Трудности перевода

Размер шрифта: - +

Трудности перевода

Кресло приняло тело, мягко, точно облако. Коммуникатор-переводчик должен быть полностью расслаблен, и никакие раздражители не должны отвлекать его от серьёзного и важного дела, которое ему предстоит. Кольнуло холодом. По вискам, по щекам, к самым глазам словно поползли маленькие тоненькие змейки. Под кожу головы скользнули тонкие проводки системного блока, прикреплённого к спинке кресла. Небольшое устройство подключалось к мозгу человека и позволяло погрузиться во внутренние миры сотен и сотен людей, через их же вживленные в мозг нейрокарты.

Как же далеко шагнула наука! Теперь каждый человек стал кем-то вроде демиурга, творящего реальность по своему желанию и представлению. Именно таким образом, как казалось нашим предкам, можно будет устранить постоянную фрустрацию и депривации, а значит, и поводы к многочисленным конфликтам и страданиям. Это было бы в идеале, если бы человек не был бы человеком. Ибо, потом оказалось, что человек всегда жаждет большего. получив то. к чему стремился. А сами люди стали слишком уж индивидуальными. Каждый стал считать себя центром мироздания, и, в лучшем случае, на окружающих смотрел как на досадные помехи в его жизни и миропонимании. Среди людей росла замкнутость и отчуждение. Однако, за голову схватились только тогда, когда стало понятно, что ещё немного, и человеческое общество разлетится, потонет в пучине хаоса и разобщённости. Именно тогда и появилась необходимость в коммуникаторах-переводчиках, способных наводить мосты взаимопонимания между людьми.

В океане образов, среди обрывков картин, переплетающихся в причудливый постоянно меняющийся узор, среди тысяч и тысяч звуков, соединяющихся в нестройный, журчащий хор, Коммуникатор отыскал тонкие нотки разлада и напряжения.

Спорили молодой человек и девушка:

- Ты меня совсем не любишь и не понимаешь!

- Кто бы говорил! Ты даже меня не слышишь!

- Тут и без слов всё ясно! Ты считаешь меня идиотом! Всё тебе не то и не так! Только и орёшь на меня в последнее время!

Коммуникатора резануло холодом боли и непонимания, нарастающего отчаяния и отчуждения. Что там не так?

Похоже, стоит вопрос о женитьбе...

- Ты мне вздохнуть не даёшь!

- О, прекрасно, ты захотел свободы? Твой долбаный проект и грёбаный литературный блог важнее меня?

- Я люблю свою работу! И она приносит деньги!

- Ну и трахайся, тогда, со своей работой!

Э-эй! Ребята! Ну-ка тон сбавьте! Молодой человек? Иван, правильно? Прекрасно! Послушайте, Иван, ваша девушка ни в коей мере не хочет лишать вас ни вашей мечты, ни уж тем более, средств к существованию! Но, посмотрите внимательнее! Вслушайтесь в её голос! Она любит вас, и очень, панически, боится, что вы её бросите...

- И именно поэтому она называет мой проект дерьмовым! Да, конечно!

И вы уверены, что она действительно так считает? Я вам скажу, вашими стихами и статьями она искренне восхищается. Сейчас в ней кричит панический ужас остаться одной. Ужас перед болью, которую может причинить расставание. Она очень любит вас, и если вы расстанетесь...ей придётся очень сложно. Её психика просто не выдержит такого удара. Она очень хорошо, с самого детства, знает эту боль, эту безысходность, когда ты отчаянно нуждаешься в тёплых объятиях и поддержке, а тебя раз за разом отталкивают. Да и ваша психика, в общем-то тоже. Вы уверены, что без неё, вы сможете нормально жить, работать и творить? Только, отвечайте честно, я у вас обоих в голове, и мне вы не соврёте.

Вздох. Обжигающее отчаяние. Всепоглощающая нежность и любовь, которые, словно невинные прекрасные и юные девы, привязанные к столбу над сухим хворостом, в ужасе смотрят на факел в руках палача и отчаянно, немо умоляют о милосердии. Неосторожное движение - и хворост вспыхнет, захлестнув душу волной невыносимой боли. Боли, после которой останется лишь пепел, разочарование и равнодушная враждебность ко всему живому.

Анна, да?

- Да.

Это и вас касается. Вы - его муза и вдохновение. Он работает так напряжённо ради вас. Ради вашего счастья, ради того, чтобы вы им гордились. Вы - его первая и единственная любовь. И всё, что он делает - он делает ради вас. Если вы его оставите - вы его убьёте. Буквально. Да, он будет ходит, есть, пить, рубиться в игры, читать книги, даже по порносайтам иногда шариться...но это будет на автомате, по инерции. Это, знаете...как если вы выбьете табуретку испод ног висельника и его шея не сломается. Какое-то время, он будет дёргаться, извиваться. Но это он будет задыхаться...вы понимаете меня?

- Кажется, да, - тёплая волна умиления и нежности. Ощущение кома в горле, перехватывающей дыхание палитры чувств привязанности, жалости, сострадания, любви, - Но, я бы хотела, чтобы он чаще был со мной, а не со своим планшетом! Бог с ним, пусть пишет! И чем больше, тем лучше. Но мне без него тоже плохо!

Так же, как и ему без вас. Без вас, и без его рассказов и стихов. Но, помните, что без вас, у него не будет ничего. И он это прекрасно понимает. Я вижу это в нём и чувствую. И вижу, что и для вас он очень много значит. И даже больше...

- Но...я боюсь, что не смогу дать Ане того лучшего, чего она заслуживает!

- Ваань! Глупый, а я тебе на что! Я же тоже буду работать...

А, кстати, это идея! Анна, вы, кажется, всегда хотели рисовать?

- Да...а что?

А то, что и работать с Иваном вы можете вместе. Например, вы можете делать иллюстрации к его блогу, оформлять его...как вам такое?

- А, ведь, точно! Я даже об этом не задумывалась!

Вот! Вот вам и общее дело...

- Да, кстати. Ань, я помню ту лису, что ты нарисовала мне в подарок. Среди осеннего леса! И девушку с ней. Очень здорово. Правда, давай вместе будем сайт делать?

- Звучит круто. Попробуем!

Что ж, пробуйте. Если что, я рядом.



Василий Московский

Отредактировано: 23.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться