Трудно быть мобом

Размер шрифта: - +

Глава 21

Глава 21

Жена императора высокая худощавая дама неплохо сохранившаяся после своих тридцати пяти лет и рождения четырёх отпрысков, довольно сдержано отреагировала на информацию о гибели супруга. То ли оттого, что уже давно ожидала плохих вестей и успела морально к ним подготовиться, то ли потому, что прилюдно страдать и лить слёзы по статусу не положено, а может просто не очень сильно любила покойного мужа.

«Или ещё проще: программисты не предвидели, что подобный вариант развития сюжета может иметь место и не снабдили алгоритмы данного НИПа вызовом слезоточивых процедур», - подумала Тая, на короткий миг, вспомнившая, что находится в игре.

Подданные же, коих в тронном зале насчитывалось порядка двадцати человек, и вовсе не потрудились натянуть на свои напудренные лица скорбные выражения или хотя бы проявить уважение к Тинувиэль и её спутникам, и молча дослушать их рассказ до конца. Вместо этого вельможи, как только гибель правителя подтвердилась, предпочли незамедлительно перейти к делёжке должностей, и загалдели друг с дружкой, абсолютно не стесняясь императрицы, которая по идее официально должна была принять власть до совершеннолетия старшего сына. Шум стоял такой, будто тут не двадцать, а все сто двадцать глоток, и обсуждают они не государственные проблемы, а ведут рыночные торги. Впрочем, отчасти так оно и было.

Но Таисия угадала лишь частично. Насчёт поддержания статуса. И ещё того, что её императорское величество действительно отчасти смирилась с потерей, ибо уже не чаяла увидеть супруга в живых. Но зато она его очень любила, и едва зал опустел, отбросила  напускную холодность, закрыла лицо руками и зарыдала (и отсюда следовало, что разработчики тоже не оплошали).

Тяжело дышащий грузный мужчина в военной форме и седыми бакенбардами, единственный, кто из местных остался подле трона,  немедленно кинулся утешать несчастную женщину.

- Ну-ну, Флори, милая, полно убиваться, тебе сейчас нужно быть сильной.

Тинувиэль, в принципе давно привыкшую бесцеремонно общаться с королём дроу и с прочими великосветскими особами, почему-то перекосило от услышанной фразы. И дело тут, пожалуй, не в обращении на «ты», не в слове «милая» или в фамильярном сокращении имени императрицы Флорилены до простонародного Флори. Возможно министру обороны Жунану, на правах героя  (если судить по перегруженному орденами зелёном одеянию, больше походившем на лакейскую ливрею, чем на генеральский мундир) и близкого родственника (он являлся родным дядей почившего главы государства) позволялось так себя вести. Однако пренебрежительный тон, в коем не отслеживалось и тени искренности или сочувствия сводил всё на нет. Злой колкий взгляд, которым толстяк периодически одаривал непрошенных гостей, тоже настраивал зрителя против него. В общем, Тае, Виталиэль и Тамиру этот Жунан сразу не понравился.

Императрица, тем не менее, послушалась совета. Она ещё несколько раз протяжно всхлипнула, но потом всё-таки совладала с нервами. Лишь влажные дорожки на щеках да слегка припухлые глаза  выдавали то, что женщина недавно плакала.

- Извините, не сдержалась, - смущённо опустила веки Флорилена. Затем, словно её подменили, быстренько приосанилась, высоко вскинула подбородок и прежним ледяным голосом потребовала: - Что ж, уважаемые лерры и эйри, а теперь поведайте нам то, что не посчитали нужным озвучивать при всех. Я готова слушать дальше.

- Да-да, милсдари эльфы, ведь вы же нам не всё рассказали, – едко поддакнул Жунан, после чего бряцнув наградами, стал по правое плечо от своей повелительницы, - мы вас верно поняли?

Милсдари эльфы недоумённо переглянулись, потому как у них и в мыслях ничего подобного не было.

- Простите, Ваше Императорское Величество, но на что Вы намекаете? - уточнила Тинувиэль.

- «И придут с юга двое. И будут они таковы, коих прежде не видывали - светлый муж эльфийский и тёмная дева о серебряном челе да с пылающим взором, но не будет меж ними вражды. И наречено той деве стать спасительницей мира. Ибо не устоит крылатый ужас против оной, ибо есмь она истинная богиня Ала-Арна!», - процитировала Флорилена уже знакомые Таисии слова пророчества, затем почему-то повернула голову не к Жунану, а в сторону противоположную от него и спросила: - Я правильно процитировала?

В следующую секунду гости вздрогнули. Слева от трона, как раз туда, куда обратила взор императрица, из тени неожиданно выступил глава тайной канцелярии. Поразительно, как этому низенькому невзрачному человечку в скромном мышиного цвета костюме до селе удавалось оставаться незаметным. Тайка была совершенно уверенна, что тот покинул помещение со всеми остальными. Впрочем, должность у него такая.

- Совершенно верно, Ваше Величество,  - ответил «комитетчик». - Приметы полностью совпадают.

Тут, конечно, Ти могла поспорить. Ведь, во-первых, их не двое, а трое. А если учитывать находящуюся в лазарете девушку, то и все четверо. Во-вторых, если быть досконально точным, пожаловали они не с юга, а с юго-востока. В-третьих,  муж, который с ней сейчас, никакой не светлый, а самый что ни на есть тёмный. Но, во-первых, она сама только что рассказала про Филадила и про то, что основную часть пути она преодолела именно в паре с ним. Во-вторых, чело её действительно отливает серебром, а глаза за время беседы несколько раз, Тая это даже ощутила, неестественно подсвечивались. В-последних, отрицать своё божественное происхождение не имеет никакого смысла, так как новые знакомые, кажется, не собираются обвинять её в самозванстве. Напротив, во взглядах императрицы и «Мыша» читается, э-э, как бы так пояснее выразиться, смесь торжественного ожидания, затаённой надежды, готового вырваться ликования и почитания. Один только генерал по-прежнему косится на пришельцев недружелюбно.



Владимир Кучеренко

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться