Трудно быть некромантом

Глава 1

Я, сложив ноги в позу «лотоса» и закрыв глаза, сидела на камне. Дискомфорта мне такое положение не доставляло: и холод каменной глыбы подо мной, и мертвая тишина вокруг, и согнутые под немыслимым углом ноги – все это воспринималось как должное. Сидела так я уже довольно долго, иногда мерно раскачивалась из стороны в сторону и тихо напевала под нос незамысловатые мотивы. Внезапный порыв ветра закружил мои распущенные волосы и бросил их в лицо.

-Славка! Хорош медитировать, простудишься! – неожиданно раздался прямо над моим ухом до боли родной голос.

От неожиданности я дернулась, потеряла равновесие и свалилась с надгробной плиты, хорошенько стукнувшись затылком. Распутала ноги и села, потирая ушибленные места.

-Теряешь хватку, - продолжали ехидничать у меня над ухом, - а сгруппироваться, сделать перекат и мгновенно вскочить на ноги? Чему вас там вообще на этом айкидо учат?

Я, наконец, догадалась открыть глаза и наткнулась на смеющийся золотисто-карий взгляд. Подруга чинно восседала на том месте, откуда я только что упала. Её каштановые волосы развевались на ветру, красиво переливаясь золотым, когда на них попадали солнечные зайчики.

-Ну ты чего, язык проглотила? – девушка собиралась ткнуть в меня пальцем, но в последний момент отдернула руку, чтобы опустить подол белой ночной рубашки, который от очередного порыва ветра взлетел, почти полностью оголив ее стройные ноги.

-Зато тебе, я вижу, по-прежнему, палец в рот не клади, - пробормотала я, запуская пальцы в волосы и массируя затылок. Знатно приложилась, однако, - сгинь, глюк!

-И вовсе я не глюк! – обиделась Ирка, - ты что, не рада меня видеть? Целый месяц не заходила. А я ждала, между прочим! Знаешь, как тут скучно?

-Какого черта тогда тут торчишь? Шлёпала бы туда…

Куда именно «туда», я представляла себе довольно смутно, а потому замялась и внимательно осмотрела подругу. Она совсем не изменилась: те же милые веснушки, озорная улыбка и вечная бестактность вкупе с небольшой долей нахальства. Вот только сейчас середина апреля. Мне слегка прохладно в своей кожаной куртке и джинсах. А она вон – босая и в одной тонкой ночнушке. И колышущиеся ветви деревьев иногда сквозь нее проскальзывают, а так – словно живая.

-Куда это? – окрысилась она, взмывая в воздух и приземляясь рядом со мной, - я уже все кладбище облазила, а дальше стен пройти не могу. Знаешь, как это сложно: вот так очнуться с осознанием того, что ты, вообще-то, умерла, но как бы живая? Причем только наполовину, - девушка съежилась и обхватила руками голые плечи.

Ну да, а о том каково быть напуганной подругой, которой уже вот как месяц нет в живых, думать не нужно – это так, маленький пустячок, надо полагать. Но вслух я этого говорить не стала. Просто погладила ее по волосам. Попыталась погладить. Ощутила ладонью какой-то странный холод и отдернула руку. Ирка невесело усмехнулась, а потом вдруг серьезно сказала:

- Знаешь, что-то в тебе изменилось, Слав. Глаза. Слишком… красивые? Завораживающие. И еще что-то. Я не понимаю, что именно, но ощущаю это всей... - она замялась, - душой, наверное. У меня же только душа и осталась.

Пока я осмысливала эту странную реплику, девушка уже сменила тему разговора. Мы проболтали до темноты. В какой-то момент я ощутила, что продрогла до костей, потом только осознала, что уже довольно поздно и пора бы идти домой. Пообещала Ирке прийти снова, как только смогу, и купить новый детектив Александровой, который уже вышел в продажу.

Сторож наградил меня выразительным взглядом, но промолчал. Я отошла шагов на двести от кладбища, и только тогда смогла вздохнуть полной грудью. Неуютно мне там. Иногда голоса слышатся; кажется, что кто-то пристально смотрит. После того, как на похоронах чуть в обморок не грохнулась, чего со мной отродясь не бывало, я боялась сюда приходить. Каждый раз, как только в поле зрения появлялась кладбищенская ограда, какое-то непонятное чувство тянуло меня назад, а по спине липкими холодными змейками струился пот.

Но вот сегодня все же соизволила дойти, и только боги знают, чего мне стоило не сбежать на подходе. Лишь возле Иркиной могилы отпустило, а на обратном пути все повторилось с новой силой. А еще я жутко боялась, что из могил полезут духи остальных обитателей кладбища и шарахалась от каждого звука. Слава богу, все обошлось. И почему это ноги подкашиваются, а? Я тряхнула волосами, собрала их в хвост и неспешно поплелась в сторону города.

Большой и уютный дом, в котором я жила последние полгода, находился в паре часов спокойной ходьбы отсюда. Я поправила на плече рюкзак и слегка ускорилась. И никто не звонил даже, хотя я после универа домой не заходила. Я выудила из недр рюкзака мобильник, вспомнив, что забыла снять его с беззвучного режима. Пять пропущенных от Вики и двадцать пять от Криса. Настрочила Крису смс, что скоро буду и отключила телефон. Переживает? Ничего, переживет. Я тоже сейчас не в лучшем состоянии.

Я дошла до первых домиков и теперь петляла по узким улочкам, стремясь сократить путь и не пугать поздних прохожих выражением лица. Лицо у меня такое было в силу того, что я усердно размышляла о жизни в целом и своем психическом здоровье в частности.

Это что же получается? Я сошла с ума или все-таки нет? Ох, надеюсь, что нет. А то как-то не особо хочется встречаться с улыбчивыми дядями-тетями в белых халатах. Так, без паники! Истерику будем устраивать, когда дойдем до дома. Или мне ее будут устраивать. Главное, взять себя в руки и хорошенько подумать.



ved'ma

Отредактировано: 21.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться