Туманная радуга. Том 1

Нападение с ножницами

В понедельник после уроков Вероника решила отвлечься и испечь на завтра булочки с корицей, залитые сладкой глазурью. Рецепт ей накануне вечером продиктовала бабушка.

На следующий день девушка вышла из дома с большим пакетом самых лучших булочек, которые она когда-либо пекла. Все они были расфасованы на порции по пяти разным емкостям, щедро обернутым в фольгу для сохранности тепла. Первым свою порцию получил Витя. Не удержавшись, он прямо на ходу развернул несколько слоев фольги, и продегустировал угощение. Ел он, как настоящий аристократ. Несмотря на глазурь, ему каким-то образом удалось не испачкать ни лицо, на даже руки.

В школе, попрощавшись с Витей до конца уроков, Вероника набрала Коле Бобарыкину и попросила его спуститься в холл на первый этаж.

— Привет, Вероник, — улыбаясь во весь рот, сказал тот. От его внимания явно не ушел большой контейнер в ее руках, истончавший дивный аромат сладкой выпечки.

— Привет, это тебе. Там не очень красивые, но точно вкусные булочки с корицей и глазурью.

— Ого, здесь же целый короб! Ты оставила что-нибудь для себя?

— Не волнуйся, я вчера напекла их целую тонну, так что всем хватит. Эта порция специально для тебя.

— Спасибо! А ты это просто так, или есть какой-то повод?

— Просто так, — улыбнулась девушка. — Кстати, Коль, мы что-то давно с тобой не общались. Может, придешь в воскресенье на чай? Посидим, поболтаем как раньше, а?

— Вероник, да тут такое дело... — Коля потупил взгляд и принялся рассматривать свои ботинки, как будто на носу одного из них должен был появиться суфлер и подсказать нужные слова. — В общем, я, наверное, не смогу прийти к тебе... Дело в том, что... В общем, моя девушка... Она неправильно поймет, если я... Ну, пойду к тебе в гости. В общем, вот. Ты только не обижайся!

— Коль, да все нормально! — успокоила его Вероника, стараясь не демонстрировать свое чрезмерное удивление. — Я очень рада, что ты нашел девушку! Ей очень с тобой повезло. А я ее знаю?

— Я не уверен... Она из другой школы, мы познакомились на кружке «Юный химик», который недавно открылся в Центре развития и образования на улице Мичурина. Ты наверняка о нем слышала.

— Ух ты! Ну, если она любит химию так же, как и ты, то из вас получится не только прекрасная пара, но и, возможно, целый научный союз! — Несмотря на свои попытки выглядеть естественно, Вероника почему-то чувствовала себя неловко и поэтому поспешила закончить разговор. — Ладно, Коль, заранее приятного тебе аппетита, побегу на историю. Еще увидимся!

— Погоди, Вероник! Я же совсем забыл тебе сказать! — Он хлопнул себя по лбу. — У меня восьмого января день рождения, и я бы хотел, чтобы ты пришла. Подарок не нужен, главное — приходи! В смысле, я был бы очень рад тебя видеть!

— Я с радостью, но твоя девушка... Она не будет против?

— Конечно, нет! Она хорошая. И мы же будем все вместе за одним столом. Я, она, ты, Гарик, Валентин и Тимофей — одна дружная команда! Поиграем в настолки, поедим — будет весело!

— Даже не сомневаюсь, — рассмеялась Вероника. — Я обязательно приду! Спасибо, что позвал!

 

***

— А старина Бобарыкин даром времени не теряет, — сказала Зинаида на уроке истории, спрятавшись за открытым учебником от глаз сонной Аделаиды Романовны. — Птенчик покинул гнездо! Смотри, не влюбись, Каспраныч. А то он сейчас расцветет, заблагоухает, сбреет то, что все эти годы считал усами, и все — твое сердечко пропало!

— Кажется, он уже их сбрил... Да, точно. Сбрил. Я только сейчас осознала, что усов на прежнем месте не было.

— Видишь?? Уже началось! Когда внуки попросят рассказать вашу с ним историю любви, ты скажешь им так: все началось с усов...

Вероника бесшумно засмеялась, прикрывая рот ладонью.

— На самом деле, я за него рада. Он хороший парень и заслуживает взаимной любви. Мне только немного не по себе, что он пригласил меня на свой день рождения. Туда, где остальные гости будут явно умнее меня.

— Откуда тебе знать? Мало ли какие там у Бобарыкина друзья. Может, Валентин и Тимофей — вообще второгодники.

— С такими-то именами? — Вероника с сомнением покосилась на подругу. — Без шансов.

— Да... Наверное, ты права. Имена обязывают. Чую, будет та еще вечеринка...

— Ничего. Буду сидеть и есть. Уж здесь-то я точно не ударю в грязь лицом.

— Кстати, я бы тоже поела. Булочкам не место под партой, им место — вот здесь! — Зинаида похлопала себя по животу. — Сколько там до конца урока?

— Чумакова, иди-ка к доске, — раздался голос учительницы истории, которая внезапно почувствовала прилив бодрости и даже привстала из-за своего стола. — Я вижу, тебе весело. Вот и расскажешь нам всем что-нибудь веселое о внутренней и внешней политике Владимира Святославича. Программа шестого класса, между прочим.

— Это еще кто такой? — еле слышно пробурчала подруга, нехотя поднимаясь с места. — В шестом классе про такого не рассказывали. И вообще-то, правильно говорить: «Святославович».

 

Домой Вероника шла в хорошем настроении, и его не омрачало даже отсутствие Вити, который закончил учебный день на урок раньше. Девушка весело болтала пакетом с пустыми контейнерами из-под булочек, которые успели продегустировать все ее друзья, и напевала себе под нос мотив из «Богемской рапсодии». Вдруг из-за гаражей, расположенных во дворе, прямо наперерез ей выпрыгнула фигура в черном. Все произошло так внезапно, что Вероника ойкнула. Фигурой в черном оказалась та самая девушка, которая целовалась с Селоустьевым возле столовой и после стала моделью в его гадкой фотосессии.

«Значит, мне не показалось, и она в самом деле следила за мной», — подумала Вероника.

— Привет, — сказала девушка. — Ты же Вероника, правильно?

— Да, все верно. Чем обязана?

— О, многим!

Девушка начала приближаться к Веронике маленькими плавными шагами. Выглядела она не совсем адекватно. Лицо ее перекосило гримасой, глаза то и дело шныряли по оппонентке с дотошностью, которой бы позавидовал любой следователь. Во взгляде у нее играла ярость, щедро приправленная завистью.



Ксения Бугрим

Отредактировано: 04.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться