Tur de la ferma, или Мила и медведи

Размер шрифта: - +

Часть первая. Ознакомительная

 

Казалось, что на заднем дворе, в удаленной беседке я спряталась ото всех и вся, но гостеприимные хозяева, как выяснилось, были весьма навязчивы и общительны. Сперва пришлось уйти из дома, затем с качели в теньке, а теперь и в глубине сада меня отыскали и призвали к поддержанию беседы. И кто? Совершенно незнакомые мне люди!

- Впервые в наших краях?

С удивлением обернулась к источнику звука, отрываясь от просмотра фильма на планшете. Смерила худого молодого парня в рабочей одежде не самым теплым взглядом. Тяжело вздохнула, но ответила:

- Впервые.

«В первый и последний раз!» - подумала про себя.

- И что же, ни разу в наши леса не выезжали? – неверие так и сквозило в его словах, а светлые глаза смотрели едва ли не сочувственно.

- Ни разу, - «Одного этого раза по горло хватит!»

- И диких никогда не видели? – это уже не неверие, а полноценное ошеломление, он-то, наверное, с дикими бок о бок вырос, впитав любовь и трепет к ним с молоком матери.

- Только по телевизору, - и эта удаленность прежде меня вполне устраивала.

- Нууу… - лицо парня стало в каком-то смысле сочувственным, но ненадолго – уже через мгновение он вновь был задорен и весел, как и полагается работнику туристической отрасли. – У нас всякого насмотреться сможете! У нас и лисы, и волки, и даже медведи есть – леса глухие, обширные, так что диких видимо-невидимо.

Я поежилась. Медведи. Дикие! Прямо как в сказках, что бабушка рассказывала. Когда тебе пять, а в книжке встречается говорящий медведь, это нормально. А когда тебе десять, и ты узнаешь, что это правда, а не вымысел, мир будто переворачивается с ног на голову. Даже сейчас, много лет спустя, мне не по себе оттого, что за границами городов живут такие… дикие.

- А вы что не с группой? – не отставал от меня сотрудник фермы. – Они сейчас в яслях на экскурсии, молодняк смотрят, только-только ипостась освоивших – нам совсем недавно дали допуск в эту святая святых. И детеныши безопасные, их даже потрогать можно, а если укусят случайно - не беда, не больно совсем.

Усмехнулась. Ну как же, случайно. Уж я-то прекрасно знала, что разум просыпается одновременно с инстинктами, и ничего случайного априори не может произойти, даже если детенышу меньше месяца. Но ответила без претензий на расовую дискриминацию:

- С дороги устала. Но бабушка мне всё перескажет, и фото, а то и видео, наверняка будет, так что непросвещенной я не останусь. Не стоит волноваться.

Видимо, парень наконец увидел в моем лице то, что я пыталась показать изначально – желание побыть одной. Спешно попрощался и оставил наедине с научно-популярной передачей о психологии животных, пускай добрая половина экспертов и склонялась к тому, что у зверья разума нет. Но я, как говорящая, прекрасно знала – есть, и порой поболе, чем у некоторых людей.

Не знаю, зачем я согласилась на предложение бабушки посетить ферму – дел на работе было невпроворот, к земле меня так сказать не тянуло, а любопытство… жила же двадцать с лишним лет, не зная диких, так и жила бы дальше, всё равно в городах их не водится. Да и страх дикой природы играл свою роль – общаться даже с молодняком меня не тянуло.

Пожалела о поездке я сразу по прибытию, увидев пустынную территорию фермы, окаймленную лесополосой. Ни тебе магазинов, ни торговых центров - только бесконечные экскурсии на природе. Благо, хоть Wi-Fi работал, а то я откровенно почувствовала себя оторванной от цивилизации. Хотелось взвыть от тоски и подобно волкам, бегущим в лес, сбежать домой. Вот только тур на то и тур, что никто раньше времени не вернет меня обратно.

Хитрая у меня бабушка – не согласилась ехать на собственной машине, прекрасно зная, что уже к вечеру мы бы возвращались с фермы обратно к чудесам урбанизации. Зачем ей самой сдалась эта поездка – тот еще вопрос, так как в молодости она много работала с дикими и в институте, и в естественной среде обитания. Даже диссертацию по теме взаимодействия людей и диких в свое время защитила, получив ученую степень по психологии, так что белых пятен в плане их поведения у неё явно не осталось.

Настаивая на поездке, бабуля уверяла, что мне будет полезно пообщаться с дикими, укрепит мой дар. Но легко сказать пообщаться, когда даже от безобидных щенков мне становилось не по себе. Видано ли – у зверья осмысленный человеческий взгляд!

Нет, животных я любила. Холила, лелеяла и даже понимала благодаря врожденным способностям – иначе и не стала бы одним из лучших ветеринаров страны. Но дикие… они же не совсем животные. Или совсем не животные, тут уж с какой стороны посмотреть.

В общем, от этой странности порядком колотило, так что и на второй день тура я осталась в гостиничном комплексе, в небольшом домике на окраине – из окна виднелся ограничивающий владения забор, подпитанный отвращающими рунами. Оно и ясно – сам по себе плетень никого бы не отвратил, даже человека, не то, что дикого. За забором находился загон для лошадей, ныне пустующий, так как все выехали на конную прогулку, а чуть дальше зеленая полоска заповедного леса, где под надежной защитой Совета проживала самая крупная в Европе дикая община.

Сейчас уже не помню, как так вышло, что кроме меня во всем обширном комплексе не осталось ни души – время ранее, наша группа отбыла с самого утра, вторая группа уже разъехалась по домам, а одиночных путешественников в будние дни не было, они обычно приезжали на выходные и праздники. Я сидела в кресле у окна с видом на лесополосу, читала книжку с закачанными на неё свежими статьями по работе и пила горький кофе без молока, отсутствовавшего в холодильнике, когда краем глаза заметила движение. Словно тени от закатного солнца, так как не бывает, как мне казалось, таких огромных существ, они приближались к комплексу со стороны леса, позволяя рассмотреть себя во всей красе.



Анастасия Мамонкина

Отредактировано: 21.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться