Туда, где ты

Глава 4. Странные чувства

- Вчера я слышал выстрел.

Сегодня Кати и Джена выходные и мне не кого переместить свою обязанность по заботе о генерале Ило Штайге.

- Что это было? – вновь подает он голос, пока я меняю повязки на его груди.

Мы находимся так близко друг к другу, что я чувствую его дыхание на своей щеке. Обычно я не обращаю внимание на такие вещи, за годы практики в госпитале я видела мужчин в самых разных состояниях и позициях. Вот только с Ило всё по-другому. Может я избегала его не только из-за медальона с портретом, но и потому, что близость к нему вызывает у меня жар во всём во теле.

- Убили одного из медбратьев. – сообщаю я будничным тоном.

Вчера я провела остаток для как в тумане. Я ежедневно становлюсь свидетелем множества смертей, но вчерашняя отличалась от того, что я видела прежде. Обычно в госпитале Вантарэ борются за жизнь, а не хладнокровно отнимают её.

Для Штайге эта новость должна бы быть обыденной, но он внезапно произносит:

- Соболезную.

От неожиданности я застываю, так и оставив одну руку на его груди. Во взгляде карих глаз я читаю простое человеческое сочувствие, столь внезапное для приближенного Верховного правителя.

- Я не знала его, - отвечаю я, приходя в себя и возвращаясь к тюбику с регенеративной мазью. – Просто это было..

- Чудовищно?

И снова он шокирует меня до остолбенения.

- Это какая-то проверка, генерал? – подозрительно спрашиваю я.

- Почему Вы так решили?

- Потому что решения правителя не обсуждаются и я могу последовать за тем незнакомым мужчиной, ответь я на Ваш вопрос положительно.

Мы изучающе смотрим друг на друга и я замечаю в его радужке маленькие желтые пятна вокруг зрачка, они напоминают мне солнечные блики, окутывающие теплом.

Такие разговоры приводят либо ко взаимному доверию, либо навсегда закрывают людей друг от друга. И Ило выбирает первый вариант, ломая лёд между нами:

- Я не считаю, что действия другого человека не должны подергаться критике, кем бы он ни был.

Вот это да. Он сильно рискует говоря мне такое, поэтому я решаю тоже быть с ним честной:

- Я считаю произошедшее ужаснейшей несправедливостью. В руках того человека не было оружия, он только хотел показать какие-то бумаги.

- Вы не смогли рассмотреть, что было на этих листах? – его голосе сквозит неприкрытый интерес.

- Какие-то чертежи и текст, написанный от руки. Это всё, что мне удалось рассмотреть.

Он погружается в раздумья, а я продолжаю перебинтовывать его, иногда задевая подушечками пальцев его тёплую кожу на груди. Уверяю себя, что это происходит случайно. Наверное, так случается всегда, просто прикосновения к другим людям не вызывают во мне таких чувств и не врезаются в память.

- У Вас очень нежные руки.
Боже, краска заливает моё лицо от того, как интимно это звучит. Делаю вид, что не слышала его слов, но пятна на лице выдают меня с потрохами. Он начинает смеяться:

- Простите, если смутил Вас, дея Мори, я думал Вам это уже говорили.

Говорили. Но меня это никогда не трогало.

- Ваше лицо кажется мне неуловимо знакомым.

- Прошу Вас, - я встречаюсь глазами с его и в животе что-то переворачивается. Я хочу, чтобы он прекратил говорить со мной так и одновременно жажду, чтобы он продолжил.

- Эль, - произносит он задумчиво, игнорируя мой молящий тон. – Как звучит Ваше полное имя?

- Эления.

- «Знающая Бога», - уважительно кивает он, - это очень красивое имя. Почему Вы не хотите, чтобы Вас называли так?

- Потому что на Арканууме богов нет.

Он очень красивый. Я сдаюсь, понимая, что больше не могу прятать эту мысль в своём сознании. Коротко остриженные, тёмные густые волосы, умное лицо, которое могло бы принадлежать каком-нибудь ученому, он совсем не похож на военного, только если мощным телосложением. Ему около тридцати лет, но в карих глазах читается опыт человека много старше. Ещё бы. Он был в самом эпицентре войны и видел такое от чего волосы дыбом встают. Я знаю, потому что и сама видела всё это здесь, в госпитале.

- Вы почти здоровы, - констатирую я, поднимаясь с его кровати, - доктор Вольт придёт проведать Вас вечером, но уверена, что скажет то же самое, что и я.

- Останьтесь ещё не надолго.

- Я не могу, - он его просьбы кружится голова, но мне нужно держаться от него подальше. Помимо того, что он генерал, есть ещё портрет, о которой я не могу спросить, не раскрыв свою кражу. – Меня ждут другие пациенты.

- Что ж, тогда я буду ждать Вас завтра.

Я поджимаю губы, избегая смотреть в его глаза. Проклятие, да что со мной творится такое?

Плотно закрываю белую дверь его палаты и тяжело приваливаюсь к дверному косяку. У меня, видимо, рассудок помутился от всех этих событий.

- Старшая сестра Мори, пройдите в кабинет к главному врачу.

Громкоговорителю приходится несколько раз повторить приказ, прежде чем я сдвигаюсь с места.

Какого черта Эмину нужно от меня? Он ведь не идиот и понимает, что после вчерашнего между нами могут сохранится только холодные профессиональные отношения.

Сегодня в госпитале привычная суматоха и я умело лавирую между потоками персонала, бегающего в разных направлениях со склянками и медицинскими принадлежностями. Ничто не напоминает о том, что произошло вчера и мне приходит на ум, не привиделось ли мне всё это?

Дверь в конце коридора приоткрыта и я вижу фигуру Эмина, склонившегося над бумагами в привычной позе. Забавно как всего один поступок может полностью изменить отношение к человеку. Я больше не чувствую к нему ровным счетом ничего.



Слава Соло

Отредактировано: 08.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться