Туманные знаки. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 1. Авария

- Урок закончен. До завтра, дети. - Сказал Деймон Гроховский, уже довольному и гудящему классу.
Послышались крики, вопли тех, кто еще сидел за партами, включая меня. Ученики стали выходить в коридор, разминая при этом свои голосовые связки, следуя примеру молодого тёмноволосого учителя в строгом бордовом костюме. Удивительно было бы случайно столкнуться с ним в обычной жизни. Наверное, он страшно спортивный, раз даже под костюм надевает пару дизайнерских кедов. Я уже не говорю о волосах, подстриженных на одну сторону.
Этот человек никогда не показывал себя с плохой стороны. Добрый, вежливый. Промашки студентов он обычно толи не замечал, толи не придавал значения. Его уроки проходили легко и понятно даже самой бездарной головешке.
Я же продолжала собираться. Вставив тёмно-розовый наушник в уши, что бы отбиться от мира сего, я упрятала тетрадку с лилиями в салатовый рюкзачок, висевшей у меня на плече, и про который я иногда умудряюсь забывать, и тоже вышла в коридор, ярко осветленный несколькими люстрами под самыми потолками. Музыка полностью отрезала меня от окружающего шума. Вот так я вошла в очередной класс.
Медленно переступая с ноги на ногу, я прошла мимо передних парт и остановилась, глядя на дальний конец класса. Потому как заметила, что в мою сторону направляется рыжая неприятность. И ведь могла посидеть спокойно! Нет! Она моей крови напиться хочет! Вальяжно покачивая бёдрами и придерживая коричневую кожаную сумочку, девушка смотрела на меня с раздражением. А ведь не проходило и дня без него. Я надеялась, что она всё же обойдёт меня, хотя понимала, что этого не произойдёт. Тем более, что прошел почти день, а я все не слышала её раздражающего голоса.
Я продолжала стоять на месте, ожыдая, когда она подойдёт. Не прошло и двух минут, как девушка оказалась передо мной, нежно улыбаясь. Я передёрнула плечами и один уголок её губ опустился. Сложив руки на груди и выставив вперёд одно колено, она продолжала молчать.
- Чего тебе надо?! - Прорычала обиженная я, из-за того, что мне помешали слушать любимую песню.
Мы с Лизой никогда не отличались дружелюбием. Учителя, вместе с директором этой школы, об этом знали и, за что им отдельное спасибо, не вставали у нас на пути. Особенно опасно было на пути Лизки. Потому что она и раскрасить собеседника может такими словами, что уши закрывай, да и то редко спасает. Я же просто мимо прохожу и мило улыбаюсь. Пока только два человека знают, какая я на самом деле ранимая и чистосердечная душа.
Помнится мы, класса с четвёртого, грызёмся друг с другом, и у нас это хорошо получается. Правда, я уже не помню, с чего это всё началось. Но в этом году она как то стала забывать про моё существование. Так нравилось мне намного больше, чем её вечные недовольства. А критиковала она во мне практически всё! Начиная от цвета волос вплоть до того, что я иногда бываю розсееной. Хотя розсееность моя вторая проблема.
Я девушка спокойная, добрая и больше всех, обожаю своего папочку. На голове, сплетенные мною в длинную косу, которая спускается через правое плечо, красовались тёмно-русые волосы. Зелёные глаза, которые переняла я от папы, очень часто сравнивали с молодыми полями, осветлёнными солнечными лучами. Над ними расплылись тонкой полоской тёмные брови. Пухлые, светлые губы разлеглись под худеньким и маленьким носом.
А еще мне совершенно не нравилось наносить на своё лицо всякую косметику. В зеркале я становилась похожа на уродливо раскрашенный манекен. На мне свободно лежала лёгкая весенняя футболка светло - синего оттенка. А на ногах были одеты большие ботинки, маминого размера, и узкие тёмные легенси, которые старались выглядеть джинсами.
- Да вот тут хотела спросить... Не дашь ли мне конспект с географии? - Невинно хлопая глазками, попросила она, как всегда мня, что весь мир кружиться вокруг неё.
- Зачем тебе? - Отрешено спросила я, надеясь, что наш разговор будет очень коротким.
- Ну, ты знаешь, сложно успевать за ходом мысли учителя, когда твоё колено гладит офигенный парень, притом еще и твой. А, стой, не знаешь, у тебя ведь нет парня. - Нагло улыбаясь, она упёрла руки в свои тощие бока.
- Самая глупая тема разговора, которую ты могла завести. - Тихо прошипела я, и уже громче добавила:
- Мне парень не нужен и с тобой мне равняться не в чем.
- Естественно! Ты попросту не можешь! Так дашь или нет? - Она никогда не забывала быть наглой и высокомерной по отношению к окружающим. Смотри, Лизка, как бы тебе это боком не вышло.
Лиза была полной мне противоположностью. У неё были рыжие волосы, чуть тронутые каштановым оттенком, и карие глаза, сверкающие радостью потехи над жертвами своих издевательств. Тёмно-фиолетовое платье на прозрачных бретельках почти плотно прилегало к тощей фигуре девушки. Открытие туфли на небольшом каблуке, свидетели того, что девушка, в отличие от своих подруг, была довольна своим ростом, из-за которого она возвышалась на несколько сантиметров даже над некоторыми парнями в нашем классе.
- Ей, Лиза, ты чего там застряла? - Завопил с другого конца класса один из лучших друзей её парня.
- Тик, - Такую кличку дали наши одноклассники Тиму Калески, за то, что когда тот смеётся, его иногда дёргает. - кое что обязан тебе сказать, ты должна услышать!
- Ну, так ты идёшь или как? - Завопил третий голос, но прислушиваться, чей он, было лишним.
Я вернула наушник на положенное ему место в моём ухе, и отвернувшись от Лизы, села на своё место, надеясь на скорый конец разговора. Достала из сумки конспект и, не глядя, передала ей через плечо. Громко поблагодарив, она развернулась к своим товарищам и побрела за парту в другом конце помещения.
Прошел последний час школьного заключения. Я отсчитывала каждую секунду на часах, с абсолютно уверенностью в том, что со мной это делал каждый дышащий человек в школе. Наконец прозвенел звонок, и все старшеклассники в суете повыбегали из аудитории.
Ну, ладно, не все.
За партой осталась сидеть я и девушка, одна из немногих, с которыми я нормально общалась. Я стала собираться со скоростью улитки, но и Саша явно домой не спешила. Она, почему то, утверждала, что ей нравится со мной общаться и, что я просто не хочу обращать внимание на других, предпочитая одинокое общество.
На глаза Саши упала короткая золотистая челка, отобранная от волос фиолетовым обручем, убрав остальные пряди в высокий, такой же золотистый, хвост. Салатовая куртка уже была на ней, и из-под неё выглядывал ворот малиновой рубашки. Снизу белые узкие штаны и серо - зелёные кеды. На её лице играла улыбка, придавая серым глазам большего блеска. Да и вообще она очень похожа на ангела, это её стиль.
- Ты готова к выходным? - Спросила я, когда мы выходили из класса в коридор, к главному входу в школу.
- Еще как! До сих пор поверить не могу, что дожила до этого момента! Ты только представь, еще чуть-чуть и лето! Тепло, свобода, пляж. Мм-м-м. А очень скоро танцы. - Предвкушающее простонала она. Ведь через несколько недель, как и по окончании школы, устраиваются танцы, на которых мы можем делать все что угодно, так как совсем взрослые. - Ты ведь не забыла? Мы, наконец то, можем на них пойти! Дождаться не могу. А начать готовиться надо бы уже сейчас! - Радовалась Саша, чуть ли не подпрыгивая на месте.
- Да, попасть на эти танцы мечта каждой девушки в этой школе. Я, например, не вижу там ничего интересного. Познакомиться с парнями можно где угодно, так же как потанцевать или выпить. - Рассуждала вслух я, и казалось, что вполне права.
- Да ты что? - Изумилась Саша - Сразу видно - одиночка! Ты так говоришь, потому что тебе ни один парень в нашей школе не нравиться. А вот если бы ты втюхалась в кого то, то так же хотела бы попасть на бал, и получить крохотную надежду на то, что он может тебя заметить. - Мечтательно протянула подруга, уже представляя, как кружится в медленном танце со своим принцем из параллельного класса.
Вот тут она была совершенно права. Я была одной из тех девушек, которые во время обучения в школе, романтических мечтаний не заводят. Хотя иногда, мысли о вечной любви посещали и меня, когда приходилось оставаться дома одной и валяться на кровати в окружении мягких подушек и лёгких одеял.
Я даже однажды возомнила, что влюбилась. И открытки писала и подарки дарила. Но он так и не узнал, что то я была. И не пытался выяснить, кто поклонница его тайная. Просто посмеялся над всем этим, мол, какая то глупая девка с прыщами и кривыми зубами пытается понравиться ему романтичным бредом, и ему это жалкое уродие даже не жалко. Добавил еще, что когда узнает кто она, при всех с грязью сравняет, что б место своё в категории лузеров не забывала.
Это немногие слышали. Только я, Лиза и три его лучших друга. Они меня тогда в свою компанию задолго приняли, как мне он нравиться стал. Мне так обидно было. Но над этим мы в шестером смеялись долго, а через две недели я отбилась от группы и решила быть одиночкой. Сообщения писала я до окончания учебного года уже просто так, для поддержания легенды о влюбленной.
После того случая, мне он показался таким отвратительным, я даже перестала понимать, почему общалась с ним.
Заметив, что я молчу, Саша решила заговорить первая:
- Ладно, вижу, ты устала, - Жалостливо покосилась на меня Саша - Я сейчас иду в библиотеку, сдавать старые просроченные книженции. Если хочешь, можешь пойти со мной, спасёшь от этой злючки, а потом можем прогуляться вместе домой. - С улыбкой и дружественным взглядом сказала она, что я и сама решила немного улыбнуться.
- С радостью но, прости, мне домой надо, папе с уборкой помочь, опоздать никак не могу. Ты лучше приходи завтра ко мне, я тебе сюрприз приготовила. Хотела сегодня отдать, но папа не вовремя со всем этим пристал. Ты не обижайся, если что, ладно? - Устало, я покосилась на школьную дверь.
- Да нет, с какой стати мне обижаться? Хочется уже поскорее твой сюрприз увидеть. Просто дождаться не могу. Ну, хорошо, завтра увидимся. Я, поскольку долго сплю, смогу прийти где то под двенадцать часов, не раньше. Окай, я побежала. Удачной весенней уборки тебе, и передай мой привет шерифу Гроупу, хорошо? Пока. - Крикнула на последок Саша, и скрылась в лабиринте школьных коридоров.
Я промямлила, что то похожее на прощание, хотя она не услышала, так как бежала очень быстро.
Вздохнув, медленно пошла по коридору вдоль стены. Этот день в школе почти ничем не отличался от остальных. Малыши бегали туда-сюда, когда старшие ученики, перекинув портфели через плечо, шли наслаждаться свободой в разные развлекательные заведения. Я тоже любила отдохнуть где то с друзьями.
Все и каждый были одеты в яркие одежды. На шкафчиках старшеклассников висели всякие наклейки и таблички с именами. На моём шкафчике был наклеен скейтборд и банки с тремя разными цветами краски. Внутри было маленькое зеркальце и на всю дверцу моя семейная фотография трёх летней давности. На ней были изображены я, мой папа и, умершая полгода года назад, мама. Мы были счастливы тогда и постоянно фотографировались во время поездки. Без нее стало совсем грустно и одиноко для меня. Только с ней я раньше могла разделить то, что слышать папиному уху было бы более чем неприятно.
Пока шла к своему шкафчику успела расплести косу, и теперь волосы доставали мне до середины спины. К счастью, как я и предполагала, по всей длине волос шли крупные волны. Проведя растопыренными пяльцами по волосам, они немного наэлектризовались. Настроение стало лучше.
Как то резко услышала гул голосов прямо перед собой. Люди смеялись, говорили, обсуждали планы на выходные, когда резко один голос перестал смеяться, и меня позвали. Я попыталась обойти толпу, но на моем пути возникла высокая фигура в черном пиджаке и синим в горошек галстуке.
Эта огромная фигура демонстративно сложила руки на груди и выставила одно колено вперёд. Шла я опустив голову вниз и рассматривая лишь носки своих белых туфель. Поднявши на преградившего мне путь человека глаза, я встретилась с голубыми океанами и неожиданно подумала, что если б и стала тонуть в чьих то глазах, то эти глаза должны быть, как минимум, карими. Парень тепло улыбнулся мне.
- Чего такая грустная сегодня? День прекрасный, птички поют, мы на две недели в выходные идём. А ты будто воды с грязью напилась, улыбнись! - Весело вскрикнул Люк - моя первая любовь, хоть сейчас сложно дать ей именно такое название.
- Хочеться, да не могу. Мешает твоя физиономия. - Не отвечая на его игривый тон, сказала я. - А еще я иду дамой, так что уйди с дороги.
- Тебя кто то обидел? Лизка, наверно, как всегда. Она постоянно бубнит. - Так же беспечно предположил Люк, проводя пальцами по уложенным светлым волосам, приводя их в беспорядок. - Ну а если еще кто, только скажи. – Он сделал демонстративный жест руками, намекая на драку с моим обидчиком.
- Поверь, я рада, что у тебя кулаки чешутся после занятий, а не на них! Пропусти, пожалуйста! - Попыталась я обойти его, но безуспешно. Он опустил свои руки на мои плечи, и я попыталась их скинуть.
- Брось! Тебе пора простить её! Она всего лишь маленькая дурочка, ничего не понимающая пока. Ты ведь умнее! - Крепко обнимая меня за плечи, вдохновляющее напомнил Люк.
- Да, я умнее. Поэтому сейчас я вежливо попрошу меня пропустить. - И мило улыбаюсь.
- Тебе вредит быть далеко от нашей компании. Вон как расклеилась. - Улыбка прощай. Ну, я его сейчас!..
- Что тут у тебя происходит? - Беззаботно улыбаясь, к нам подошла Лиза и свесила локоть с плеча парня. Она посмотрела на меня и только фыркнула. - Эта проблема решаема. Пошли отсюда. - Прошептала она ему на ушко.
- Лизка, дура, отвянь. Прицепилась, пиявка. - Он сбросил её руки и сделал шаг в мою сторону. Но я только обошла этих двоих и пошла дальше.
- Эй, Алекс! - Послышалось далеко сзади. - Можно я провожу тебя. - Пропыхтел парень, беря меня под руку. – Слушай, я тут подумал. Было бы очень неплохо, если б ты смогла пойти со мной на танцы. Ты непротив? - Когда то я бы с радостью согласилась, но сейчас, видя, что даже такие как Лиза его вполне устраивают...
- Нет! - Резко и четко сказала я, освобождая руку. - Какая наглость и самонадеянность. Повторю то, что сказала давным давно - я больше не с вами. - С милой улыбкой проговорила я и сделала несколько счастливых шагов вперёд, снова развернулась и сказала в его ошарашенное лицо - И еще, я врятли когда нибуть захочу оказаться на этих твоих танцах. И если твои попытки заговорить со мной не прекратятся сию секунду, мне придется попросить отца найти тебе достойное применение в виде люстры.
Больше я не сказала ни слова и ответа ждать я тоже не стала.
День был и вправду солнечный. Пели всякие птички, названия которых я уже и не помню. Идя домой, я перед собой ничего не видела. Только асфальт и, немного просунувшую головку к солнечному свету, маленькие зелёние травинки.
Дойдя до дома, я хотела только одного: увалится на кровать и уже не вставать. Но только я вошла в гостиную, как увидела папу и замерла на месте.
Крепкий мужчина, под сорок лет, в желтом с уточками мамином фартуке, сгорбившись, гудел пылесосом. На нем была клетчатая рубашка и бежевые штаны. Тёмные волосы были собраны в маленький хвост. Закончив убирать комнату, он выключил пылесос, вытер пот со лба и только потом увидел меня.
- Алекс, любовь моя, наконец то вернулась. Я тут один не справлюсь. Раньше оно как то легче было. - Улыбаясь и оглядывая свою работу, заметил шериф нашего города и мой любимейший отец, Михаэль Гроупп.
Я не могла с ним не согласиться. Раньше, когда мама была жива, вся эта уборка проходила намного легче. Она умерла прошлым летом, как раз после подобной процедуры.
Папа говорил, что она надышалась какими то ядовитыми веществами, вот и заболела, но подслушав утверждения врачей, о том, что она умерла от каких то острых ран на шее, я не понимала какой из этих версий верить, поэтому просто забыла про обе. Разбираться в её смерти небыло желания, тем более, что она всё таки умерла, а для нас с папой это ужасная трагедия.
Он из депрессии не выходил до самой зимы. (Странно, как он должность свою сохранил?) От того и уборка стала сложнее. Ведь раньше они убирали, пока я с учебы не вернулась, а теперь он один старается.
- Давай я тебе здесь помогу? - Сказала я и сделала шаг вперёд.
- Нет! Ты иди, переоденься, потом спустишься вниз, покушаешь, и поможешь мне на кухне. Там такой бардак собрался! - Я не стала с ним спорить, и спокойно пошла в свою комнату, по пути слушая шум и ругань папы с гостиной.
Зайдя в свою комнату, быстро прошла мимо широкой двуспальной кровати и резко открыла дверцы шкафа. Я решила повторить тон папы, потому одела бежевые шорты и оранжевую клетчатую рубашку. Но что бы придать вида застегнула её и повязала концы рубашки вокруг талии. Так и спустилась на кухню, где теперь было тихо. На кухне был папа, красиво разложенные на тарелке, оладьи, взбитый крем и виноградный сок в стакане с лилиями.
Я быстро поужинала и стала помогать папе.
- Какая красота! - Воскликнул папа, роясь в одной из коробок.
- Что там такое? - Удивилась я, взглянув на него.
- Подойди, взгляни. - Сказал родитель. Он держал на руках что то маленькое и блестящее, мне стало интересно.
- Да. - Я не смогла не вторить ему - Оно очень красивое. - Согласилась я, разглядывая маленькое колечко с изумрудным камнем. - Чьё оно? - Радостно спросила я.
- Твоей матери. Она носила его, когда мы только познакомились, оно принадлежало её роду. - Грустно ответил он и опустил голову. - Теперь оно может быть только твоим.
- Прости. Я не хотела. - Расстроено сказала я, положив руку на его плечо, и подошла ближе. - Ничего. Ты же не знала. Понимаю, что и ты переживала через её смерть, но я уверен она была не напрасной. Твоя мама воспитала прекрасную тебя. Чем не заслуга. А еще она была чертовски доброй. - Он всё еще говорил с грустью, но уже смотрел на меня. - На, носи, оно твоё по праву. - Вручил мне кольцо папа. Сердце в собственной груди попрыгало вниз.
Закончили мы под вечер. Уже никто не грустил, на кухне пахло воспоминаниями ну и еще немного старыми книгами и пылью, и о маме мы уже не вспоминали. Кольцо мне понравилось, но носить я его постеснялась, потому убрала в маленький кармашек на рюкзачке и забыла о нём.
Закат. Лучшего момента для прогулки не найдешь. Я сменила шорты на более удобные джинсы, и сняла с вешалки папину тёплую куртку. Может на улице днём и весна, но вечером может стукнуть такой мороз, что и у середины зимы челюсть отвиснет.
Спустившись вниз, папы я не обнаружила. Опять пошол на ночное дежурство. Как никак шериф всего города - дело ответственное! Но однажды я случайно заглянула к нему в отделение полиции и была поражена. Никто не работал! А папа сонно покачивался в кресле. Но такое на моей памяти было только один раз. Я пришла тогда с мамой и она ему хороших нагоняев оставила, до сих пор помнит.
Засунув в карман телефон, а в уши наушники, я двинулась по оживленным, оранжевым, от солнечных лучей, улицам, в уже знакомом мне направлении. От дома через "бульвар шопоголиков", получивший свое название через занебесное количество молодёжных и развлекательных магазинчиков, прямо к "Централ-парку".
Пройдя мимо витрины с разноцветными чехлами для телефонов я чуть не врезалась в высокого мужчину, разговаривавшего по мобильному. Он выронил телефон из рук, тот к моему удивлению даже не выключился, и удивлённо уставился на меня. Я подняла его мобильное устройство с земли и вложила в правую раскрытую ладонь. Потом скромно извинилась, и попыталась обойти незнакомца. Мужчина преградил мне дорогу и не отпускал мои глаза. Руки невольно задрожали, и меня накрыл страх.
- Как тебя зовут, дитя? - Ласковым тоном произнёс незнакомец. И я невольно подумала, что очень часто так случается, что я влипаю в неприятные ситуации.
Только теперь я обратила внимание на внешность человека. Тёмно-серые глаза в обрамлении тёмных бровей. Из-за ушей вылезли несколько непослушных каштановых прядей, чуть тронутых сединой. Деловой серый костюм гармонично смотрелся под глаза. А в карманчике пиджака на груди выглядывал розовый треугольник платка.
- Алекс. - Дрожащим голосом осведомилась я.
Меня, конечно, учили с незнакомыми людьми на улице не разговаривать, но моя рука неосознанно сжалась в кулак и стало не так страшно.
- Удачи тебе, Алекс. - Мужчина был на удивление весёлым.
И улыбнулся. Потом посмотрел на свой телефон и набрав какой то номер и весело пошагал туда, куда и шел. Поведение этого человека меня не на шутку забеспокоило. Сделав пару шагов вперёд, я обернулась, что бы убедится, что он далеко. По тротуару проходило не больше десяти человек, но мужчина быстро скрылся в их толпе. Ну, а может, его так приучили, желать удачи всем, с кем столкнулся. Я ведь не спрашивала.
Пытаясь забыть про странное действо минуту назад, я переключила песню в плеере, и пошла дальше по намеченному маршруту. Впереди вырисовывалась коричневая лавочка под магазином модной летней одежды. Подойдя ближе, наконец, заметила стройную блондинку игриво покачивающуюся на спинке лавочки. Я выключила музыку и подбежала к Саше. Тряхнула подругу за плечи и та испуганно посмотрела мне в глаза.
- Ты что тут делаешь? - Спросила я, шокированная этой встречей.
Она ведь раньше никогда не выходила на улицу, в такое время суток, особенно не успев прихватить заранее меня с собой. Она ведь прекрасно знает, как я обожаю это дело.
- Жду папу. - весело ответила она. - Я по магазинам ходила. Вот сколько всего купила. - Она махнула рукой на груду окуратно расставленных пакетов. Они были высокие, маленькие, длинные, в общем разные и все в очень ярких тонах, привычных Саше.
- Круто. Я ... - Хотела сказать, что завидую ей, но меня некультурно перебили.
- Молодые леди не должны в позднее время бродить по улицам. - Голос был хрипловатым и плыл со спины. Я не успела поднять брови от испуга, как Саша с выкриком "Папочка" уже свесилась с шеи своего единственного мужчины на земле.
- А я не брожу. Я гуляю. - Уверено ответила ему.
- Смотри осторожно гуляй, а то пропадёшь. Житья не будет твоему отцу. - Улыбаясь краем губ, посоветовал мужчина и взглянул на свою дочку. - Ну как, веренна, что всё, что хотела, прикупила? Потому что в этом месяце уже никаких магазинов не будет.
- Да, папа, я уверенна. Но не ручаюсь, что за это время не увижу чего то интересного. - С загадочной улыбкой произнесла Саша.
Я не стала дальше мешать их семейной идиллии. Тихонечко попрощавшись, я весело улыбнулась своим мыслям и свернула за угол.
Незаметно для меня спустилась ночь, и местность остались освещать только три фонаря, попавшие в моё поле зрения.
Дорога шла рядом с густым хвойным лесом. Уже с тротуара, по которому шла я, было плохо видно лес дальше пятнадцати метров. При сильном дуновении ветра казалось, что из глубокой чащи завывает страшный зверь.
Тёплый ветерок раздувал разметавшиеся по плечам локоны. В ушах гудела быстрая мелодия. И шла я, практически не замечая, что под ногами. Пару раз споткнулась об камни, и всё же упала, разодрав ладони. Но ничего из этого не испортило мне настроения. Я пошла дальше с песней в голове, точнее в наушниках.
Издалека на дорогу разлился яркий свет автомобильных фар. Скрежет шин по асфальту немного напрягал. Мне чудилось, что машина петляет на дороге. Стало страшно, как представила, что водитель потерял управление, и она сейчас собьет меня. Я застыла в немом ужасе, когда из - за деревьев полубоком выехала машина.
Я быстренько попрощалась с жизнью и попыталась рассмотреть человека, сидевшего на месте водителя. И либо его там нет, или сейчас самая глубокая ночь без луны, потому что я его конкретно не видела.
Когда свет почти приблизился ко мне, я рефлекторно зажмурила глаза от яркости. Но в какой то момент уловила небольшое движение с противоположной стороны и высокую тень.
Я ждала когда произойдёт удар и я почувствую боль, но вместо этого на плечи упало обжигающее тепло, и волной спустилось до самых пят. Неожиданно. Удар, но не в грудь машиной, а спиной на мягкую, слегка влажную от недавнего дождя, траву. Боль была молниеносной, но не сильной.
Потом я услышала, как что то железное врезается в деревянный столб дерева. Я боялась открыть глаза, страшась увидеть, как вся истекаю кровью, а боли не чувствую из - за шока. Внутри живота родилось неприятное покалывание, а дыхание застряло в горле. Я решила, что открою глаза лишь на минуточку, а потом сразу зажмурюсь обратно, как ничего и не было. Не могу же я проваляться так всю жизнь! Открыла и ... Мамочки!..
Я уставилась на янтарного цвета глаза парня, прижимавшего меня к прохладной земле. Зелёные кончики травы щекотали щеки и шею, но смеяться мне не хотелось. Наушники выпали из ушей и лёгкая музыка, до сих пор играющая в них, сильно выделялась из общего фона.
Я перестала дышать. Точнее дышала, но очень скупо. В сантиметрах от меня находилось лицо неизвестного парня. А за его спиной потрескивали куски догоравшей машины и того дерева, что её остановило. Глаза парня блуждали по моему лицу. Изучали, всматривались. И в отличии от меня, он дышал спокойно, размеренно подымая и опуская грудь. Светло-русые прядки вылезали из-за ушей и падали ему на лицо.
Когда он встал, то протянул мне руки. Я вложила свои маленькие ручки в его широкие ладони, успев отметить, насколько они сильные. Он поднял меня на ноги так резко, что я невольно прижалась к нему. Нас разделяли сомкнуты руки, но несмотря на это, я почти упиралась носом в его грудь. Так близко я не подпускала никого, кроме папы.
Это был как ушат ледяной воды. Я моментально отошла от него. Парень, буд то и незаметлив, что мы только что были в не позволительной близи, в полном спокойствии отвернулся и подошел к машине, что уже почти догорела.
Он смотрел на неё, уперев руки в боки, несколько минут, во время которых, я разглядывала рисунок красного дракона на его кожаной куртке. Потом он снова повернулся ко мне, засунув руки в карманы светлых брюк.
Его взгляд был строгим, и я почуствовала себя маленьким ребёнком, которого поймали на месте неудавшейся шалости.
- Как тебя зовут, несчастье? - Глубоким, несвойственным для его светлой внешности, голосом. Я почему то промолчала. - Ты немая? - Я отрицательно покачала головой. - Угу. Я так и понял. - Насмешливо протянул он. - Если что, копов я уже вызвал. - И вот когда он успел? Все больше удивляюсь сегодняшнему дню. - Домой дойдешь сама, или снова придётся спасать твой милый зад? - Да за кого он себя принимает?
- Да со мной такое вообще в первый раз в жизни! - Крикнула я на него. На лице парня медленно расползлась самодовольная ухмылка. - И... я сама могу дойти туда, куда мне надо. - Смотря в его глаза, я стала заикаться. - Без... чьей либо помощи. - И сделав вежливый реверанс, пошагала в сторону города. Не стоит находиться здесь, когда приедут люди по вызову. Не хочу добавлять папе проблем.
Правда, о том, что могу дойти, я немного преувеличила. Заметив за поворотом дорожный знак, сразу отметила, что дома буду я ровно через три часа, это если быстро и без остановок передохнуть, а если с ними и медленно, то под самое утро. И как я это папе потом объясню?
Сзади полился свет, а через секунду по дороге проскочил черный мотоцикл. Я остановилась посмотреть, как он проезжает мимо, и потом пошла вперёд. В нескольких метрах от меня парень остановил своего железного коня, поставив его ребром посреди дороги. Я бросила лишь один кроткий взгляд на того человека. Когда транспортное средство осталось позади, его водитель удосужился позвать меня.
- Ей, Золушка, - Я даже со спины догадалась, что на его губах играет та же самодовольная улыбка. - Давай подвезу, а то на бал опоздаешь! - Я нахмурилась и повернулась к нему лицом. - Плетешься, как улитка! - Пояснил он мне это милое сравнение со сказочным персонажем. И я даже оказалась права.
Парень улыбался, показывая, блистательно белые зубы, чем стал еще больше меня раздражать.
- Я же сказала, сама пойду! - Проговорила я, не скрывая в голосе испорченного настроения. Он что то пробубнил себе под нос.
- Ну... ладно. Давай серьезно. - Он подъехал ближе и остановился в метре от меня. - Ты ж только с утра до дому дойдешь. - Я даже не решила его спрашивать по этому поводу. - Так что садись, подвезу. - Он мотнул головой, указывая на место за его спиной. - Моя помощь лишней тебе не станет.
- А с чего ты решил, что я соглашусь? - Он ничего не ответил, просто снова мотнул головой и улыбнулся только одним уголком губ.
Я тяжело вздохнула и всё же согласилась. Когда я уже сидела за ним, пришлось обвить парня руками, что бы держаться, поскольку скоро мы ехали так быстро, что мои волосы оказались где то очень далеко.
- А что с той машиной, водитель умер? - Встревожено спросила я, как то вспомнив, что чуть не погибла, если бы этот незнакомый парень не появился из неоткуда.
Я долго ждала ответа. А возле моего дома я даже не заметила, как парень уже исчез. В доме свет был выключен. Поднимаясь наверх к себе, я его не трогала. Заглянув в папину комнату, убедилась, что его пока нет. Войдя в свою комнату, я закрыла за собой дверь и припала к ней спиной.
Случилось совсем не то, что я ожидала от обычного начала каникул. Но как по мне, жить так постоянно, с приключениями, показалось очень даже интересно. Нет, конечно, водитель мог и выпрыгнуть, или парень просто не знал или боялся мне ответить, но всё же жалко было человека, как ни крути.
Отдышавшись, я встала и подошла к зеркалу, висевшему напротив кровати. Выглядела я, честно сказать, хреново. Волосы дыбом, лицо уставшее, немного грязное пальто. Можно логично предположить, что я стала сродни какому - нибудь чучелу из ужастиков. Представив, что я такая, типа с бала преждевременно сбежала, то "Золушкой" меня назвать можно с точностью до ста процентов.
В ванне, быстро сбросив с себя грязную одежду, залезла в душ под прохладные струи воды. Но даже холодные капли не остужали моё горевшее лицо. И то и дело, вспоминая ласковую ухмылочку незнакомого парня, улыбалась сама.
Потом, уже лёжа в постели под тёплым одеялом, снова почувствовала на ладонях ощущение прохладной куртки, когда пришлось держаться за парня во время поездки. А щекой, как будто снова прижалась к его спине, и ловлю каждый следующий удар сердца. Как только закрывала глаза, сразу всплывал образ его внимательно изучающих янтарных глаз...
И почему весь этот парень меня так волнует?



Елизавета Вена

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться