Тропы раздора. Восстание

Размер шрифта: - +

XVII.

– Хаарги мёртв?

Печальное известие обрушилось на Гаапану ударом булавы. Смерть боевого товарища – всегда скорбь. А если вы шли бок о бок с юношеских лет – скорбь вдвойне.

– Погиб в бою. Раур То-Гар кишмя кишит подземными тварями – эльфы зовут их «гатары». Хаарги загрызли в одной из стычек.

Больше всего на свете Тарк не любит врать. Каждый раз при упоминании Хаарги из агента будто крюками выдирают куски мяса.

Тарку почти не дали отдохнуть. Всё, чего удостоился агент – беглый осмотр лекаря да миска похлёбки. Едва опустела тарелка, явился Гжодрас – вести на доклад. Тарка усадили среди честной братии – в кабинете Иды собрались Гжодрас, Гаапана и сама хозяйка.

Ида уже не выглядит столь опустошённой, как после событий Бирната – время помогло девушке немного прийти в себя. Боль всё ещё мелькает в уголках миндалевидных глаз, но не заполняет целиком. Жизнерадостный авантюрист Гаапана подавлен смертью Хаарги. Гжодрас – холоден, как всегда, лишь едва заметно сквозит неудовольствие из-за Каллиана.

День выдался жаркий; пекло проникает даже сквозь толстые стены из камня. Тарк устроился на мягком кожаном диване напротив окна-бойницы. Приходится то и дело закрывать глаза ладонью – яркое солнце безоблачного летнего дня врывается в кабинет прямо на уровне глаз.

– Гатары? – удивилась Ида.

– Местная живность. Страшные противники!

– Неужто они так сильны?

– Не то слово! Мы втроём едва справились с одной тварью!

– Слава богам, они сидят под землей, – произнес Гаапана.

– Гатары не выносят солнечного света. Иначе давно заполонили бы весь Крангир.

– А гатары похожи на змей? – спросила Ида.

– Э-э, змей? – протянул агент. Орлиные брови взметнулись вверх.

– Жутко боюсь змей, – призналась девушка.

Гаапана хихикнул. Улыбнулись и Тарк с Идой. Один Гжодрас остался сидеть с каменным лицом.

– Скорее на тощих полулюдей-полусобак.

– Тогда я спокойна.

Замечание вызвало новый всплеск веселья. Впрочем, продлилось оно недолго.

– Афлоций погиб в том же бою? – спросил ульшакец. – Боюсь, консула известие опечалит.

– Печаль – лик смерти, – изрёк Тарк.

– Оставь философские бредни, – бесцеремонно влез Гжодрас – имперец ещё не до конца простил агента. – Расскажи лучше про эльфа.

– Какого эльфа? – удивилась Ида.

Взгляды зависли на Тарке. Агент заговорил с видимой неохотой:

– Каллиан. Из Длани, как недавно подсказал Гжодрас, – Тарк потёр разбитый нос. – Его отряд перебили гатары. Пришлось объединиться, чтобы выбраться из Раур То-Гара.

Агент говорит медленно, тщательно подбирает слова. Одна неверная фраза, и цена рассказу – грош.

– В одиночку Раур То-Гар не пройти. Как оказалось, это не пещера – целый подземный город.

– Как, ты думаешь, выглядит сотрудничество с эльфом? – за строгим прищуром Иды агент без труда углядел подозрение.

– Никого из вас не было в Раур То-Гаре. И никто не дрался с гатарами, – агент вздёрнул указательный палец. – Секунду.

Тарк встал, рука потянулась к застёжкам сорочки. Люди в комнате с удивлением наблюдают, как агент стаскивает одежду. Удивление сменилось ужасом, когда он разделся до пояса.

– Великий Дерин… – выдохнула Ида.

Жилистое тело Тарка – сплошь в синяках и кровоподтёках. Всюду – рваные раны от когтей, а по груди расползлось гигантское синюшное пятно – след удара гибрида.

– Крепко тебя отделали, – в тон Гжодраса вернулись отголоски былого уважения.

Тарк оглядел израненное тело.

– Каждый раз – один или двое врагов, без оружия. И я всегда дрался не в одиночку.

Гаапана присвистнул.

– Не думал, что на Крангире водится такая опасная живность.

– Хотите – верьте, хотите – нет, но Каллиан не единожды спас мне жизнь.

– Ладно. А что насчёт целей повстанцев в Раур То-Гаре? Узнал что-нибудь? – спросил Гаапана.

Тарк внутренне возликовал. Наконец-то разговор ушёл от скользкой темы!

– Не только узнал, – агент с усмешкой потянулся к заплечному мешку.

Тарк извлёк матерчатый кокон – вместилище кристалла. Едва опал последний слой ткани, в комнате потемнело – будто солнечный летний день в мгновение ока сменился ноябрьской хмарью. Взорам предстали гладкие чёрные грани.

– Что-то мне резко подурнело, – Ида упёрлась ладонью в лоб.

– И правда, мутит, – шрам – русло пересохшей реки – ещё отчётливей выступил на побледневшем лице Гжодраса.

– Закрой! – Гаапана едва не стонет.

Тарк поспешно прикрыл кристалл тканью. В комнате вновь засияло солнце.

– Что это? – Гжодрас задал закономерный вопрос первым.

– Сорб – так сказал Афлоций. Кристалл поглощает магию. Полагаю, мы чувствуем влияние, так как частичка магии есть в каждом. Боюсь представить, как влияет сорб на чародеев при целенаправленном применении.

– Постой! – Ида мертвенно побледнела. – Такой же кристалл передали Ралиньену в Бирнате!

Тарк хлопнул себя по лбу.

– Точно! Похожи как две капли воды!

Агент запустил руку в нечёсаные волосы, дёрнул голову туда-сюда:

– Какой же я дурак! Почему не догадался раньше?..

– С первым не поспоришь, – то ли в шутку, то ли всерьёз сказал Гжодрас.

Тарк приковал внимание аудитории.



Илья Воронцов

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться