Турнир четырех стихий

Font size: - +

Глава 47. История создания Великой пятерки

Оливер зашел в свою комнату и ослабил галстук на шее. Он чувствовал, что за его спиной собрались члены его команды. Или, быть может, правильнее было добавить слово «бывшие»?

– Спрашивайте, что хотели, – сказал он бесцветным, уставшим голосом.

– Оливер, а ты умеешь играть на скрипке? – неожиданно спросила его Фанни.

– Что? – не понял он.

– Ну, ты представь. Лунная ночь. Лесная поляна и скрипичная музыка, – мечтательно сказала Фанни. – Правда, здорово? Я давно об этом мечтала.

– После всего услышанного ты спрашиваешься меня об этом? – резко сказал Оливер. Конечно, умом он понимал, что сейчас должен вымаливать у них прощение за свой обман, понимал, что нужно все объяснить, чтобы они не выгнали его из команды. Но он был настолько зол на Патрика, что действовал прямо противоположным образом. Оливер хотел, чтобы все было как раньше. Но максимум на что он может рассчитывать сейчас – это роль сильного игрока, которого используют для достижения своих целей.

Примерно это он и сказал вслух.

Не успел Оливер опомниться, как Родерик оказался возле него и ударил в лицо.

Оливер пошатнулся и упал на кровать.

– Во-первых, не смей нам навязывать свое мнение, – строго сказал Родерик. – А во-вторых, если ты еще хоть раз скажешь о том, что мы будем тебя использовать, сразу же отправишься в свое поместье. Нам нытики не нужны. Ты меня понял?

– Наверное, – сказал Оливер, вытирая кровь с лица. Он не совсем понял то, что сказал Родерик, поэтому решил уточнить. – Значит, ничего между нами не изменится?

– Почему же не изменится? – сказала Фанни. – Изменится. Мне, например, очень бы хотелось, чтобы ты не брал еду с моей тарелки. Ладно, Рина тебе это позволяет. Но это, знаешь ли, раздражает.

– А я бы не отказался, что бы ты хоть иногда убирал на своей части комнаты, – сказал Родерик. – Ненавижу бардак.

– Да и в деревне было бы неплохо, чтобы ты появлялся чаще, – продолжила Лея.

– И еще кое-что, – сказала Фанни. – Если ты думаешь, что если ты сын какого-то герцога…

– Был сыном герцога, – поправил ее Оливер.

– Не важно, – отмахнулась Фанни. – Если ты думаешь, что из-за этого ты можешь качать права, мы быстро поставим тебя на место.

– Очень быстро, – подтвердила Лея.

– У нас для этого есть отличные методы, – сказала Фанни, сверкая глазами.

– Или ты думаешь, что если ты был частью Великой пятерки, то можешь тренироваться реже, – Родерик на него сурово посмотрел. – Я тебе на практике докажу, что у тебя такого права нет. Ты меня понял?

– Понял, – машинально ответил Оливер. Осознание того, что из команды его никто не выгонит, и обвинять ни в чем не будет, доходило постепенно.

Оливер попытался улыбнуться, но это у него плохо получилось. Все-таки Родерик хорошо его ударил.

– Я не хочу на тебя давить, – сказала Фанни, присаживаясь рядом. – Но ты же знаешь, я очень любопытная.

– Знаю, – вздохнул Оливер.

– И мне интересно узнать о Великой пятерке все, неофициальную версию, так сказать, – продолжила Фанни. – Я на тебя не давлю, ты не подумай. Просто, надеюсь, ты сделаешь это прежде, чем я умру от любопытства.

– Действительно, совсем не давишь, – фыркнул Оливер. – На самом деле, я не могу рассказать много. Но, пожалуй, вы должны знать то, что мы не использовали всю свою силу во время игр.

– Ты тоже? – спросил Родерик.

Оливер кивнул.

– Да. У нас была договоренность, что некоторые приемы мы не можем использовать до финала. Он сказал, что если мы не сможем выиграть без этих приемов, то мы вообще ничего не стоим. Я, конечно, говорю «мы», но правильнее, наверное, было бы сказать «они». Хотя… не знаю, – вздохнул Оливер.

– Когда вы говорили с Патриком, то постоянно повторяли Он, да Он, – сказала Фанни. – Кого вы имели в виду?

– Это тот, кто создал Великую пятерку, – ответил Оливер.

– Роланд? Капитан, да? – спросила его Фанни.

– Нет, это не он, – ответил Оливер.

– А кто? – настаивала Фанни.

– Повторяю, я не могу сказать.

– Признайся, что ты просто боишься, – сказала Фанни.

– Да, боюсь, – честно признался Оливер. – Вы что думаете, у меня совсем чувства самосохранения нет? Так вот, оно у меня есть. Считаете легко контролировать пятерку сильных магов? Знаете, какой ум и сила для этого нужны?

Никто не ответил.

– Правильно, не знаете, – продолжил Оливер. – И лучше бы вам это никогда не узнать.

– Ты сказал «пятерку», – ответил Родерик.

– Что? – не понял Оливер.

– Вас было шестеро, как мы выяснили, – продолжил Родерик. – А ты сказал, что этот человек контролировал всего пятерых из шести игроков, а значит, он был одним из вас.

– Что б тебя, Родерик, – выругался Оливер. – Больше ни слова не скажу.

– И это не капитан, – продолжил Родерик, и внимательно посмотрев на Оливера, добавил. – Это Сайлар, да?

– Ничего не скажу, – ответил Оливер, но его глаза расширились от испуга, и он покраснел.

– Это Сайлар, – утвердительно сказал Родерик.

– Черт, Родерик, может вы с ним в одну школу ходили, где учат психологически давить на бедных людей, которые и сопротивляться-то не могут? – возмущенно сказал Оливер и добавил. – Да, это он. Рады? Если я вдруг исчезну без вести, знайте, что в этом виновато ваше любопытство. Именно оно погубило вашего друга.



Диана Шафран

Edited: 08.08.2017

Add to Library


Complain




Books language: