Турист 2

Глава 7 (частично) не полная версия

Глава 7

 

 

За сутки Буст не успел довести новые искины до ума, пришлось дать ему еще немного времени, чтобы новый кластер из четырех искинов мог работать в оптимальном режиме без поддержки вычислительного модуля с моего корабля.

Сам же это время потратил на очень даже полезное дело, я наконец-то добрался до пленников-пиратов и приступил к процедуре изъятия нейроустройств. Все они мне когда-нибудь да понадобятся, а им они теперь ни к чему. Более того, наличие нейроустройств у моих пленников даже опасны для меня. Так что полезное я совмещал с … другим полезным.

Уложил первого пациента в хирургическую капсулу и зафиксировав ему конечности, ввел снотворное пирату и снял с него ошейник. У этого была установлена нейросеть, значит был не простым “мясом”, большинству рядовых здесь на станции обычно устанавливали нейрокомы. Подошел к дисплею и провел необходимые манипуляции с настройками. Потом активировал программу изъятия у реципиента нейросети.

Дальше я снимал нейросети, нейрокомы и имплантаты, вся моя деятельность по сути напоминала работу мясника.

Нейрокомы были, так сказать, достопримечательностью местной станции Парис-3. Эти устройства, по сути были морально устаревшими прототипами нейросетей, они устанавливаются под кожу за ушами, затем с течением времени, как и при установке нейросети, у носителя формируется определенное количество нейроузлов, которые образуют с мозгом единое целое. В общем, принцип действия как у нейросетей, только они попроще и менее производительны. Их использование местными было обусловлено тем, что одним из хозяев станции была корпорация “НейроГаджет”. Вот она то и поставляет старье вроде нейрокомов. Для диких и пиратского мяса – самое то, так склады с устаревшей по меркам Содружества устройствами быстрее освободятся. (Эх, нам бы на Землю хотя бы такое старье).

В общем, изъял я четырнадцать базовых нейросетей, парочку “Пилот-4С”, четыре “Пилот-3МС”, семь “Штурмовик-3Р”, два “Техник-3М”, двенадцать имплантатов, часть из которых была на скорость, другая на силу, и только два имплантата были на интеллект.

В конце всех работ необходимо было проверить исправность изъятых нейроустройств, произвести отвязку от бывших владельцев и обнулить. Это тоже мне пришлось делать самому, так как привлекать Стогга к работам обошлось бы мне в копеечку (разве будет кто-нибудь работать за “бесплатно”), да и нарабатывать практику и протоколировать для дальнейшей сертификации по профессии было просто необходимо.

Весь день оперировать людей – это адский труд. Хорошо еще, что большую часть работы выполняет само медицинское оборудование, а мне нужно только правильно его настроить. Но всё хорошее или плохое когда-нибудь кончается. И этот день подошел к концу.

Вот только осознание того, что я не смог заняться дроидами, купленными Стоггом, оставляло осадок неудовлетворенности собой. Ну ничего, пусть полежат в местной камере хранения, на площадке зарезервированных товаров. Займусь ими тогда, когда, наконец, появится свободное время.

 

 

 

*

 

 

Только после полуночи, когда я буквально валился с ног от усталости, во мне созрело решение, что пока есть возможность, надо лететь: я обещал Бусту обновления из Галанета, да и мне нужно, наконец, опять стать сертифицированным специалистом по нескольким профессиям.

Попал в ангар, где стоял мой “Оборотень”, и дал команду искину готовиться к отлету. Запросил у диспетчерской разрешение на вылет.

Идет уже второй месяц, как я не управлял боевым судном. Было даже впечатление, что я уже отвык от него. Зато ностальгия по совсем еще недавним событиям грело сердце.

И еще хотелось занять капитанское место, оборзеть…, нет скорее обозреть вокруг все своим орлиным взглядом и гаркнуть во все горло: “По местам стоять! С якоря сниматься!... Самый малый вперед!” А потом завернуть что-нибудь семиэтажное и обругать нерасторопного боцмана.

Только вот якорь здесь не предусмотрен, и выполнять эти команды было не кому, как и слушать от меня в свой адрес матерщину. Команда на корабле отсутствовала, я был своего рода сам себе капитан и сам себе команда в единственном лице. В общем, я был универсалом, способным управлять этим шедевром моего инженерного искусства, космическим межсистемным кораблем малого класса.

Но желание проораться, выплеснуть все напряжение, весь негатив, скопившийся в тебе, я думаю, присутствует в каждом человеке. Получая негативную энергию на работе, в общественном транспорте, в агрессивной и толкающейся толпе прохожих, спешащей по своим делам, нам нужно куда-то ее деть. И желательно это сделать где-то на нейтральной площадке, а не в окружении близких тебе людей. Совсем не стоит изливать накопившуюся в тебе грязь на свою семью и друзей.

Интересный выход нашли японцы, выделив отдельное помещение и установив там манекен для битья в виде начальника. Многие там с удовольствием спускали пар, вымещая ударами свою злость на, скорее всего, ненавистном руководителе.

Я в свое время поступал по-другому: собираясь с товарищами поиграть в футбол. Побегал, поорал, а потом уставший, с ясной головой, и очистившейся душой возвращался домой и к повседневной жизни.

Здесь на станции можно тоже устроить или комнату на манер японской, или футбольное месиво. Только вот партнеров для игры нужно еще найти и научить всем правилам. Так что, уставать проще и полезнее на тренировке у даргов, а поорать и почувствовать себя значительным можно на своем корабле.

Пришло разрешение на вылет, пошла откачка воздуха из ангара, створки шлюзовых ворот разошлись, и мой корабль покинул свой “гараж”.



Мак Симов

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться