Трудно быть логом

Размер шрифта: - +

Перевал-2

Перевал-2

 

Тонко пели над ухом комары, намекая про близкую воду. Торп досадливо махнул рукой. Мрум сидел напротив, через костёр, перекидывая из руки в руку камешки, то ли пять, то ли восемь сразу.

От вида быстро мелькающих кругляшей вдруг подкатила дурнота. Торп шевельнулся и закряхтел, потирая ногу. Днём им дорогу перебежал заяц, и Мрум рванул за ним в чащу во весь опор. Торпу оставалось только броситься следом, молясь всем духам леса.

Пронесло. Не случилось ни ямы, ни медвежьей берлоги. В конце концов, исхлёстанный, но живой, он выбрался обратно на дорогу, следом за братом, тащившим за уши добычу. Только ныла нога, которой он приложился о дерево.

 

Теперь от зайца на вертеле шёл вкусный дух, на который сбежится всё окрестное зверьё. Но брату и это было нипочём.

Торп глянул на дорогу, возле которой они разбили лагерь. Широкая, мощёная камнем. Как они вообще здесь оказались? Вдруг вспомнился далёкий столб дыма, серьёзное лицо брата. Свадьба, дудки, поляна, кровь. Откуда всё это?

 - Мы идём к Дар-Арморту? – спросил он вслух.

- К Арморту, к Арморту, - отозвался заморыш, - Время собирать бонусы.

- А они кусаются? – осторожно поинтересовался Торп.

- Когда как, - хмыкнул заморыш, - Когда как.

И ловко перебросил сразу три камешка из-за спины в подставленную руку.

Торп потёр голову. Мысли путались.

Он отхватил ножом половину прожаренной тушки, и вцепился в неё зубами. По подбородку потёк жир. Заяц был хоть куда.

Но вкуса Торп не чувствовал.

Мрум уже хищно вглядывался в темноту. Вот он размахнулся, зашвырнул в кусты камень, оттуда что-то мягко кинулось наутёк и замерло шагах в двадцати на дороге, оказавшись волком. Серая зверюга задумчиво глядела на близкую еду, но ещё один камешек, прилетевший прямо в лоб, заставил его передумать. Зверь подпрыгнул и исчез в кустах. С такой странной добычей лучше было не связываться.

Мрум захохотал.

- Волки. Возле тракта, - едва ворочая языком сказал Торп. Боль из ноги расползлась по всему телу, особенно отдаваясь в пальцах, - Откуда. Охотники. Люди. Прогоняют.

- Другие твари выгоняют зверей из обычных мест, - отозвался Мрум, сразу перестав смеяться. И добавил, - Жаль. Красиво здесь было.

Торп тряхнул головой. Он точно заболел.

- Я – спать, - сказал он невнятно, привстал, и упал прямо в костёр, разбрасывая головни.

- Ты чего? – услышал он будто издали. Сильные руки выдернули его из огня.

Торп вскинул руки к лицу и глубоко пропахал кожу под глазом. На его пальцах торчали острые чёрные когти.

А потом обрушилась наполненная болью темнота.

Блик.

Ночь. Небо. Голос, будто из страшной глубины.

- Держись! Я сам не справлюсь!

Блик.

- Это и есть экстренная ситуация!

По всему телу горят странные знаки, одинаковые и круглые светящиеся. Отчего-то знакомые. Рука… И на руке тоже. Всё заслоняет встревоженное лицо.

- Не шевелись! Протоколы едва держатся! И молчи!

Брат исчезает. Снова лишь звёзды и боль.

- А мне плевать, что у вас нет полномочий! Передайте их мне! Да! Под мою ответственность! Осознаю! Кидайте на подпись!

Чуть тише:

- Крысы канцелярские!

Слова падают мимо, будто звериная речь.

-… Чёрт! Не выходит!…

Новая вспышка боли корёжит тело.

-…Осознаю, осознаю! Только быстрее! Подтверждаю переход класса!

Вдруг накатывает теплота, и боль чуть отступает.

- Торп! Брат! Слышишь? Сейчас к тебе придёт приглашение в группу. Нажми "да"! Смотри! Смотри на звёздочки! Слева и внизу! Нажми "да"!

Надо слушаться. Свести взгляд. Что-то и вправду сияет перед глазами. Какие-то неведомые знаки, согнанные в ровные линии. Где там лево? И что такое низ?

- Нажми! – машет перед ним в пустоте рука, - Вглядись и толкни.

Звёзды поддались под нажимом, и он провалился в пустоту.

Здесь было светло, обжигающе горячо, но без корежащей боли. Он плыл над плещущейся темнотой, из которой тянулись к нему когтистые лапы, кричали голоса. Но он уходил от них, поднимался к свету.

Пока не растворился в нём целиком.

Он проснулся в обложенном ветками шалаше и долго глядел в закиданную сверху ветками ткань. Осторожно повернул голову.

Рядом сидел зажмурившийся брат. Вокруг его глаз залегли глубокие тени.

- Болит? – спросил он вдруг.

Торп прислушался и чуть качнул головой.

- Пальцы не чешутся? А зубы? Языком потрогай!

Торп потрогал.

- Хорошо, - невнятно сказал Мрум и упал на свою постель.

Торп осторожно выбрался из шалаша, и выпрямился.

Было свежо. Возле остывшего костра суетилась белочка, застывшая при виде человека.

Торп моргнул. Над головой белочки чуть светилась едва видная корона из странных зубчиков.

Он моргнул ещё раз, и корона исчезла.

Зверёк быстро понюхал обгоревшую ветку, и величественно поскакал к дереву, полностью разочаровавшись в стойбище глупых человеков.

Торп облегчённо вздохнул и повернулся. Рядом паслась пегая кобыла, объедая куст и подбираясь к шалашу.

- Кыш, - сказал Торп и поперхнулся.

Над головой кобылы мелькнула и пропала странная корона.

Рыжий здоровяк сел, где стоял. Вдруг вспомнилась прошлая ночь. Он медленно поднёс к глазам руку. Под ногтями розовели недавние шрамы.

Дым. Огонь. Крики. Окровавленный брат. Воспоминания высыпались на него, будто черепки от кувшина. Родные. Кашки. Что с ними?

- Что это было? – тихо спросил он.

А потом закричал в голос:

- Что это было?

- Теперь ты в команде, - раздался из шалаша усталый голос. Мрум сидел, и тёр кулаком сонные глаза, - По-другому тебя не удалось спасти.



Константин Павлов

#1854 в Фантастика
#473 в ЛитРПГ
#1230 в Разное
#59 в Боевик

В тексте есть: выбор, другой мир, реалрпг

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться