Трудно быть логом

Размер шрифта: - +

Бродяга

Бродяга

 

 

Солнце ласково пригревало щербатый частокол на холме, который не остановил бы даже хромую курицу. За холмом вставали горы. Внизу сверкала лента реки, спокойной и тёплой.

Сверху к воде убегала тропа, в кустах у которой притаился широколицый рыжеволосый парень.

Непохоже было, что он куда-то спешил.

Торп зачарованно глядел, как Мрана хлопочет на речных подмостках. Вот она в очередной раз с плеском бросила и потащила по воде бельё, молодые груди задорно дрогнули под тонкой тканью, тяжёлая коса качнулась над упрятанными в юбку крутыми бёдрами.

Торп шумно сглотнул и переступил, качнув хомутом, в который для сохранности продел голову.

Тем временем, девушка подхватила ушат, качнулась, и обплескалась водой. Ойкнула,  и быстро собрала юбку, открывая стройные ноги.

Торп сглотнул ещё раз.

- Ух ты! - вдруг мечтательно сказал кто-то рядом.

Торп подпрыгнул, звонко стукнув хомутом себе по затылку. Рядом стоял и скалился щуплый чужак-оборванец примерно его же лет, с котомкой на плече и без оружия. Сероволосый, сероглазый, и весь какой-то серый, будто вывалянный в золе.

- Мамочки! – взвизгнула за спиной Мрана, и, судя по плеску, прыгнула в воду, а потом побежала через кусты. Ох и достанется теперь на орехи.

- Ты кто такой? Откуда? – строго спросил парень, на всякий случай придерживая хомут двумя руками.

В Кашки редко кто захаживал, особенно в последние дни.

- Мрум. С дороги, - охотно сообщил заморыш, сверкнув щербиной меж зубами, - Спешу приобщиться к силе и мудрости, коими славен ваш славный град.

- Чего? – опешил Торп. Таких странных речей он не слышал даже от жреца, когда тот перебирал медовухи. Да что ж это такое? Чужак – и не одного взрослого вокруг!

- Учиться и качаться. Дружить. Вот с ней бы задружил…- мечтательно протянул пришелец.

- А этого хочешь? – сунул ему под нос Торп здоровенный кулак. Уж с хваткими до их девчонок чужими парнями разговор был короток.

- Конечно хочу, давай! – обрадовался чему-то чужак, и выставил перед собой руки.

Торп размахнулся и ударил в ухо. Заморыша просто снесло.

- Что-то не получилось, - сосредоточенно сказал чужак, лёжа на земле, - Можно ещё?

И быстро вскочил.

Конечно можно! Торпу было не жалко.

Второй удар пришёлся в нос, чужак хлюпнул кровью, отступил на шаг и вернулся.

Третий, по плечу, заставил его покачнуться. Но зато четвёртый, от души, попал поддых. Заморыш скрючился, и завозился, как червяк по траве.

Не пришиб ли?

- Ххх… ххорошо! Сстойкость! Свет в путь! – поблагодарил вдруг чужак, щедро поливая траву кровью.

- Свет в путь, - брякнул совершенно запутавшийся Торп. Заморыш был явно не в себе. Ну и что с ним делать?

Судьба, на счастье, распорядилась по-своему.

- У реки они затаились, у реки! - услышал над собой Торп и снова присел за кустами. На подъёме стояла Кнета, мать Мраны, и, размахивая веником, что-то объясняла грузному мужику с золотой цепью на взопревшей рубахе. В руке тот держал толстую палку, но на поясе был ещё и меч.

Староста!

- Эй, уважаемый, – дёрнул Торпа за рукав чужак, - Есть ли у тебя ещё полезные навыки или поручения?

- Да тихо ты, - свирепо зашептал парень, - Вот, к нему иди, он всё даст!

Чужак вытянулся, разглядывая старосту, а Торп уже катился по склону в реку. Про старосту было доподлинно известно три вещи: он перебивал кнутом хорошую ветку, выпивал бочонок пива за один присест и терпеть не мог чужаков и оборванцев.

Ну а теперь можно было нести хомут отцу, дожидавшемуся его в лесу с подводой брёвен.

Торп вернулся домой уже под вечер. Правое ухо парня было больше левого раза в полтора, пылало, как маленькое солнце, и оба звенели от нудных отцовских наставлений.

У самых ворот Бурка вдруг шарахнулся в сторону и пробороздил парня по забору.

- Тень побери! – выругался Торп и тут же получил кнутом с телеги, а виновник приветливо сказал:

- А, это ты, друг. Привет!

Перед Торпом стоял заморыш-бродяга, с полным земли ведром.

- А я колодец рою. Староста поручил. Два золотых платит, - счастливо сказал он, и с пыхтением пошёл дальше.

- Вот тень! – от удивления выругался Торп, а отец от удивления даже не дал ему кнутом. Чтоб староста подрядил на что-то чужака, да ещё заплатил золотом?

На следующее утро оборванец стоял рядом со старостой перед выкрашенным в жёлтый цвет кругом, встречая солнце.

Парни косились на чужака, потирая кулаки.

"Вот уж пришла беда", - подумал Торп и был прав. Как никогда прав.

 

***

 

- Ты… Это… Кхммм, - сказал восседавший за столом староста, - Чего тебе?

"Бабу и браги", вертелось на языке, но Мрум сдержался и прикинулся деревом. Так он раздражал людей меньше всего.

- Так вот, тебе... – начал староста и снова замолчал.

Тёплый ветерок задувал в открытое окно. День обещал быть славным.

- Откушай, батюшка, - пропела подошедшая хозяйка, поставила на стол дымящийся чугунок, и ушла, окатив Мрума неласковым взглядом.

Староста принялся трапезничать. Пришелец скромно отступил и отвернулся и уставился на хозяйского кота. Тот выгнул спину и зашипел.

Получишь ты у меня ещё хлеба, скотина неблагодарная.

Мимо проплыла хозяйка с запотевшим кувшином, задела боком. За спиной аппетитно забулькало.

- Ну так вот, с тобой…- снова начал подобревший староста, и Мрум поспешно повернулся. Здоровяк распустил пояс и откинулся на стену. В усах вкусно застряли крошки.



Константин Павлов

#1346 в Фантастика
#440 в ЛитРПГ
#852 в Разное
#42 в Боевик

В тексте есть: выбор, другой мир, реалрпг

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться