Тропою Избранных

Font size: - +

Пролог + глава 1

«Бороться и искать,

 найти и не сдаваться!»

Теннисон, «Улисс»

 

Пролог

 

            - Рычков?

            - Я, вашблагородие!

            - А чегой-то мы так долго и нудно вошкаемся с грузом? Немедля освободить вторую подводу и отвести гуж с дороги. Не дай бог красным засечь обоз с воздуха, я тебя, хорунжий, вместе с ящиками замурую. Чего зенки вылупил?

            - Дык, вашблагородие, откель у краснопузых ероплану взяться здесь в тайге, фронт-то далёко за тыщу верст?!

            - Ишь умник… Поговори у меня еще. Выполня-ать! Живо-о.

            - Слушаюсь.

            Шестеро здоровенных казаков сноровисто  сгружали пятипудовые темно-коричневые ящики с последней телеги и исчезали в придорожных кустах. Ноши были настолько тяжелы, а содержимое их ценно и важно, что бородато-усатые носильщики только кряхтели, обильно потели и скрежетали от усердия зубами. Ноги, обутые в сапоги, шоркали по мелкой щебенке и поднимали пыль лесной дороги. Поручик Васенин морщился от этой белесой пыли, ощущавшейся даже во рту, проклинал жару, мошкару и нерасторопность подчиненных. Он постоянно протирал шею и лицо посеревшим от пыли и пота кружевным платком, подарком мадам Тюссо, державшей в Екатеринбурге дом моды и благосклонно относящейся к офицеру-каппелевцу, поправлял портупею и эфес сабли. А еще с напряжением поглядывал на новенький матовый «Льюис», торчавший толстенным стволом из-за края первой разгруженной подводы. Этот заграничный пулемет поручик знал, умел с ним обращаться, но применять его не хотел. И на то были веские причины!

            Карстовую пещеру ранее обнаружил разведчик, поэтому путь до нее от лесной дороги казаки уже знали. Шурша хвоей и мелкими камушками, они парами таскали ящики к подножию зеленоватой скалы, возвышавшейся над лесным массивом. Их никто не видел: ни зверь, ни птица, ни человек, которого здесь и в помине не водилось. Говорили, что недалеко находился раскольничий скит, но староверами тут и не пахло. Белогвардейцам это было только на руку.

            Васенин лично проверил сохранность замков и пломб с впечатанным в них двуглавым орлом, количество ящиков и наличие всех их на дне пещеры. Скорее глубокой ямы, стены которой из зеленого сланца мерцали при свете английского фонарика-жучка и отдавали гробовой жутью и холодом. А, может, это поручику казалось, потому что на душе скребли кошки, и страх ледяными щупальцами сковывал дыхание и жилы. То, что ему предстояло осуществить дальше, так сказать, во второй стадии операции, белому офицеру еще не приходилось выполнять никогда!

            Вход, точнее, лаз в пещеру тщательно замаскировали, установили ловушку, придуманную опытным казаком-пластуном Рычковым, еловыми ветками заворошили натоптанную тропинку, скрыв навсегда следы своей деятельности здесь, в и без того глухой осенней тайге Зауралья. По распоряжению поручика казаки соединили обе подводы расплетенными вожжами, сделав так называемую сцепку, позволявшую даже одному человеку вести уже порожний обоз. Затем вызвали из скрытного дозора еще двоих бойцов и двинули прочь. Хорунжий вел обоз самолично, Васенин, восседая на своем вороном, пустил коня легким шагом и пристроился в арьергарде, все остальные расположились на подводах. Двигались молча, казаки даже не курили и не шутили как раньше, еще там, на безымянной жэдэ станции при разгрузке литерного. Все понимали серьезность и ответственность личного поручения Верховного. Оттого, видимо, и боялись даже вздохнуть, не то чтобы заговорить по пустякам.

            Обоз петлял по труднопроходимым лесным дорогам, сложно пересек курумник с звонко журчащим ручьем и очутился на утесе, последней ступени горного каскада. Сделали короткий привал, поручик позволил бойцам перекурить и оправиться. Отсюда до равнины оставались считанные версты по более удобному серпантину туда, где у реки ютилась деревушка, где можно было отдохнуть, помыться в баньке и поужинать в избе у старосты. Но, учитывая сложность спуска и осторожность на краю пропасти, предстояло потратить еще часа три минимум. Да еще и одному!

            Поручик крякнул от вновь накатившей мысли, поправил фуражку и окинул тяжелым взглядом беседующих казаков. Преданные мужественные лица, залихватски закрученные усы, сильные тела, уверенные взгляды. «Пора!» - Васенин кашлянул и негромко приказал:

            - Отделение, стройся! – и когда казачки послушно встали в шеренгу, нахлобучивая папахи и бренча оружием, продолжил. – Небольшая вводная, бойцы. Итак, мы выполнили волю нашего государя, Верховного Правителя всея России, операция по маскировке груза прошла успешно, личный состав цел и невредим. С чем вас всех и поздравляю! Также хочу поздравить всех вас, братцы, с завершением трудного перехода, поблагодарить за удачный исход дела и от имени Верховного поощрить каждого из участников операции. Награды всем я сейчас вручу лично по доверенности адмирала, за неудобства в пути и неуставное обращение прошу простить, делаемо не со зла, а токмо ради блага государства и для победы над врагом. И простите, казачки, за все!



Сергей Коротков

#6345 at Fantasy

Text includes: постапокалипсис

Edited: 04.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: