Тропою Избранных

Font size: - +

Глава 3

Глава 3. Грешник

 

            Группа Грешника встряла в буквальном смысле этого слова. Нет, они конечно, слыли спецами «Каскада» и слышали про действие Дуги, но чтобы влипнуть вот так глупо и просто…

            Штаб группировки послал их отряд на помощь терпящим бедствие защитникам Южного форта, понимая, что поздновато и рискованно. Но идти вразрез общим устоям Мира выживших и законам Пади не стоило, а чтобы потом не обвинили трусами и персонами нон грата, не сделали изгоями и вечными врагами, командование «Каскада» приняло решение помочь.

            Сам Грешник, крепко сложенный, бритый, с косичкой на затылке, хмурый командир боевого звена каскадовцев, давно мечтавший перейти в клан «Вымпела» к Яровому, мало верил в успешный исход этого рейда. Он не слыл трусом или предателем, но для себя решил – если все пойдет плохо и из ряда вон худо, то останется в Южном, а там примкнет к спецам Ярового. У командира вымпеловцев имелись вакантные места в замах, ореол его влияния был намного больше, чем у «Каскада», зажатого территорией плато Зеро между Западным фортом и Большими Лужами. Да и уважение и плата за службу оценивались много выше. Вымпеловцев в Пади уважали и почитали, старались пользоваться именно их услугами, а не вояк. Потому что Яровой никогда не предавал, всегда стоял горой за заказчика или нуждающегося в помощи, ратовал за справедливость и честь. Хоть и считался чересчур грубым и жестким, что после Судного дня в сердцах всех людей, носящих оружие в Мире выживших, стало обыденностью.

            Но пока Грешнику требовалось без потерь довести отряд до Южного форта и отметиться там. Либо успеть прийти на помощь горожанам и спасти их, либо только попинать пепел руин и костей погибших. Но обязательно дойти и поставить галочку в зрительной памяти оставшихся в живых. Что, вот, дескать, хоть и поздно, но примчались через тернии и ужасы Пади!

            А сейчас им самим нужна была помощь!

            Ох, как непростительно они влипли! А ведь считались все-таки спецгруппой «Каскада». И так опростоволоситься…

            … Дуга сработала совсем в неподходящий момент. Потому как уже посылала Вспышку совсем недавно, пару часов назад, испепелив округу ярким смертельным светом. Двое бойцов из отряда попались на ней и ослепли, уже через пять минут превратившись в зомбаков. Пришлось их пристрелить, дабы не увеличивать армию ходячих в Пади двумя новичками с автоматами в трясущихся мертвых руках. Замбой по прозвищу Скобарь заметил вслух, что Дуга следующий раз пыхнет через сутки. По крайней мере, так говорили в народе. Ан, нет! Она решила еще раз сверкнуть пару часов спустя, когда бойцы поснимали «параллаксы», мешавшие в сумерках, но защищавшие от губительного действия огромной аномалии. И выдала новую Вспышку. Как будто была живая и здравомыслящая, соображающая, что не нужно пропускать живыми мимо себя этих людишек…

            Внеочередная Вспышка озарила местность и моментально сожгла сетчатку глаз, а через них и мозги сразу всем бойцам Грешника. Успели увернуться только Скобарь и сам командир. И выжили. Что началось дальше, сложно описать словами.

            Чистокровными зомби стали сразу семь бойцов отряда, еще один поразился смертельными чарами Горгоны только отчасти и свалился в лужу, корчась от боли и вопя на весь свет. Пока ошалевшие командиры соображали над итогами Вспышки, этот бедняга и стал первой жертвой зомботоварищей. Свора обезумевших злых мозгоедов кинулась на добычу, да так быстро, что Грешник не успел понять, что произошло. Вроде вот только два часа назад на их глазах пара бойцов превращалась в ходячих, их расстреливали и отпевали, а тут нате, новая волна и массовая мутация. И полная прострация.

            - Не стреляй, командир! – крикнул Скобарь, стоявший по другую сторону оргии, заметив вскинутое оружие Грешника, и этим подписал себе смертный приговор.

            Зомби вдруг обратили на него внимание и, бросив уже растерзанную жертву, кинулись на новую. Один из ходячих даже какой-то мышечной памятью нажал на спусковой крючок болтавшегося на плече автомата. Очередь пошла полукругом, зацепила одного из зомбаков и прошлась по ногам Скобаря. Тот завопил и пал на влажный мох. К нему тут же устремились мутировавшие товарищи. Грешник ничего не смог сделать. Позже он анализировал эту ситуацию, прокачивал все возможные свои действия, в подробностях вспоминая неприятные детали ужасной сцены. Но не мог найти подвоха или оправдывающих его трусость условий.

            Вскинув автомат, чтобы расстрелять свору зомбаков, насевших на замбоя, он почувствовал за спиной присутствие еще кого-то. И обомлел. Холод сковал спину, ужас ледяными щупальцами обвил горло и конечности. Одна здравая мысль мелькнула в мигом воспаленном мозгу: «Стопудово, псионик!». Грешник рванул тело вниз, намеренно падая, чтобы снизить область поражения. Может быть, это и спасло его. Псевдоволк-одиночка, прыгнувший на жертву, промахнулся и нырнул в пустоту. Серо-коричневое тело застряло между сучков ольхи, мутант заскулил и начал рвать ветки. И тоже привлек внимание ходячих, которые уже разорвали плоть Скобаря, вываливая наружу его внутренности. Самые ретивые зомби проткнули пальцами глаза заместителю командира, впились в его нос, отрывали уши, рвали горло. Скобарь успел скрюченными пальцами нажать спусковой, автомат громко дал короткую очередь. Один из уродов тут же отпал и утробно замычал, ужом извиваясь в траве.



Сергей Коротков

#6332 at Fantasy

Text includes: постапокалипсис

Edited: 04.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: