Трудно быть логом

Размер шрифта: - +

Кач

Качка

 

 

 

***

 

- За проявленную небрежность в исполнении тёмного ритуала, которая привела к замедлению общеигрового прогресса, уменьшить размер квартальной премии тестеру № 12 на 50%.

Предупредить тестеров №№ 1-14, что в случае отклонения от сценариев и замедления прогресса, они будут лишены квартальной премии в полном объёме.

Из приказов по Альфа-Миру

 

***

 

 

Бить приходилось осторожно. Тонкий столбик изгибался под ударами, дрожал, и неохотно входил в землю. Приходилось держать его одной рукой, качаясь на куче веток            , а другой стучать по разлохмаченному краю тяжёлой дубиной. А солнце всё пекло, донимало макушку.

- Осторожней клади! – бросил Клыг из-под навеса из веток.

Но вот ещё один  удар – и готово.

- Пойдёт, - опередил старший, потирая живот. Он распоряжался работами с самого утра и совсем изнемог.

Торп отступил, полюбовался на новый столб, и потянулся за верёвками.

Осталось только заплести ветками последнюю дыру, повесить ворота – и одна загородка. Можно будет идти на другой край ущелья.

- Эй! – раздался неподалёку знакомый голос, - Свет в путь!

Торп вздрогнул и чуть не выронил верёвку.

- Тьма его забери! Явился! – плюнул Клыг, трогая круг на шее.

Мрум лихо съехал по травяному склону и тут же спросил у брата, не поклонившись старшему и не попросив:

 - Что делаешь?

С оглоблями следом никто не гнался, дымом не пахло. Уже хорошо.

Торп покосился на Клыга. Тот скривился, но смолчал. Что взять с пришлого чародея?

- Загородку, - буркнул парень, - Охотники видели в распадке волчьи следы. В две ладони.

От чёрной стены леса отделилась точка и поползла по дороге. Бунг вёз новые столбы и ветки, которые рубили в чаще остальные парни.

- Будем на ночь скотину сюда загонять, - продолжал Торп, увлекаясь, - И костры жечь. Отгоним.

- А, пропавшая корова, помню-помню, - задумчиво отозвался приёмыш, - Двести экспы, Особый Нож… Старайтесь. Тебя староста зовёт.

Торп нахмурился и повернулся к Клыгу.

- Точно зовёт, - повторил Мрум, - Он на выжиге. Вот те свет!

Старший кивнул. Торп отставил струганую лопату, вздохнул, и пошёл за новым родичем. В последние дни его уже трижды угощал вожжами отец, и не говорил, за что. Недобро косился отец Мраны, а Бунг чуть не задавил лошадью. Теперь вот староста...

Торп вздохнул и поёжился.

 

Староста корчевал пни. Далёкая фигурка склонилась с верёвкой над обожжённым обрубком, зацепила его петлёй, повернулась, приладила лямки на груди, нагнулась, сделала шаг, другой. Показалось, что Турд перебирает ногами на месте, но вот затрещали корни, вздыбилась земля, и остатки дерева полезли наружу, как змеиное гнездо.

Справившись, староста кинул верёвку помощникам. Трое дюжих мужиков с трудом поволокли пень, который он выдернул в одиночку. Неподалёку скучала пара лошадей взятых для корчёвки.

Торп восхищённо застыл. Вот это силища! Как у Квона-Силача из сказаний! А ведь раньше Турд уступал кузнецу в борьбе на поясах. Теперь, наверное, справится с двумя такими сразу.

Староста отёр лоб

 и улыбнулся.

А потом увидел их, и улыбка исчезла.

- Подойди, - строго наказал Турд.

Видно было, что сейчас опять кому-то крепко перепадёт, и Торп даже догадывался, кому.

Он пошёл, спотыкаясь, спотыкаясь в свежих рытвинах. Мрум отстал. Вожжи? Кнут? Столб солнца? Что на этот раз?

Он стал перед старостой, опустив голову.

- Засиделся ясный сокол, - сказал староста с неодобрением, - Пора уже из гнезда вылетать.

"Сбросят со скалы, - мрачно догадался парень, - В воду или на камни?"

- Мрум едет в Дар-Арморт, - завершил староста, - Поедешь с ним? Решай, неволить не буду.

Осторожно вспомнили тьму тащившие выворотень мужики. В небе запел жаворонок.

- Много худого в мире творится, Солнце нас убереги, - продолжал староста, - А мы здесь сидим, носа не высовываем. Съездишь в Дар-Арморт, поглядишь, у других поучишься. Мруму с тобой полегче будет, и ты с ним не пропадёшь.

Новый брат уедет, и больше не будет всех этих бед. Снова можно будет глядеть за девушками, ловить рыбу, ходить за зверем со старшими. Получить взрослый нож на празднике весны. Его перестанут бить непонятно за что, и непонятно за что коситься зверем. А года через два ему дадут жену, и можно будет ставить новый дом.

Торп обернулся. Брат смотрел мимо, будто не о нём и речь, маленький, чужой, нелепый.

Нырявший в нору к крысам и прогонявший с ноги девчонки темноту.

Просто сказать "нет".

 

 

***

 

Глухарь шумно вылетел из-за кустов и ушёл вверх, барабаня крыльями. Здоровый, с роскошным красным хохолком, перья хоть сейчас на вышивку.

- Он уже улетел, не бойся! – обернулся Мрум.

Торп насупился и задвинул в ножны наполовину выдвинутый меч, но руки не убрал. Шагах в двадцати темнел камень, за которым очень удобно было прятаться.

 Они ехали по едва заметной дороге вдоль поросшего синими цветами холма, названия которого он не знал.

Суматошные сборы и наставления, вкус девичьих губ. Шёпот "Я буду ждать". Отцовская куртка на плечи, дедовский меч на пояс, мешки припасом на седло. И вот под задом затряслась рыжая кобыла в яблоках, и мимо проплыли ворота Кашек.

Это было как во сне.

 Через пол дня они миновали белый камень, до которого он доезжал когда-то с отцом. За спиной остались пастбища, поля, охотничьи угодья его рода. Теперь  они ехали по владениям людоедов и злых колдунов, а чуть дальше прыгали с края мира герои. Так говорилось в старых сказках.



Константин Павлов

#1862 в Фантастика
#470 в ЛитРПГ
#1254 в Разное
#63 в Боевик

В тексте есть: выбор, другой мир, реалрпг

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться