнь всему сущему на Земле. Солнечные лучи явно выделяли храм из закрывающих небо свинцовых туч.

 

Куда ведёт его отец? Он силился задать свои вопросы, но слова не получались. Что-то сжимало гортань. Тогда он набрал в лёгкие побольше воздуха и выдохнул, как ему казалось, резко. Раздался взрыв. Замелькали видения из будущего. Каждое видение начиналось с даты. 1990. Длинный тоннель, город Мекка. Вдоль тоннеля лежат трупы. Более тысячи. 25.09.2015. Долина Мина. Четыреста трупов в одеянии готовых к молитве. 4.07.2016. Медина. Саудовская Аравия. Кровь у мечети Пророка. 9.04.2017. Христианская церковь в городе Александрия. Части тел. Крики и рыдания.

 

Почему картины смертельной давки и террора из будущего появляются после картин термоядерной угрозы? Что хотят сказать ему отец и этот индус в траурной одежде? Может быть то, что эта угроза более высокого порядка? Или сравнивают внутренний взрыв социума с внешним, термоядерным? Но термоядерный взрыв уже стал рукотворным. Значит отец с индусом намекают на рукотворность взрыва внутри социума? Так же, как и термоядерный синтез удалось сделать управляемым, в будущем управляемыми будут и другие разрушительные силы, таящиеся в социуме?

 

- Если Вы слышите меня, моргните … Голос девушки проник сквозь пелену галлюцинаций. Запах спирта проник в его сознание – ему сделали укол !

 

- Сардор Джавлон угли, как Вы сказали - полкубика налоксона. Он пришёл в сознание – посмотрите!

 

Реаниматолог заглянул в карточку на кушетке:

 

- Евгений Петрович, что Вы чувствуете и чего хотите?

 

Ответ высоко лежащего пациента медленно опустил челюсть врача:

 

- Чувствую, что живой и что болят рёбра. Хочу пить, чтобы ты не лапал девушку за жопу и зашил свой носок на левой пятке.

 

В палате воцарилась тишина. Врач и медсестра не оставляли офицера ни на мгновенье одного. Всё время он был без сознания. Положение его на кушетке было настолько высоко, что он не мог видеть происходящего ниже уровня его тела. Наконец, способность говорить вернулась к Сардору:

 

- Вам известен цвет моих носков и …, прости Нафиса, нижнего белья девушки?

 

- У имени Нафиса хорошая для женщины востока нумерология. «Пять» означает свободу и независимость. Пятёрки не любят слушать других, а действуют, опираясь на свой опыт. Что касается её трусов, то они сиреневые, а твои носки серые и давно нестиранные. На левой пятке – дырка.

 

До введения ему синтетического антогониста бупренорфина он видел откуда-то сверху всё помещение, все его закоулки и углубления. Это было видение параллельно существовавшего ему объекта из тонкоматериального мира. Многократно травмированная материальная составляющая «биологического объекта» с помощью наркотика боролась за продолжение материальной жизни, а её «тонкая» копия шла путём духовного познания прошлого и будущего. На этом пути ей кто-то хотел существенно помочь и звал на контакт.



WRITERSPD

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться