Турнир четырех стихий

Размер шрифта: - +

Глава 5. Ветроход и другие неприятности

Оливер проснулся с мыслью: «Сегодня первый матч Турнира, а я еще ни разу не создал огненную стену». Захотелось сделать две вещи: прибить Родерика или вернуться в прошлое, изменить его и… прибить Родерика. Пункт, который касался их капитана, был обязателен к исполнению.

Оливер бы это даже сделал, если бы Родерику не нужно было защищать их ворота. Покалеченный член команды не приведет к победе. Надо обязательно выиграть этот матч, а потом вмазать ему хорошенько, чтобы знал, как ставить людей в сложное положение. Правда, если он опозорится, у него не будет такого права. Он должен выиграть хотя бы ради того, чтобы сказать Родерику все, что он о нем думает. А еще лучше… показать.

Оливер повернул голову и уставился на своего соседа, который напялил на себя унылые черные штаны и синюю рубашку простого кроя, застегнув ее на все пуговицы. Он был похож на учителя деревенской школы.

– Ты в этом пойдешь?

– Что не так? – нахмурился Родерик, и внимательно осмотрел свою одежду, пытаясь найти там пятна или что-то вроде этого.

– Что это за унылый, траурный наряд?

– Нормальный, – сухо ответил Родерик.

– Мог бы что-то и повеселее надеть.

– Не хочу.

– Все с тобой ясно, – сказал Оливер, надевая ярко оранжевую рубашку и синий жилет с фиолетовой вышивкой. – Хорошо, что хоть костюм для приемов не напялил.

– У меня его нет, – ответил Родерик.

Оливер мысленно сделал пометку: если у Родерика появится костюм для приемов, надо его сразу же утилизировать. Его сосед и так занимает первое место в списке Самых угрюмых людей в мире, а если еще напялит на себя строгий черный костюм, безупречного покроя, с идеально белой рубашкой, где даже узел галстука – само совершенство, то будет выглядеть как холодная, мрачная статуя. Этого он допустить, конечно, не может.

Оливер ненавидел костюмы для приемов, они были очень неудобными, казалось, на тебя смирительную рубашку напялили, а ты еще должен двигаться, изящным движением брать бокалы с напитками, и улыбаться, когда у тебя на шее галстук-удавка.

Оливер внимательно посмотрел на Родерика и представил, как он выглядел, если бы оделся по последней моде. Эта мысль вызвала у него взрыв хохота.

– Что такое?

– Да так, ничего, – ответил Оливер, отсмеявшись. – Просто в голову пришла одна забавная идея.

Мысленно он сделал пометку: «Если Родерик проиграет пари, нужно заставить его надеть костюм, который пользуется популярностью у современных денди». Одна мысль об этом грела душу.

Родерик нахмурился, чувствую подвох, но сказал в своей привычной манере.

– На завтрак идем, а то опоздаем.

Ели они в полном молчании. Каждый думал о своем и эти мысли не были радужными. Фанни очень долго ждала этого момента, и вот, когда до первой игры осталось всего ничего, ей казалось, что кто-то у нее в желудке танцует канкан. Кусок в горло не лез, ладони вспотели, вилка в руках дрожала. Это уже не говоря о том, что она не спала полночи. В ее мечтах все это выглядело как-то… иначе.

Неожиданно Фанни услышала грохот. Выглянув в окно, она увидела облако клубящейся пыли. Все сразу выбежали во двор, чтобы разобраться в чем дело.

Когда слой пыли улегся, собравшиеся зрители увидели ветроход. К кабине цилиндрической формы были приделаны крылья. Подобный транспорт считался элитарным,  мало кто мог себе его позволить. Естественно, организаторы Турнира являлись исключением. Когда зашла речь о том, как наиболее быстро и эффективно доставить участников, выбор оказался очевидным – ветроходы.

Фанни присмотрелась к их транспортному средству и вздохнула. Эта модель была популярна лет так пятьдесят назад и не рассыпалась на части только благодаря чуду.

Из ветрохода вылез чумазый мальчишка, в коричневой кожаной куртке, которую носили все пилоты. Широкая улыбка, щербинка между двумя передними зубами, загорелое лицо – лукавое и проказливое, копна спутанных, вьющихся волос. Ему можно было дать лет 14, не больше.

– Приветики, – сказал он, улыбаясь. – Транспорт прибыл. Я Корн, пилот, доставлю вас на первую игру Турнира. Кто играет?

Родерик сделал шаг вперед, остальные члены комнады последовали его примеру. Улыбка на лице Корна померкла.

– Да, дела, – расстроено сказал он, и почесал голову. – А я-то думал, что вы выиграете, и я смогу полетать хотя бы еще один раз. А тут, гляжу, совсем беда. Меня точно снимут с этого маршрута.

– Эй, мелкий, – возмутилась Фанни. – Ты вообще школу закончил?

– Школу? – на чумазом лице проступили красные пятна. – Да я закончил Королевскую Академию пилотирования. Вот! – и подсунул им какую-то бумажку. – Никакой я не мелкий, просто роста низкого.

– Ты больше на школьника похож, чем на пилота.

– Мне между прочим, 26! И ни годом меньше. Поняли!? – возмущенно сказал он.

– Это твой первый официальный полет? – поинтересовался Родерик.

Мальчишка покраснел.

– Ну да, первый, – нехотя признался Корн и поспешно добавил. – Но это еще ничего не значит. Я отличный маг ветра и хороший пилот. Короче, мы летим или прохлаждаться будем?

– А с нами ничего не случится? – поинтересовалась Фанни, изучая ветроход, который в ее понимании даже отдалено не был похож на надежное транспортное средство.

– Обижаете, – Корн гордо выпятил грудь. – Я сам чинил этот ветроход, можно сказать по частям собрал. Пусть он и старенький, не спорю, но даст фору некоторым молодникам.

Фанни его слова не обнадежили.

– Сколько раз он падал? – спросил Родерик.



Диана Шафран

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: