Тропою луны

12

                                  *                                     *                                   *

  Всю дорогу от самого Окленда Линара так и норовила выглянуть в окно экипажа. Пейзажи вряд ли могли надолго завладеть чьим-то вниманием: комья замёрзшей грязи на дороге, унылые скошенные поля, припорошенные снегом; неказистые крестьянские домишки вдалеке… Но Линара не так часто покидала родное поместье, чтобы пренебречь возможностью увидеть хоть малую часть мира за его пределами – пусть даже такую неприглядную.

  Вот и сейчас она не смогла бы сказать, что её волнует больше: дорога до королевского замка или предстоящий Зимний бал. Нет, разумеется, бал – это то, что заставляло сердце биться чаще. Оно то замирало от предвкушения неизвестности, то подкатывало к горлу, то проваливалось куда-то в самый низ живота. Даже Тэя и Вивьена, когда речь заходила о королевском празднике, переходили на благоговейный шёпот. После визита принца в Окленд вся семья барона ожидала от этого бала чего-то особенного для себя.

  Но Линара, никогда ранее не посещавшая ни одного бала, не могла представить себе, как это будет. Правила придворного этикета она усвоила ещё пару лет назад, танцы разучила во время занятий с учителем, а всё остальное казалось настолько далёким и нереальным, что она даже не задумывалась об этом. А вот дорога вполне могла развеять скуку и утолить жажду впечатлений.

 - Сиди спокойно, Линара, – госпожа Натали вздохнула, в очередной раз делая дочери замечание. – Не нужно то и дело выглядывать в окно – тебя укачает. Ты ведь не хочешь прибыть ко двору бледной и больной, не так ли?

 - Нет, матушка, – Линара виновато опустила глаза и закрыла занавески. Камеристки, сопровождающие их, деликатно отвернулись.

  Девушка прикрыла глаза. Лишённая возможности видеть мир за окном экипажа, она откинулась на спинку сиденья. Можно вновь и вновь вспоминать, какая суета царила в поместье последние несколько дней, пока вся их семья собиралась на бал. Как на последней примерке выяснилось, что платье Вивьены придётся расставить в талии. Как Тэя злорадно подшучивала над сестрой, высмеивая её неуёмный аппетит, из-за которого портниха будет спешно исправлять наряд. Как Вивьена едва не плакала от досады, а матушка металась между обеими дочерьми, пытаясь успокоить и примирить их между собой. Сама Линара не видела большой разницы между нежно-сиреневым и лазоревым платьями, предложенными ей на выбор. Оба были сшиты из тонкого шёлка, скроены по последней моде – с завышенной линией талии, и смотрелись на девушке очень симпатично. В конце концов она остановилась на лазоревом, как советовала матушка.

  Потом было ещё множество мелочей. Ленты, шпильки, причёски, выбор белья и обуви… Бесконечные наставления и напоминания о том, что можно и нужно делать, а чего избегать. Воспоминания Тэи и Вивьены об Осеннем бале, множество предположений и догадок о том, чего можно ожидать от принца, кто станет его избранницей.

  Отец в общей суматохе почти не участвовал. Он со старшими сыновьями закрывался в библиотеке и подолгу просиживал там, уменьшая запасы вина из погребов. В назначенный день он отдал чёткие распоряжения всей семье, разместил в экипажах жену, дочерей и их камеристок и возглавил процессию, следующую ко двору короля. Барон Дариан с сыновьями ехали верхом, предупреждая все возможные заминки в пути.

  Тряска уменьшилась, и госпожа Натали поняла, что дороги стали ровнее – а значит, путешествие близится к концу. Она слегка приподняла край занавески на окне:

 - Подъезжаем, Линара. Вначале посетим Лунный храм: помолимся и попросим Триединого благословить нас.

  Девушка заметно приободрилась. В пути она уже успела заскучать. За всю жизнь ей довелось всего пару раз побывать в Лунном храме – в далёком детстве, и сейчас она уже мало что помнила. В Окленде они с матушкой и сёстрами регулярно ходили в маленькую часовню. Глупо было даже пытаться сравнивать её с Лунным храмом.

  Выйдя из экипажа, Линара с любопытством оглядывалась по сторонам. Погода была безветренной, с неба медленно падали крупные снежинки. Очень тихо и незаметно снег покрывал заборы, ступени домов и кровлю. Стены храма высились совсем рядом, Линара даже задрала голову, чтобы рассмотреть причудливую вязь узоров под крышей.

 - Не отставай, милая, – Натали тронула дочь за плечо, – идём внутрь, пока не замёрзли.

  Тэя и Вивьена тоже подоспели, встали рядом с матерью. По ним ясно было видно, что посещение храма для них всего лишь досадная помеха на пути к королевскому замку и принцу. Под суровым взором отца они живо натянули на лица благочестивые выражения и шагнули в ворота.

  Территория, принадлежащая жрецам, сама по себе была как маленький город. За забором возвышался храм, где можно было помолиться и послушать проповеди. Чуть дальше тянулись постройки: там жили сами жрецы и их подопечные, оставшиеся служить Триединому на этой стороне. Ещё дальше были подсобные помещения, гостевые домики для паломников и лечебница, где оказывали помощь бездомным. Да и все, кто попал в трудную жизненную ситуацию, могли прийти сюда, остаться ненадолго, чтобы понять, что делать дальше.

  Внутри храма было тепло. Множество свечей и несколько факелов на стенах потрескивали, наполняя воздух ароматами разогретого воска и смолы. Окна с витражной мозаикой пропускали мало света, и в зале царил полумрак. Тени, которые отбрасывали посетители и величественные статуи вдоль стен, причудливо переплетались между собой, таинственно колыхались вместе с пламенем.

 - Прошу вас, господа, – служитель в трёхцветном одеянии бесшумно появился из внутренних покоев, встречая посетителей. – Желаете помолиться в общем зале или в свободной комнате?

  Барон пожелал остаться в зале, и жрец исчез, почтительно кивнув. Линара обрадовалась, что не нужно никуда уходить: она украдкой разглядывала рисунки на стенах и статуи. Все они изображали либо сцены из легенд о Триедином, либо его самого и Лунную матерь. Ей вспомнилось, как она часто спрашивала, когда была маленькой: «А почему бог – Триединый? Он один или их три?» Матушка терпеливо растолковывала, что он един в трёх сущностях, живущих в гармонии между собой. Тогда девочке было сложно понять это.



Жанна Воскресенская

Отредактировано: 27.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться