Троянская война. Начало

Размер шрифта: - +

Троянская война. Начало

Это был знойный день. Даже пещера возле Эгейского моря на горе Пелион, где праздновалась свадьба Пелея и Фетиды, не спасала от летнего жара. Мне было сложно дышать, и я то и дело жадно хватала ртом воздух. Щеки мои пылали, словно бы мне действительно было просто невыносимо терпеть эту жару, и прилив румянца не был обусловлен тем, что я в очередной раз застала свою названную мать в объятьях брата. Я поспешила скрыться из виду, хотя вполне осознавала то, что Арес заметил меня и то, что я была сконфужена, что же касалось Афродиты – мне было неизвестно видела ли она меня украткой и не подала виду или действительно не обратила внимания.

Фетида была морской нимфой, дочерью Нерея и Дориды, хотя поговаривали и то, что отцом ее был сам кентавр Хирон. Я не пыталась добраться до сути, все связи в мире богов, если не скрывались были так мифичны даже для нас, что даже не стоило попытаться разобраться. Именно мой отец Зевс решил, что она должна стать женой Пелея, а известный герой был совсем не против породниться с богами, взял в жены нимфу. Вино лилось рекой, хотя я лишь несколько раз пригубила его. Царили привычные развлечения. Кто-то словно бы в насмешку надо мной пригласил флейтиста. Думается мне это была моя мачеха Гера или же названная мать Афродита. Только они вдвоем так сильно смеялись надо мной стоило мне изобрести этот инструмент, что чуть не надорвали животы. Гера просит меня тоже сыграть на флейте, на что получает лишь мой холодный взгляд. В прошлый раз, когда я только изобрела флейту, они сказали, что я похожа на хорька, так сильно у меня раздувались щеки во время игры. Я отхожу в сторону, присаживаясь возле оливы. Как бы то ни было, мне нравилась мелодия музыканта, она была прекрасной. Ей было бы можно насладиться, разве что обилие людей и богов, их голдящие голоса перебивали ноты. Змея оплетает мою ногу, и я аккуратно глажу ее по чешуе. Чтобы кто не говорил, это мудрое создание. Я счастлива.

Сложно сказать в какой именно момент все пошло не так. Кажется, змей сдвинулся и скользнул в траву и именно тогда я заметила блеск того яблока. Впрочем, ни я одна заметила его. Золотое насыщенное яблоко Эриды с надписью «Прекраснейшей». Конечно, же я захотела заполучить его, но ни я одна. Афродита, с которой я не разговаривала уже несколько лет также не могла упустить возможности доказать, что она гораздо лучше меня, Геры и все других олимпийских богинь. Гера подключилась уже после. Я почти схватила яблоко, но Афродита вырвала его почти у меня из руки. Гера заметила нашу суету и тоже включилась в игру поддавки, а дальше еще пять минут и разразился настоящий скандал. Мы кричали друг на друга желая забрать яблоко себе, и когда свадьба вот вот была готова превратиться в место для поединка, я позвала отца.

Отец! — мой голос отразился эхом в пещере. Моему голосу вторили голоса Афродиты и Геры, призывавших его. — Рассуди нас. Здесь написано «Прекраснейшей», так кому же должно достаться яблоко.

Мужчина хмурился, хотя гнева мы пока не различали. Он отобрал яблоко и несколько минут внимательно разглядывавал, пока мы второе не обступили его, скрестив руки на груди, в ожидании.

Ты же понимаешь, что оно достаться мне, начинает давить Гера.

Нет, уже девочки, прекраснейшая здесь только одна – это я, — вторит ей Афродита.

Прекраснейшей не может быть главная распутница Олимпа, — парируя я протягивая ладонь за яблоком, однако отец не торопится отдать его мне, да и кому либо еще, отчего мы начинаем злиться.

Другие боги будто бы стараются сдерживаться, но я слышу их смешки. Впрочем хохотать во все горло они не рискуют.

Арес, - зовет отец брата, даже не глядя при этом в его сторону. Я знаю, как сильно он ненавидит его. Даже не ни любит. По какой-то причине отец просто ненавидел брата, стараясь как можно меньше контактировать с ним, и то что сейчас он зовет его весьма удивляет.

Яблоко протягивается ему, но Зевс не отдает его, лишь позволяет взглянуть из своей ладони, впрочем он все также не смотрит на сына, игнорируя его.

— Не твоей ли это дочери Эриде принадлежит? – спрашивает он. – А?

Стоит произнести имя Эрида, как по пещере прокатывается шумок. Богини раздора на свадьбе не было. Она сама не пришла? Или ее забыли пригласить? И яблоко изощренная месть. Я поднимаю взгляд на брата, стараясь уловить так ли это, так ли то, что я думаю, но с Аресом всегда было слишком сложно.

Яблоко, милый, - шепчет сладко Гера, протягивая свою ладонь, но Зевс отмахивается.

— Я не буду судить вас, иначе не избежать скандала. Пусть это сделает ничем не заинтересованный смертный. Парис. Юный пастух. Он не грезит о власти и славе, ему не нужна любовь, он уже любит нимфу Энону, пусть он рассудит. Гермес знает он, а Арес пусть отведет к нему и после доложит мне как пройдет суд. Только давайте сразу играть честно мои прекрасные богини-олимпийцы. Не выдавайте Парису кто вы, не надевайте знаков отличия и характерную одежду. Явитесь обнаженными и пусть он выберет наипрекраснейшую.

Именно на этой ноте, отец отдает яблоко Аресу, а мы остаемся стоять смотря на Зевса шокированные и удивленные.

***

Спор нарастал. Об этом было не сложно судить, видя как нежный и мягкий римский Зефир становился все сильнее и могущественнее превращаясь в греческий под гневом богинь. Я плотно стискиваю губы, да бы не выдать ни звука, не хочу выразить свои эмоции хоть как-то. Я не знаю, чего добивался отец. Желал ли он решить все это как-то более мирно? Надеялся ли он, что я отступлю после его нарекания обнажится?

Ну уж нет. Я не отступлю. Я была мягкой, я могла быть нежной, могла быть мирной, но я океан, со мной нельзя сражаться. Я не отступлю. Я гордо поднимаю голову и делаю первый шаг, идя за Аресом, который сейчас держит золотое яблоко раздора. Я еще не уверена до конца, что оно принадлежит Эриде, но вероятность так велика, ведь только она, эта мерзавка может вклиниться и посеять смуту даже в разумах богов.



Felicity Vessalius

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться