Трудный выбор. Радужная

Размер шрифта: - +

Глава 2. Утро

Глава 2. Утро

Родька вошел в мою комнату и, увидев мое заплаканное лицо, нахмурился.

— Что случилось, Рина?

— Вот. — Я достала кулон и показала Родьке.

— Он шевелится, и я его боюсь, а еще он изменился.

— Он и должен был измениться, ведь он подстраивается под тебя. Тебе, что папа об этом не сказал?

Нет, если бы он мне сказал, что он на мне начнет изменяться, я бы его никогда в жизни не надела. Ты же знаешь.

— Знаю, Ринушка. Ну откуда в тебе эта дурацкая фобия? Ничего в этой жизни не боишься, куда мы с тобой только не лазили и где только не шарахались, от хулиганов отбивалась молча, а увидев паука, даже нарисованного падаешь в обморок. Не реви все будет хорошо. Поверь мне. Ты же всегда мне верила?

Я кивнула.

— Ну вот и сейчас поверь.

— А ты мне свой покажешь?

— Ну вот, узнаю свою любопытную Ринку-картинку, конечно покажу, у меня от тебя никогда секретов не было, — и с этими словами брат достал из- за пазухи свой кулон. Цепочка было толще и мощнее, как и положено мужской, а кулон был в виде маленького дракончика с изумрудными глазками и весь усыпанный алмазной крошкой, казалось, что дракончик покрыт чешуей. У дракончика были черные лапы, красный гребень и красная вязь на боку.

— Какой красивый, — протянула я нараспев, — Ну вот так всегда, тебе дракона, а мне паука.

— Ну, так я же большой и страшный дракон, а ты маленький серенький паучок, — тепло сказал Родька, обнимая меня и прижимая к себе.

Брат всегда пытался избавить меня от арахнофобии, и периодически называл меня маленьким сереньким паучком. Я не обижалась, я не могла на него обижаться. Но позволяла так себя называть только ему

Этот день начался не совсем обычно. Обычно в день нашего рождения, нас будил веселый щебет бабушки Мари. Сегодня они тоже должны были прилететь, но их почему-то не было. Вообще во сколько они прилетали, и кто их встречал, я до сих пор не знала. Просто в день их приезда утром бабушка и дедушка всегда были уже дома, к тому моменту, когда мы просыпались. А сегодня папа взволнованно ходил по комнате и что-то говорил маме, когда я туда зашла.

— А бабушки с дедушкой не будет? Что-то случилось?

— Не знаю. Они давно уже должны были прибыть.

— Может самолет задержался? Ты звонил в аэропорт?

Бабушка Таня, мамина мама, многозначительно хмыкнула. Мама улыбнулась, папа промолчал.

— Я ничего не поняла. Вы что-то не договариваете. Где Мари и Шираз?

— Я надеюсь, что все хорошо, — ответил папа. — не волнуйся, а лучше иди собирайся, знаю я вас женщин, пока соберешься и пора уже будет ехать в ресторан.

— К сожалению, не все хорошо, — услышали мы голос бабушки Мари. Она зашла в комнату, — Шираз не придет. У нас большие проблемы и кажется больше ждать нет времени.

Надо сказать, что бабушка Мари, как и дед Шираз были очень красивы. Выглядели не старше мамы с папой. Оба черные, высокие, статные. У Мари была великолепная фигура. Одета всегда с иголочки. Сегодня на ней было длинное в пол темно синее под цвет глаз платье, тщательно уложенные в сложную прическу волосы, в которых поблескивала диадема с черными бриллиантами, такие же бриллианты были на шее и в сережках, свисавших до плеч.

— Здравствуй, ба. Ты как всегда шикарна — поздоровалась я с ней по привычке на французском. — Ты откуда взялась? Когда прилетела? Что самолет задержали?

Мари вопросительно посмотрела на папу. Тот отрицательно покачал головой. Бабушка Таня отвернулась к окну, мама вздохнула.

— Что здесь происходит? — это уже Родька, — о привет, ба, отпадно выглядишь. А где дед? Дела или проблемы? И чего все такие кислые? У нас праздник или где?

Родька выпалил все на одном дыхании.

— Праздник, сегодня праздник, дела и проблемы подождут до завтра, деда не будет, встретитесь с ним позже ну и наконец, здравствуйте, мои дорогие, я по вам соскучилась.

Мари подошла к нам, обняла и поцеловала, сначала меня, потом Родьку.

— Здравствуй, Таня, здравствуй сын, здравствуй, Люси. Как хорошо, что хоть у вас все по-старому.

—Алекс, ты артефакты на детей надел?

— Да.

— Давно?

— Утром, вас же не было, а ждать уже было нельзя, сама знаешь, время.

— Сколько времени прошло?

— Часа два.

Мари подошла к ничего непонимающим в этом диалоге нам с Родькой и попросила.

— Покажите.

Родион достал свой. Дракончик его почти не изменился, только спрятал морду под крыло, как будто спал.

— Ну вот, я так и знала, — огорченно сказала Мари, — красные и тут отметились.

— Да ладно, мам. Сильная новая кровь уже давно нужна была нашему роду. А потом, ты же знаешь, его место в другом клане. Зато посмотри какие орлы.

Папа с любовью посмотрел на нас.

— Ну, предположим, не орлы, а драконы… А, что у нас с Ринушкой?

Мари подошла ко мне и сама, потянув за цепочку, достала кулон.

— Ты все-таки одел этот?

—А у нас есть выбор?

— Выбор есть всегда. — отрезала Мари, разглядывая моего паука. Он стал весь, как будто бы покрыт хрустальной крошкой вперемежку с черными и золотыми крапинками.

— Нет, так дело не пойдет, у девочки должен быть выбор, она не виновата, в провинностях предков, тем более этот ее страх и ненависть к паукам, — с этими словами Мари достала откуда-то ещё одну цепочку с кулоном. Этот кулон был в виде маленького дракончика.

— Надевай, Рина, а там посмотрим чья возьмет.

Я надела и второй кулон.



Лариса Великанова

Отредактировано: 21.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться