Турнир четырех стихий - 4

Размер шрифта: - +

5.2

В селение они пришли далеко за полночь. Родерик выглядел так, будто для него привычно бродить под проливным дождем, будучи по колено в грязи. И в целом, это было правдой.

Генри привыкла к совсем другим условиям, она замерзла, проголодалась и устала, как собака, но добровольно съела бы котел грязи, если бы в этом призналась. Она старалась идти в гордо поднятой головой, и ни жестом, ни взглядом не выдать своей усталости. Хотя больше погодных условий ее бесил наряд, который сковывал ее движения.

Было темно, под ногами – вязкая, холодная грязь, вверху – стелется туман, в этой влажной и унылой мгле горит только одно яркое пятно. Они подошли к дому, постучали – и дверь же сразу отворилась. Пухлая женщина с каштановыми кудряшками, широко улыбнулась и пригласила их войти внутрь.

– Мы вас заждались, думали, что вы приедете засветло, а тут такое. Но ничего, отдохните с дороги. Я вам ужин приготовила.

Родерик и Генри переглянулись. Похоже, их здесь жали, вот только в какой роли.

Через час участники Турнира сидели за большим грубо сколоченным деревянным столом, переодетые и отдохнувшие.

В камине пыхтел котелок, пламя, то вскидывалось, то опадало, заливая светом небольшую комнату. Матильда, так звали хозяйку дома, ставила на стол простые, но питательные блюда. Их принимали, как гостей, которые редко наведываются в их маленькую деревню, расположенную далеко от других поселений. Новости сюда доходили последними, никто не приезжал за медом, который был лучшим в этих краях – приходилось самостоятельно возить его на ярмарки, в школе было несколько учителей и пару десятков учеников. Все знали друг друга.

Хозяин дома, Томас, рассказывал деревенские сплетни, а их пятеро детей сидели и…. слушали, не сводя с гостей пристального взгляда.

Родерик улыбался, кивал, рассказывал истории из жизни горожан и жителей маленькой деревни, умело переплетая ложь с вымыслом. Оказывается, некоторые истории Оливера он все же запомнил.

Генри молча поглощала пищу. Она никогда не понимала детей, старалась держаться от них на расстоянии и по возможности не пересекаться. У нее в запасе был только один метод общения с ними – запугивание. Но здесь он не прокатит.

Хорошо, что такой унылый вид полностью соответствовал ее роли. И тут произошло непредвиденное: ребенок, лет четырех, подошел к ней и совершенно бесстыдным образом залез на колени, и предано посмотрел в глаза.

Генри застыла на месте, будто только что столкнулась с неведомым магическому миру существом.

– Хью, а ну быстро слезь, – прикрикнула на него Матильда. – Извините, у нас гости редко бывают, вот дети и не знают, как себя вести.

– Ага, – бессвязно пробормотала Генри, а в голове вертелась только одна мысль: «Надо выпить и срочно», но приличные девушки не пьют, они плачут и падают в обморок.

Но она не смогла выдавить из себя слезинку даже если на кону стояла бы победа в Турнире.

Хью не пошевелился, и сильно дернул за выбившуюся из прически прядь волос. Генри скривилась от боли.

– Что ты творишь? – Матильда со скоростью, которой бы позавидовали все маги ветра, оказалась возле сына, одним ловким движением подняла его и поставила на пол.

Мальчик явно был не рад такому повороту событий, посмотрел на мать и… заплакал. Его голос был слышен на всю комнату. Казалось, даже стены содрогались от такого вопля, и земля ходила ходуном.

Ситуация набирала неприятный оборот. И тут неожиданно Родерик присел на корточки, возле мальчика, и сказал спокойным голосом.

– Хочешь, я тебе что-то интересное покажу?

Мальчик замер на секунду, не зная, как реагировать на такое предложение.

Родерик деловито кивнул, после чего взял чашку с водой, и занес на ней руку, из капель воды образовался заяц, потом он исчез и превратился в лисицу. Мальчик смотрел на эти превращения с неослабевающим вниманием, казалось, даже не моргая. Обида была вмиг забыта.

Дети обступили Родерика кругом, и наблюдали за тем, как из капель воды одна за другой рождаются знакомые фигуры зверей, двигаются и изменяются.

– А сделайте зайца с волчьими ушами, – попросил Хью.

Взрослые тоже присоединились к этой игре, складывалось впечатление, что сейчас семейный праздник, такая теплая и уютная атмосфера царила в комнате.

Но все вмиг изменилось, когда двери отворились, и в комнату зашла девушка лет четырнадцати. Высокая и худая, она вымокла под дождем, выглядела уставшей и изможденной.

Заметив ее, все сразу смолкли, будто кто-то стер ластиком все улыбки, и хорошее настроение.

– Джейн, деточка, у нас гости, иди, вымойся, и ложись спать, завтра тебе рано вставать. Я принесу ужин в твою комнату, – натужно улыбнувшись, сказала Матильда.

Джейн спокойно кивнула, и, не сказав ни слова, скрылась в коридоре. Старший сын Джейкоб провел ее напряженным, недовольным взглядом.

В комнате повисла напряженная пауза.

– Отличное представление, – нарочито бодрым голосом сказал Томас. – Давайте я вам налью, в качестве благодарности.

Родерик хотел отказаться, но потом вспомнил о своей роле и просто кивнул.

– Вы отличный мастер, – стала восхищаться им Матильда, – такие образы из воды создаете, ни за что бы не подумала, что это возможно, правда, отлично получилось?

– Да, – рассмеялся Томас. – Мы живем в деревне, к нам мало кто приезжает.

– Точно-точно, а сами-то редко выезжаем, и тут работы хватает. Но ежегодные ярмарки не пропускаем, очень серьезно к ним готовимся, времени на развлечения нет совсем. Поэтому мы так обрадовались, когда нам сообщили, что к нам приедет иллюзионист из города. Мы очень ждем вашего представления.

– Правда? – Родерик нахмурился, на мгновение забыв о своей роли.



Диана Шафран

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться