Трудовые Будни Великого Героя

Размер шрифта: - +

УЧЁНЫЕ ВОИНЫ

Результаты моего «анализа» пахли не слишком хорошо. Отплевавшись и сполоснув рот, я окончательно вернулся в реальность. В голове, несмотря ни на что, было чисто и опрятно: мысли по полочкам, идеи в стойлах и не скачут по лужайке, затмевая белый свет.

Я приводил себя в порядок, а голова строила планы: «Провести встречу с Советом и Лигой; узнать, в чём задача у Фантика; потренироваться с новым мечом; доехать до Кардагана и встретиться с Филином; послушать его и принять решение о поездке к оркам; в случае необходимости внести коррективы».

От размышлений меня отвлёк выбор: передо мной лежали два меча, каждый из которых был ценен и по-своему удобен. Но ходить с двумя ножнами — это ещё тот спектакль.

— Оставишь один — снова украдут. Или обидится, как орк с ульем, — сказал я вслух. — Оставишь другой — не начнёшь привыкать к оружию и обязательно совершишь ошибку с непривычки. И как быть?

Ответить было некому: Роше ушёл по своим делам. Предварительно он сказал, что Фантик ждёт в любое время, а Совет желал поторопиться, чтобы сжечь тушу. Сам же орк решил никуда не идти.

— Мне нужно прийти в себя — частые предсказания оказались тяжёлой штукой. Может, поэтому шаманы предпочитают жрать мухоморы? Чтобы не обращать внимание на усталость при пищевом отравлении?

Он оставил меня в глубоких раздумьях о мухоморах и мечах. Орочья настойка помогла сохранить рассудок, но есть я не смогу дня два. По крайней мере, так кажется.

В итоге я выбрал древний меч, а новый вложил в оружейный шкаф. Прихватил самопишущее перо, набросил на плечи тёплый плащ и покинул квартиру. На лестнице отсалютовал госпоже Брид и лорду Булле, которые обсуждали цены на луковицы тюльпанов.

— Жаль, что новые сорта можно добыть лишь контрабандой!

— Действительно, печально. Но мне кажется, мой племянник — тот, что с рыжей бородой — сможет нам помочь уже к началу весны.

Они притихли, когда я проходил мимо, но мне было слишком любопытно, чтобы не подслушать. Буду знать, чем подкупать соседей, кроме как едой.

На улице меня ждал тусклый рассеянный свет, лёгкий морозец и свежий слой лёгкого пушистого снега, который поднимался вверх при каждом шаге. Дорога заняла двадцать минут, и я перестал ощущать холод к тому моменту, когда подошёл к Совету.

Городской Совет, а точнее, одно из вспомогательных зданий, находился в небольшом тупичке, в который выходили узенькие, сейчас засыпанные снегом, балконы. Раньше улица была сквозной, но два здания объединили, увеличив количество кабинетов. Да и подвальные помещения расширили.

Именно в подвалы меня и отвёл один из служащих, после того как я постучался в зелёную, с решёткой на окне дверь. Меня попросили оставить плащ и шляпу, позволили отряхнуть сапоги и повели узким коридором к цели визита. По левую руку оставались кабинетики, в которых копошились клерки, бухгалтера и прочие мелкие бюрократы. Справа периодически появлялись ниши, в которых дежурили стражники с дубинами. Судя по сонным и усталым рожам, смена ещё не пришла.

Подвал для хранения тела exitus’а был выбран по нескольким причинам: помещение было холодным, и я даже пожалел, что позволил забрать плащ; в нём было много места и, помимо накрытого мешковиной тела, здесь располагались ящики, слесарные инструменты, мешки с известью и прочим строительно-бытовым хламом; и, в конце концов, здесь был широкий вход, который использовался для погрузки-разгрузки.

Именно через него сейчас заходила небольшая группа людей: двое представителей Городского Совета и трое из Гильдии Исследователей. Они тихо переговаривались, вежливо кивая друг другу и делая вид, что никаких претензий друг к другу не имеют. Но проскальзывающие шипящие нотки выдавали конфликт с головой.

Лига хоть и была независимой организацией, но снискала благосклонное отношение сильных мира сего. Что вызывало трепет и у народа попроще: если короли ценят — вроде как и нам положено, верно? Но по факту, не везде Исследователей любили и уважали, ведь они делали самую ужасную вещь в мире — задавали вопросы.

Сумрак подвала разгоняли алхимические лампы — развлечение дорогое, но безопасное. После пожара в Травиане никто не хотел лишний раз рисковать. Тем более, наши алхимики перестали клепать только боевую магию и наконец разобрались с освещением. Теперь они втридорога продавали светящуюся смесь всем странам и народностям. Родным властям иногда тоже перепадало.

Сейчас фонари были сконцентрированы вокруг накрытого тела, образуя ровное пятно света. В нём были чётко видны очертания гигантской подземной ящерицы, и бледный хвост выглядывал из-под покрывала.

С противоположной стороны от меня в зону света вошла пятёрка людей: представители Совета в тёмно-красных полушубках и в меховых шляпах, на груди поблескивали броши с гербом Перевала; Лига же одела своих посланников в тёмно-синие одежды с вышитым гербом — книга, лупа и грифон на щите. Знание, дотошность, отвага.

Двое исследователей были молодыми и, судя по книгам, линейкам и прочим инструментам, стояли на самой начальной ступени в Лиге. Во главе же группы оказался подтянутый мужчина с обманчиво мягкими движениями, с высоким, слегка морщинистым лбом и собранными в хвост волосами. Он отрастил аккуратные бородку и усы, но даже с ними в нём легко узнавался мой наставник. И именно на него вежливо шипел седой представитель Совета, когда я вышел вперёд, чтобы обратить на себя внимание:



Юрий Окунев

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться