Туманная радуга. Том 1

Простые истины

В среду утром Витя поделился новостями. Вчера он поговорил с братом, и вечером того же дня тот перезвонил ему, чтобы сообщить: Веронике больше ничего не угрожает. По его словам, Алина полностью признала свою вину и даже готова лично принести извинения. Впрочем, Вероника не ждала никаких извинений, ей было вполне достаточно, что ее оставят в покое. Также Витя добавил, что ему удалось убедить брата не контактировать с ней какое-то время. И теперь у нее впереди — целая неделя спокойствия. А, может, даже две.

До начала занятий Вероника столкнулась с Алиной. Та молча кивнула и пошла дальше. На ее лице не было особого раскаяния, но и злобная гримаса тоже отсутствовала, что определенно было хорошим знаком. А Селоустьев теперь каждый раз просто проходил мимо, даже не пытаясь заговорить. Похоже, Вите и вправду каким-то образом удалось разрешить ситуацию. Вероника очень надеялась, что Алина и Селоустьев помирились, и их любовь будет длиться, по меньшей мере, до конца учебного года.

В школе царила предновогодняя суета. В спешке украшались кабинеты, коридоры и другие помещения. В актовый зал рабочие по частям несли гигантскую искусственную елку. Ученики старались исправить оценки и закрыть последние «хвосты». У Вероники тоже имелись «хвосты», но ее куда больше волновал предстоящий спектакль. Если бы в нем не играл Тимур, было бы гораздо проще. Его присутствие лишало почвы под ногами, повышало пульс, вызывало то жар, то озноб по всему телу. И как девушка ни старалась его избегать, он все равно встречался ей повсюду. Это был первый настолько неспокойный декабрь в ее жизни, когда она каждую секунду боролась за свое душевное спокойствие и равновесие. Но все же это по-прежнему было прекрасное время. Время чудес, сказки, время, где даже в воздухе витало ожидание чего-то прекрасного. Но, как оказалось, это было обманчивое ощущение, и навстречу чудесам пришла беда.

 

***

В четверг, в самый разгар учебного дня Веронике внезапно позвонила Ритка. Такой звонок не предвещал ничего хорошего, ведь тетка никогда не звонила по время уроков. Отпросившись в коридор у географички, девушка взяла трубку:

— Что случилось?

— Верон, только не волнуйся, — сказала тетка.

«Только не волнуйся» — та самая фраза, после которой начинаешь волноваться так, как еще в жизни не волновался.

— Рита, умоляю, говори.

— Бабушка попала в больницу. Нам на городской позвонила ее соседка, которая сама толком не разобрала, что случилось. Они вместе пили кофе, а потом бабуля упала в обморок. Приехала скорая, врачи сказали, что это связано то ли с давлением, то ли с сердцем. В общем, как я уже сказала, соседка сама ничего не поняла. Но бабушка жива, не волнуйся!

— Господи, Рита, я тогда сейчас отпрошусь у директрисы и поеду в больницу. Куда увезли бабушку?

— Она в четвертой городской. И не надо никуда отпрашиваться. Я уже туда еду.

— Ты??

— Я, — подтвердила Ритка. — Что тут удивительного? Если у нас с твоей бабушкой натянутые отношения, это еще не значит, что я брошу ее в беде. Я обещала твоей матери присматривать за вами двумя и собираюсь сдержать обещание. Не беспокойся. Сейчас приеду, все узнаю и напишу тебе эсэмэску.

Как только прозвенел звонок на перемену, Вероника, не дождавшись эсэмэски, не выдержала и позвонила тетке.

— Только собиралась тебе написать, — сказала та. — Все в порядке, бабушка сейчас спит. Ее жизни ничего не угрожает. У нее случился гипертонический криз на фоне артериальной гипертензии. Иными словами, у нее длительное время было повышенное давление, о чем она даже не подозревала, продолжая заниматься убойными кардио-тренировками.

— Впервые об этом слышу, — удивилась Вероника.

— Она купила диски с фитнес-программой под названием «Insanity», что переводится, как «безумие». В инете сказано, что это видеокурс на два месяца, и прежде чем начинать заниматься, нужно сначала пройти тщательный медосмотр, потому как программа курса не рассчитана на новичков. Бабуля все это благополучно проигнорировала и уже успела прозаниматься полторы недели. А у нее даже тонометра нет! Вот и результат.

— Не понимаю, — всхлипнула девушка. — Зачем ей понадобился фитнес? Она весит максимум пятьдесят пять килограмм!

— Понятия не имею. Знаю только, что они занимались на пару с ее соседкой, которая моложе на пятнадцать лет и всю жизнь проработала учителем физкультуры. Так что ничего удивительного, что в больницу попала только твоя бабушка. И давай не реви! Все ведь обошлось.

— Рит, я все-таки отпрошусь с уроков! Бабушке же нужно привези какие-то вещи, документы, полотенце, ее кружку...

— Успокойся, а. Я уже еду к ней домой. Она сама дала мне ключи. Тебе не о чем беспокоиться, тетка со всем разберется. На то она и тетка.

Несмотря на то, что все было под контролем, Вероника еле дождалась окончания занятий. Она еще никогда не бежала к остановке так быстро. А, примчавшись домой, завалила тетку расспросами. Та спокойно пояснила, что уже давно привезла бабушке все необходимое, поговорила с врачами, купила в аптеке кое-какие лекарства и теперь ждет завтрашнего дня, чтобы снова поехать в больницу.

По словам заведующего отделением кардиологии, гипертонический криз опасен своими последствиями. Это такое состояние, которое требует немедленного вмешательства. Если вовремя не купировать криз, то из-за большой нагрузки на сердце может разорваться какой-нибудь сосуд, что повлечет за собой инсульт или инфаркт. Бабушке предстоят обследования, по результатам которых будет ясно, насколько все серьезно. Но пока поводов для беспокойства нет, и угроз для ее жизни — тоже. Перед тем, как подействовало успокоительное, бабушка попросила ничего не сообщать дочери, чтобы та сама не угодила в больницу. Вероника считала эту просьбу не лишенной основания. Зная свою мать, она вполне могла предположить, что, прилетев сюда первым же рейсом, та от волнения тут же попадет на соседнюю с бабушкой койку.



Ксения Бугрим

Отредактировано: 04.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться