Туда, где ты

Глава 3. Снимая маски

Всё, это конец. Мне кажется, что каждый пассажир в поезде смотрит на меня, зная, что я предательница. Все они чувствуют, кто я такая и лишь ждут удобного случая, чтобы схватить меня. Сердце бьётся как сумасшедшее, а горло жжет от кома, который никак не желает пропадать.

Страны Кербелия и Легурия - враги, любое, даже самое малое подозрение в том, что ты симпатизируешь Кербелии и её жителям, карается смертным приговором. Никто не посмотрит даже на то, что я женщина. И дело тут не в том, что мы - слабый пол.

На Арканууме женщин всегда было лишь двадцать процентов от всего населения. Ученые давно доказали, что у нас более сложный набор хромосом, а потому нас так мало. Наука может дать рациональное объяснение всему, лишь бы люди не стали задумываться о божественном. На Арканууме запрещено верить во что-то кроме Верховного правителя.

Я не подвергаю сомнению эту научную истину, кто я такая, чтобы спорить с профессорами, но почему-то мне кажется, что дело совсем в другом.

От родителей я слышал легенды о мудрецах, которые живут где-то в горах и могут рассказать об устройстве мира, но как по мне, это больше похоже на сказки. Если боги и существуют, то они не обращают свой взор на Аркануум.

Я на столько глубоко проваливаюсь в свои мысли, что не сразу обращаю внимание на мужчину, склонившегося надо мной. Мой бешеный взгляд заставляет его лицо и тон смягчиться:

- Дея, мы прибываем на конечную, просто хотел предупредить, чтобы Вы не уехали в депо.

Разумеется, да. Я-то подумала он прочитал мои мысли и уже хочет сдать стражам закона. Хватаю свои вещи и отвечаю что-то невпопад, продвигаясь бочком в сторону выхода.

Дея и Зор, по преданию, были основателями Аркануума, первой парой и первыми правителями. Многие тысячи лет назад они основали две столицы: Легурию, что в переводе с древнего означает «мир», и Кербелию, переводящуюся как «надежда». Что бы там ни хотели донести до нас предки, но ни мира, ни надежды на Арканууме никогда не было. В веках остались лишь их имена, ставшие уважительным обращением к мужчине и женщине.

Незнакомец продолжает наблюдать за мной с вежливой улыбкой, и я махаю ему рукой, прежде чем покинуть поезд. Тут же чертыхаюсь, потому что надо вести себя как обычно, а я делаю что угодно кроме этого.

Мужчины никогда не упускают возможности познакомиться и позаботиться о женщине. Нас так критически мало, что нам сходят с рук любые капризы и странности.

Женщины на Арканууме часто имеют за плечами по несколько браков, потому что продолжительность жизни мужчин не слишком велика. Я не выхожу замуж именно по этой причине.

Война унесла жизни моих родителей и это далось мне слишком непросто. Очень тяжело было выстроить свою жизнь одной, но больше вечного одиночества я боялась только того, что вновь потеряю того, кого буду любить. А в Легурии не стояло вопроса «если», было лишь «когда».

В больнице я стараюсь вести себя как обычно и даже смотрюсь в зеркало, чтобы проверить масштабы катастрофы. Так и есть – бледна излишне даже для самой себя. Матовый тон кожи усугубляется тёмными непослушными волосами, оставляя ярким пятном на лице лишь зелёные глаза. Бескровные губы подрагивают и я удивляюсь, как могу казаться привлекательной хоть кому-нибудь. Хотя, наверное дело в том, что женщины столь редки, что любая будет красавицей на Арканууме.

Дверь распахивается и снова вздрагиваю. Видимо, нужно сделать себе укол успокоительного, иначе так и буду дергаться от каждого шороха. Но это всего лишь Джена. Они с Кати меняются в госпитале каждый день, чтобы не «перенапрячься». Им сходит это с рук, как и всё остальное. Мы женщины, а значит, нам можно всё.

- Эления, там пациенты уже просыпаются, я жутко не выспалась и мне нужна чашка коле, подменишь меня? – Джена картинно вздыхает и опускается на стул. Она действительно красива, имея правильные черты лица и белокурые волосы. Она не замужем лишь потому, что рассчитывает выйти за одного из генералов, и на самом деле, у неё есть все шансы на это.

- Не называй меня так, я уже говорила тебе это много раз. – отзываюсь я.

- Да, прости, Эль. Почему тебе не нравится «Эления»? По-моему оно звучит на много более литературно и так.. загадочно, что ли. Мужчинам это нравится.

- Пей коле и я жду тебя в реабилитационной, мне всё равно нужна твоя помощь, не смогу обойти всех пациентов. – отвечаю я, игнорируя её вопрос про имя. Не люблю эту тему.

- Хорошо, босс. – усмехается она, кидая ложку коричневого порошка в чашку. Коле мы называем порошок, растворяющийся в воде и поднимающий уровень бодрости. Сомневаюсь, что у кисловато-сладкого вкуса есть что-то общее с тем напитком, которым наслаждались наши предки. Скорее всего, мы просто решили оставить это романтическое название. – Позови меня, когда придёт очередь генерала, я помогу тебе с ним. Одну меня не пустили в его палату, говорят, что допуск есть только у тебя.

- Ты поэтому пришла пораньше? – внезапно догадываюсь я.

Обычно Джену не было видно в госпитале раньше полудня, а сегодня она пришла раньше меня. Удивительно, что мне сразу не показалось это подозрительным. Хотя, причина рассеянности у меня имеется.

- Нуу.. – тянет девушка слегка краснея, - Кати рассказала мне о новом пациенте, вот мне и стало интересно..

Интересно, подойдет ли он на роль твоего мужа, ну разумеется. Конечно, я могла бы сказать ей, что рассчитывать на это не стоит, потому что генерал Ило Штайге уже имеет семью, но это значило бы подписать себе смертный приговор. А потому я только киваю и отправляюсь на своей ежедневный обход.



Слава Соло

Отредактировано: 08.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться