Туманная радуга. Том 1

Испытание для Тимура

Ритка заметила, что племянница как-то чересчур быстро приходит в себя. Уж не угодила ли она в новый любовный капкан? Узнав, что девушка оживает на глазах благодаря сборнику задач по физике, тетка сначала не поверила в правдивость этой информации.

— Как так вышло, что физика вдруг стала помогать тебе в любовных делах? — спросила Ритка в субботу за завтраком. — Что-то мне не верится. Ты же всегда терпеть ее не могла?

— А я ее и сейчас не люблю, — ответила Вероника. — Там же ничего не понятно. Мне приходится все заучивать, иначе у меня не получается решить ни одной задачи. Я выписываю новые формулы и рисую их в своем воображении, как делала это раньше.

— Да, я помню про твою суперспособность. Тетка все помнит. Но как это связано с моим вопросом? Верон, ты меня пугаешь. Не сошла ли ты с ума на фоне стресса?

— Это сложно объяснить. Наверное, дело в том, что я затрачиваю кучу усилий даже на самые элементарные задания. А в этом сборнике задач для абитуриентов МГУ я вообще ничего не понимаю. И это просто прекрасно! После того, как позанимаюсь пару часов, мой мозг будто отключается. Я не думаю ни о чем плохом, не переживаю, у меня ровное настроение. Но самое главное — я очень устаю. Моя бессонница исчезла. После того, как Ханин... — Она сглотнула комок, образовавшийся в горле после упоминания Тимура, и продолжила: — В общем, после случившегося я не могла нормально спать. Тебе не рассказывала, чтобы лишний раз не тревожить. Я ведь знала, что рано или поздно все наладится. И вот оно наладилось. Благодаря физике, как это ни удивительно. Видимо, так науки влияют на гуманитариев.

— Гуманитарии не станут решать задачи для абитуриентов МГУ, — хмыкнула тетка. — Я тебе давно говорила, что никакой ты не гуманитарий.

— Я отлично пишу сочинения, у меня всегда были способности к иностранным языкам и еще я очень люблю книги. А физика всегда давалась мне тяжело, я до сих пор почти ничего в ней не понимаю. Кто я после этого? Будущий академик Сахаров что ли?

— Почему тебе не нравится физика, в этом еще нужно разобраться. Возможно, здесь кроется какая-то детская травма, о которой ты уже давно забыла. К примеру, когда-то учительница перед всем классом отчитала тебя за неверно решенную задачу. И все — здравствуй, боязнь цифр и расчетов. Подобные травмирующие детскую психику ситуации могут искажать твои сегодняшние представления о собственных предпочтениях и подавлять интерес к наукам. Но с этим мы как-нибудь разберемся, а пока я пойду позвоню сестре. Обрадую ее хорошей новостью.

Тетку уже было не переубедить. Она настолько уверилась в своей правоте, что Вероника и сама уже начала думать, что где-то глубоко в ней таится любовь к наукам. И если так, то это очень хорошо. По крайней мере, такая любовь не бывает несчастной.

 

***

Позднее Вероника встретилась с Витей, и они отправились в школу на субботнюю репетицию. В сумме оставалось еще три репетиции и один генеральный прогон перед началом концерта, который должен состояться в пятницу 25 декабря. Вероника видела, как нервничает Ирина Дмитриевна, и изо всех сил старалась ее не подвести. Единственным фактором, который мог бы повлиять на уровень выступления девушки, был Тимур. Вчера ему в очередной раз удалось лишить ее равновесия, но сегодня она снова ощущала внутреннюю уверенность. Больше она ему этого не позволит.

В актовом зале было шумно, и звучал девичий смех. Виной тому был, конечно, Тимур. Он сидел на своем троне и рассказывал разные шутки кучке девчонок, от чего те хохотали без умолку. До начала репетиции оставалось около десяти минут, и, поняв, что не может не вслушиваться в слова Тимура, Вероника решила призвать на помощь свой сборник задач. Только так она могла не реагировать на происходящее вокруг и не допускать появления неприятных мыслей в голове.

Витя же, напротив, с интересом наблюдал за происходящим на сцене. Он сидел в вальяжной позе, закинув ногу на ногу и положив локоть одной руки на спинку кресла. Другой рукой он постукивал себя по ноге в такт музыке, которая негромко играла из подсобки в актовом зале. Периферическим зрением Вероника фиксировала, что Витя не сводит глаз с Тимура. Как будто хочет, чтобы тот это заметил и, возможно, вступил в словесную перепалку. Но Тимур не обращал на него никакого внимания. Он был слишком увлечен беседой с хохочущими девчонками. Вероника порадовалась про себя, что с этим парнем ее больше ничего не связывает. Даже если ему будут принадлежать все женщины мира, ему все равно будет этого мало. Такие, как он, с радостью бы отправились покорять другие планеты в поисках новых женщин, если бы имели такую возможность.

Девчачий смех все не прекращался. Вдруг Витя крикнул:

— Ханин! — Тимур обернулся и вопросительно вскинул подбородок. — Я вот все смотрю на твои кроссовки и не могу понять, тебе их что, мама выбирала?

Все сразу отвлеклись от своих дел и с любопытством уставились на Тимура в ожидании его реакции. Веронике тоже пришлось отложить свой сборник задач. Похоже, их вчерашний разговор Витя воспринял как вызов, хотя она этого не планировала. Претензия к кроссовкам явно была высосана из пальца и служила поводом вывести Тимура из себя. Девушка предполагала, что сейчас как раз может случиться то, чего она так боялась. Еще пару подобных подколов, и Тимур попросту ему врежет.

— Конечно, мама, — ответил Тимур с ухмылкой. Вопреки опасениям Вероники, он не выглядел злым или раздраженным. — Твоя. Передавай ей от меня привет, как придешь домой.

Многие засмеялись, и Тимур, удовлетворенный положением дел, вновь переключился на девчонок, не давая своему оппоненту шансов на новую реплику. Но Витю тоже было не так-то легко смутить. Он улыбнулся во все 32 зуба и, как ни в чем не бывало, продолжил отбивать ладонью мелодию.

— Зачем ты полез к нему? — шепотом возмутилась Вероника. — Он тебя даже не трогал!

— Хотел его испытать, — продолжая наблюдать за Тимуром, ответил Витя.

— Ну и как, доволен??



Ксения Бугрим

Отредактировано: 04.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться