Туманная радуга. Том 1

Самый счастливый день

Вероника так боялась опоздать, что проснулась раньше будильника и из дома тоже на всякий случай вышла заранее. Но ждать Тимура ей не пришлось — выйдя из автобуса, она сразу заметила его фигуру на противоположной стороне дороги. Он стоял к ней спиной, положив руки в карманы куртки. Прежде чем переходить дорогу, Вероника сделала дыхательную гимнастику по Риткиному методу. Нужно было успокоить сердцебиение, чтобы не начать потеть из-за волнения и не явиться в школу взмыленной, как лошадь. К счастью, гимнастика подействовала, и девушка перестала паниковать. Перейдя дорогу, она робко приблизилась к Тимуру. При виде нее он заметно оживился и, окинув оценивающим взглядом, взял ее за руку.

Веронике пришлось еще несколько раз незаметно делать дыхательную гимнастику, чтобы прийти в себя. Ей казалось, что она все еще спит, и что происходящее никак не может быть правдой. Только парочки ходят, держась вот так за руки. Означает ли это, что Тимур только что сделал ее своей девушкой? Или он просто прикалывается над ней, видя, как она сходит по нему с ума? Вопросы кружились в ее голове, как конфетти после взрыва хлопушки, но озвучить их она не решалась. Сам Тимур шел, периодически выходя вперед, чтобы помочь ей обойти лужи. Он вел себя, как настоящий джентльмен, но при этом иронично поглядывал на свою спутницу, чем еще больше сбивал ее с толку.

— Сегодня у нас по плану первая прогулка с Диего, — наконец прервал молчание он. — После школы идем ко мне.

В его словах не было ни тени вопросительной интонации. Как будто это было просто напоминание о событии, насчет которого они уже давно договорились. Но Вероника точно помнила, что никакого уговора не было. Они не назначали ни день, ни место, и уж тем более речь не шла о том, что они пойдут к нему в гости.

— К тебе домой? Я не пойду вот так сразу.

— Почему?

— Я боюсь, — честно призналась Вероника.

— Ты идешь не ко мне, а к Диего. Он собака. Разве ты боишься идти в гости к собаке? — Тимур развел руками, а затем достал свой телефон и показал девушке фотографию Диего, где тот сидел на задних лапах и улыбался в камеру. — Он кажется тебе опасным?

— Нет, но...

— Значит, договорились.

Вероника не нашлась что возразить, и решила согласиться. Все равно не обязательно заходить прямо к нему домой, можно просто подождать их с Диего на улице. Да и вряд ли Тимур зовет ее к себе с какой-то нехорошей целью. Он не такой. Он добрый, хороший и порядочный.

Они уже зашли на территорию школы, как со стороны парковки вдруг показался Селоустьев. Вероника машинально сжала руку Тимура. В ответ он тоже мягко стиснул ее ладонь, давая понять, что она в безопасности. Его самого эта встреча явно не тревожила. Он продолжал что-то ей рассказывать, никак не реагируя на Селоустьева. Вероника позавидовала такому спокойствию. Один вид психопата разом активизировал все ее внутренние сигналы тревоги. Внутри нее ревели сирены, приказывая бежать отсюда подальше. Она всеми силами пыталась не встречаться с безумцем глазами и вообще не обращать на него внимания, но все равно постоянно поглядывала в его сторону. Подсознательно, в целях безопасности ей нужно было держать Селоустьева в поле зрения. Поймав ее затравленный взгляд, тот нехорошо улыбнулся. Если бы кобра улыбалась перед тем, как совершить бросок, она бы наверняка делала это так же. Вдруг безумец замедлил ход, а затем и вовсе встал на месте. Он стоял, наблюдая за ней и Тимуром, сверля им спины, пока они не скрылись в дверях школы.

В раздевалке Тимур помог Веронике снять пальто, а когда она начала переобуваться, встал напротив и принялся изучающе на нее смотреть.

— Мне нравится твое платье. Придется нам с тобой сделать круг по школе. — Увидев замешательство на ее лице, он пояснил: — Мы должны сообщить общественности, что между нами все серьезно, ведь школа — это одна большая, дружная семья, где ни у кого нет секретов от других.

Вероника не стала спорить, она понимала, что глупо идти на попятную, когда ее мечты становятся явью. Она сама этого хотела, а, значит, должна встретить реакцию окружающих с гордо поднятой головой. Она написала подругам, чтобы не ждали ее в раздевалке, после чего Тимур повел ее на прогулку по первому этажу.

Скоро должен был хлынуть основной поток учеников, и Вероника начала паниковать. Она знала, что их пару сразу начнут обсуждать. От неприятных спазмов страха в животе она смогла избавиться, лишь оказавшись в пустующем коридоре правого крыла. Пока Тимур говорил, она украдкой его разглядывала. Обычно он ходил в школу в своих многочисленных спортивных штанах, но сегодня на нем были джинсы и простой черный джемпер. Это был тот самый случай из Риткиных монологов, когда простота вещей создавала стиль.

Его мужественная красота вкупе с неизменным ароматом превосходно подобранного парфюма заставила девушку позабыть о всех страхах, и уже через мгновение она заливисто смеялась над его очередной шуткой. Судя по всему, Тимур не врал, когда говорил, что ему нравится ее смех. Сначала он улыбался ей в ответ, а потом внезапно подхватил на руки.

— Ты совсем легкая, — сказал он и посмотрел ей в глаза.

Вероника сама не заметила, как ее правая рука обхватила его шею, и теперь ее лицо было совсем близко к нему. Ей хотелось улыбнуться, чтобы перестать смущаться его взгляда, но у нее ничего не вышло. В воздухе витало нечто странное. Она даже чувствовала его дыхание, пахнущее ментоловой жвачкой. Риткина сумка сползла с плеча и упала вниз. Его серые глаза гипнотизировали, сводили с ума, не давали ни малейшего шанса на сопротивление. Тимур прижал ее к себе и начал целовать.

Оказалось, что все книги врут. В них говорилось, что первый поцелуй дарит приятное и легкое ощущение парения в воздухе, невероятное счастье и трепет. Это было так, но почему-то они умалчивали, что взамен ты отдаешь свою душу. Вероника могла поклясться, что ощущает этот процесс на физическом уровне. Тимур был самым настоящим дьяволом, иначе как объяснить ту опьяняющую эйфорию, которую вызывал поцелуй с ним?



Ксения Бугрим

Отредактировано: 04.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться