Троянская война. Неформальное расследование

Размер шрифта: - +

Глава 16. Пласты реальности

Ну вот, этап пройден.

Троя взята.   

Вместе с героями мифов пережиты все знаковые моменты, причем некоторые многократно и разных сторон. Даже сделаны попутные выводы.

Прежде чем пререйти к следующему этапу, который можно назвать "ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ", хотелось бы все-таки определиться для себя и попробовать отделить мифы от реальности.

А реальность такова.

В Троянском цикле легенд и мифов (почти сказок), написанном различными авторами и растянутом во времени на несколько веков, довольно много фактического материала. Вернее, того, что могло бы быть фактическим материалом.

 

***

Итак.

Прослеживается несколько пластов.

Пласт первый. 

Война.

Вот как раз с войной тут все более или менее логично.

То есть, война, описанная в Троянском цикле мифов, вероятнее всего, имела место быть. Результатом этой войны был захват и дальнейшая колонизация греками (ахейцами, данайцами) обширных территорий в малой Азии и в бассейне Эгейского и Мраморного морей.  

 

«Тогда греки стали разорять окрестности Трои и завоевывать все города, которые находились в союзе с Троей. Греки предпринимали против них походы по суше и по морю. Во всех этих походах особенно отличался великий Ахилл. Греки завладели островами Тенедосом, Лесбосом, городами Педасом, Лирнессом и другими. Много городов разрушили они внутри страны. Овладели и городом Фивами, где правил отец жены Гектора Андромахи, Эстион»

 

 

И в этом плане вполне логичными выглядят цифры,названные Гомером.

Сто тысяч воинов и 1118 кораблей.

И десять лет, затраченные на войну, тоже не вызывают удивления.

 

Чтобы завоевать весь регион со множеством островов, царств и свободных городов, грекам действительно нужно было очень большое войско. Просто огромное. А чтобы осуществлять захватнические рейды одновременно во всех направлениях и возить добычу - множество кораблей.

 

Так же логично выглядит и то, что где-то должна была размещаться главная ставка греческого войска. Окрестности Трои действительно могли подходить для этой цели идеально. Удобная, защищенная от зимних штормов гавань, практически на пересечении маршрутов.

Что касается самого города-крепости Троя (или Илион), расположенной на некотором отдалении от берега, то, судя, по описанным в мифах событиям, в основное время греки не сильно стремились завладеть городом. Не препятствовали жизнедеятельности и подвозу продовольствия. То есть, Троя продолжала относительно безопасно существовать в своих стенах.

 

В течение всей войны город Троя так и не был взят ни штурмом, ни осадой, потому что не был непосредственной целью завоевания.

В данном случае название войны «Троянская» просто некий эпитет цветистой эпической поэзии. Как Гектор шлемоблещущий, Ахилл быстроногий, Аполлон сребролукий и так далее. А вдохновенная эпическая поэзия способна облагородить и укрыть романтическим флером все, что угодно.

И войну, и заговоры, и, уж конечно, адюльтер.

 

Пласт второй.

Личности.

 

Все мы знаем, что личность оставляет след в истории. Но от одних это прочерк между датами, а от других - легенда. И что удивляться, что мы не можем понять где в этих мифах правда, а где вымысел, если жизнь наших современных легенд, таких как Юрий Гагарин или Джон Кеннеди, тоже полна загадок?

 

Так вот, с личностями в мифе дело обстоит сложнее, потому что практически все образы являются собирательными.

Итак.  Агамемнон. Царь Микен, лидер греков в этой войне Самый четкий образ в мифах.

 

Мог ли этот человек существовать в действительности?

Пожалуй, да. И даже мог носить имя Агамемнон.

 

Его ближай соратник - брат Менелай 

С Менелаем все немного мутно. В мифах он выступает довольно одиозной фигурой. Либо недоумок, либо настолько прожженый интриган, что и самому Одиссею не снилось. Его образ размыт.

Возвращаясь к пласту первому - войнам, хочется сказать следующее:

С одной стороны, Менелай царь Спарты. Это сильное и весьма закрытое царство. Со своими религиозными особенностями, укладом и мощной военной машиной. Спарта стояла обособленно среди остальных царств древней Греции.

То есть, обычно спартанцы были сами по себе, и в общегреческих войнах участвовали неохотно. Достаточно вспомнить историю с 300 спартанцами.

С другой стороны, из текстов очевидно, что Спарта в той войне принимала полноценное участие, причем, под началом Микен. Легенда указывает причину участия Спарты в войне - похищенная троянским царевичем жена Менелая, царица Спарты Елена. Но любовью к блудной жене в мифе не пахнет, а вот явный меркантильный интерес присутствует.

 

Иными словами, на самом деле участие в войне Спарты диктовалось вовсе не желанием Менелая вернуть жену, а стратегическими интересами Спарты в этом регионе. 

 



Екатерина Кариди

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться