Трудно быть мобом

Размер шрифта: - +

Глава 24

Глава 24

«Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», - мысленно приободрил себя Алексей, словами из «Гамлета». Не то, чтобы он являлся большим поклонником английской драматургии рубежа пятнадцатого и шестнадцатого веков. По правде говоря, так совсем даже наоборот, - молодой человек в оболочке эльфийского рыцаря был полным профаном в данном вопросе. Собственно, кроме того, что цитирует Ульяма Петровича (ну или как там Шекспира по батюшке?), он понятия не имел, откуда именно взяты вышеупомянутые строки: то ли из «Прынца Гадского»*, то ли из «Ромки с Юлькой»**, то ли из «Ревнивого негра»***. Как, собственно, и то, что следующая фраза, сказанная уже в голос, вернее полушёпотом, тоже вырвана из контекста всё той же незабвенной трагедии всё того же автора:

- Хоть это кажется безумием, но в нём следы системы замечаю. Пускай пока ещё суть не ясна, но здесь определённо есть она!

 

(сноска##:

* - «Принца датского»,

** -  «Ромео и Джульетты»,

***-  «Отелло».

 ##конец сноски).

 

Короче говоря, парень не отказался от идеи побеседовать с певицей из душа, однако, чтобы сделать первый шаг в нужном направлении, ему требовался своего рода аутотренинг, толчок. А то, что таким толчком послужил Гамлет - чистое совпадение. По хорошему, конечно, тут больше к месту пришлись бы стихи Владимира Владимировича (который Маяковский) о том, что если звёзды зажигают, то это кому-то нужно. То бишь: у всякого явления имеются свои причины, его породившие. Но Маяковский не вспомнился.

Впрочем, ладно, оставим лирику поэтам.

Лёха сделал глубокий вдох. Медленно выдохнул. Выждал небольшую паузу. Затем повторил ряд процедур по привлечению к себе внимания хозяйки квартиры. Сперва вежливо позвонил в звонок. Потом настойчиво постучал. Напоследок прокричал в щель между приоткрытой дверью и косяком:

– Эге-гей, есть кто дома?!

И на сей раз Шакира, кажется, его услыхала! По крайней мере, песня её оборвалась, шум воды стих, что-то слегка скрипнуло, грохнуло, грюкнуло, и в прихожей раздались звуковые колебания весьма похожие на быстрые, но в то же время крадущиеся шаги.

«Ага! Выскочила из ванной! Идёт сюда!» - догадался непрошеный гость. – «Подошла. Однако отворять не спешит - осторожничает. Даже на голосовой контакт не идёт».

Алексей представил себя со стороны. Поморщился.

«Нужно поскорее её успокоить».

Он отступил на шаг назад, чтобы незнакомка могла получше разглядеть его через глазок. Стянул с башки нелепый для текущей локации шлем. Остальной варварский прикид, к сожалению, не сбросить, иначе будет только хуже. Зато можно поднять вверх безоружные руки. И улыбнуться.

«В принципе-то дверь не заперта. Но не врываться же силой?»

В квартире послышалась какая-то трудно идентифицируемая на слух возня.

«Надеюсь, барышня там не ружьё заряжает», - усмехнулся про себя Алексей. Потом прикинул, какую долю правды может содержать его шутка, и поспешно произнёс:

- Здравствуйте! Извините за  вторжен…

Договорить он не успел, так как дверь резко распахнулась и…у него пропал дар речи.

Чего угодно Алексей мог ожидать, но только не этого.

- Уф, - сдавленно выдохнул он, рассматривая даму. Затем икнул. Два раза.

Во-первых, девушка мало чем походила на латиноамериканскую поп-звезду. Разве что небольшим ростом и длинной гривой осветлённых волос.

Во-вторых, возня, предшествовавшая появлению сеньориты, связана была не с разглядыванием посетителя в глазок, а с приведением в порядок собственной внешности. Ну, если, конечно, так можно назвать процесс облачения в эротичный костюм - такой рыжий в черные пятнышки, обтягивающий ладную фигурку, плюс соответствующего окраса ободок с ушками и сапоги-ботфорты на высоченных каблуках. Потому как вряд ли леди в таком виде совершала водные процедуры.

В-третьих, удивила реакция женщины-кошки. Уж неизвестно, для кого она так вырядилась, но её, казалось, ничуть не смутило то, что за порогом нарисовался совсем другой человек. Технически даже эльф. Она улыбалась ему, как родному.

«Хм, или она, прости господи, всех при таком параде встречает?» -  подумал Лёха, с трудом отводя взор от завораживающего декольте. А ещё он подумал, что перед ним редкая счастливица, которой действительно идут леопардовые лосины.

«Куда я, блин попал?»

В-четвёртых, она была программой. Хотя тут ничего удивительного, подобное предполагалось с большей долей вероятности, нежели девушка-игрок. Но, к счастью, персонажем не таким неигровым, как те ущербные, что остались во дворе. А очень даже игровой циферкой.



Владимир Кучеренко

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться