Тропы Междумирья

Глава 8. Эльфийский синдром

Торопливые шаги в коридоре раздались ровно в тот момент, когда Хэйнар наконец-то шевельнулся и открыл глаза. Судя по блуждающему взгляду, он ещё не вполне осознавал, где находится, и что вообще произошло. Зато Ксанка буквально за пару мгновений успела обрадоваться тому, что эльфик очнулся, испуганно взглянуть на дверь, с надеждой – на пентаграмму, вопросительно – на меня… И я прекрасно поняла каждый её взгляд. Чего ж тут не понять.

За дверью мог оказаться кто угодно, а удирать надо было как можно быстрее. Но не бросать же Хэйна в таком состоянии. Совесть потом загрызёт. Если во мне ещё осталось что-то непогрызенное.

Поэтому я виновато пожала плечами и склонилась над эльфиком. Выглядел он, прямо сказать, неважно: бледный аж до зелени, зато глаза красные от полопавшихся сосудов. Из носа шла кровь, из прокушенной губы – тоже. В общем, можно было смело заворачивать парня в белую простынку и отправлять на кладбище, пугать вандалов и сатанистов. Как только хоть немножко очухается.

- Айка… - прошептал этот хладный трупик, кое-как фокусируя на мне взгляд. - А он ушёл?

- Ушёл, ушёл. Всё нормально. Точнее, не совсем всё… В общем, сейчас ещё кто-то придёт.

Кто-то в этот момент уже уверенно толкал дверь.

Ксанка тихо ойкнула и зачем-то зажмурилась. Хэйн попытался подняться, но смог только слегка оторвать голову от пола, да и то я сразу же заставила его улечься обратно. Сердце от волнения колотилось так, что я даже не слышала вялых возражений парня и тихого скрипа двери.

И того, что сказал эльф, возникший на пороге, тоже сперва не расслышала. Слишком велика была радость от того, что это всего-навсего Эл, и можно расслабиться, никуда не бежать, не придумывать глупые объяснения и…

- …И он идёт сюда, - продолжил тем временем лысый. – Так что хватит лыбиться. Поднимайтесь и валите уже. А с этим что?

- Кто идёт? – запоздало среагировала я, поспешно стирая с лица дурацкую улыбку.

- Арфеналме. Старший. С младшим, говорю, что?

- Да ничего страшного, отлежаться только надо. Наколдовался слишком. И перенервничал. Посредник – зараза! Нашёл же время появиться!

- Кто? – резко переспросил Эл. И, кажется, слегка побледнел.

А вот это было уже интересно. И мы, конечно, очень торопились, но, видя такую реакцию, я просто обязана была сделать маленькую театральную паузу. Совсем небольшую. Долго я и сама бы не выдержала, слишком уж любопытно было, почему эльф вдруг так изменился в лице. Поэтому спустя пару секунд я сжалилась над несчастным:

- Посредник. Так он себя называет. Такая мелкая скотина для особых поручений при какой-то тётке…

- В плаще? Болтливый?

- Ну да. Вы знакомы, что ли?

- Сталкивались. – Это слово эльф почти прорычал. Судя по всему, если бы несчастный Посредник наткнулся не на нас, а на Эла, то живым бы он с этой встречи не выбрался. Интересно, что они не поделили? И когда успели? Эларьен же милейшей души человек, когда не занудничает. И готовит вкусно…

И тут у меня в голове внезапно сошлись разрозненные детальки мозаики. Не из-за готовки, конечно. Из-за имени.

Эл. Эларьен. Рьен.

Рьен – секретарь и нотариус Роледо, который писал ему письмо с предупреждением. Как раз про посредника и писал. Потом был труп Роледо, его же кружевная рубашка, и его же весьма неоднозначные романические предпочтения. И тот самый секретарь, на которого попытались повесить убийство. Потому что эльф, а эльфы всегда во всём виноваты.

Секретарь тогда удрал. Видимо, успел перебраться через границу и подался к соплеменникам. А ещё – обрил голову и вступил в армию. Неплохо так сменил имидж!

И если всё действительно складывается именно так, то та самая давняя и трагическая любовь Эла – это Роледо, что ли? Да ну, не может быть! Он же старый, противный и вообще! Или Эл тоже не слишком-то молодой? Сколько ему лет, интересно?

Чёртовы эльфы, по ним же не поймёшь нифига!

Кажется, что-то из этого я произнесла вслух. Или лысый просто очень хорошо угадывал мысли по выражению лица. В общем, он даже прекратил злобно сжимать кулаки и насмешливо фыркнул.

- Без волос ты выглядишь совсем по-другому, - пробормотала я вместо оправдания.

- Я знаю, - кивнул он.

- Извини, что сразу не узнала.

- И хорошо, что не узнала. А то растерялась бы, перепугалась, начала нести всякую ерунду… Впрочем, ты и так несла ерунду. Второй раз тебя встречаю, и второй раз ты при первых же признаках опасности врёшь, что потеряла память. Самой-то не надоело?

- Неа. Оно удобно. Хотя да, глупо получилось. И всё равно никто не поверил.

- Причём оба раза.

- Так вы что, знакомы, что ли? – опешила Ксанка.

- Нуу, если это можно назвать знакомством… - протянула я. – Потом расскажу, длинная история. А у нас времени в обрез. Эл, ты присмотри тогда за этим болезным, ладно? Ксан, погнали!

- Домой? – неуверенно уточнила сестра.

У меня внутри всё оборвалось. Кажется, даже сердце биться перестало.

Я ждала этого вопроса с того момента, как увидела пентаграмму. Ждала – и боялась собственного ответа. Пентаграмма действительно могла отправить нас домой. Совсем домой. Туда, где мы родились и даже почти успели вырасти.

«Ты родилась в Альсоро, дурёха», - ехидно буркнуло подсознание. И радостно сложило мне в голове очередной пазл из осколков местной истории и географии. Очень вовремя!

- А напомните мне кто-нибудь, что означает слово «ланья»?

- Обращение к женщинам королевской крови в Альсоро, – немедленно отозвался Эл. – А что?

- Посредник называет свою госпожу «ланья». Ты много людей знаешь, к которым можно так обращаться?



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться