Турнир четырех стихий

Размер шрифта: - +

Глава 29. Прошлое Родерика

В висках у Родерика стучала кровь, рот наполнился горечью, глаза словно огнем жгло. Он прекрасно знал, где сейчас находилась Фанни.

Попадись ему Элиус сейчас, попадись он живым ему в руки, – он бы его на куски разорвал. Второй раз в жизни он испытал подобную ярость.

Оливер беспокойно смотрел на Родерика, который точно каменная статуя стоял возле входа в Академию и ждал возвращения Фанни. Вообще-то он не любил вмешиваться в такие дела, но состояние его соседа по комнате внушало беспокойство. Неизвестно, на что сейчас он способен.

И, наконец, Фанни появилась. Она не выглядела смущенной или виноватой. Нет, она была похожа на человека, который сейчас готов сражаться и выиграть битву, несмотря ни на что.

– Ты была с ним, – сказал Родерик. Это был не вопрос. Это была констатация факта.

– Да, – ответила Фанни, гордо вздернув подбородок, и посмотрела ему прямо в глаза. Час в пути она готовилась к этому моменту, прокручивала у себя в голове то, что она собирается сказать, но сделать это было сложнее, чем она представляла. – Я понимаю, что ты обо мне забоишься, правда. Но не нужно меня контролировать. Я хочу жить своей жизнью и совершать свои ошибки. Мне просто, – она сделала паузу. Голос предательски дрожал. Собравшись с силами, она продолжила.– Просто нужно немного больше свободы.

– Совершать свои ошибки, – повторил Родерик. Он побелел от ярости, однако голос оставался спокойным и ровным. – Немного больше свободы.

– Почему я не могу это делать? – спросила Фанни.

– Почему ты не можешь? – повторил ее вопрос Родерик. Он произнес это таким голосом, что даже Оливеру было не по себе. – Что ж, если ты действительно, хочешь это знать, я скажу тебе.

Родерик выдержал паузу и продолжил:

– Потому что, моя мама совершила вот такую ошибку, поверила красивому парню из знатного рода, а потом умерла в нищете, – его голос звучал сухо, монотонно, так рассказывают факты, требующие предельной точности, без примеси эмоций. – Когда отец узнал, что я маг, он взял меня на воспитание, а когда стало известно, что у меня только слабый второй уровень, вышвырнул на улицу, как мусор. Ты тоже хочешь такую жизнь?

Фанни молчала и не могла посмотреть ему в глаза. Вся воинственность сразу исчезла. Родерик никогда не рассказывал о своем прошлом, и узнать об этом… вот так, было неожиданно, больно и пугающе одновременно.

– Я не требую от тебя ответа сейчас, – сказал Родерик. – Мне не нужны твои пустые обещания. Поразмышляй и скажи мне, что ты выбираешь. Тогда я озвучу свое решение.

Он развернулся и, оставив Фанни одну, пошел в сторону леса. Оливер побежал за ним.

– Так ты, значит, полуаристократ? – спросил он Родерика.

– Нет, я сирота, студент Академии Айрис, капитан команды. Это все, – ответил Родерик.

– А разве ты ничего не хочешь доказать отцу, участвуя в Турнире? – спросил его Оливер.

– Зачем мне что-то доказывать человеку, мнение которого не имеет для меня никакого значения?

– Понятно, – сказал Оливер, хлопнув его по плечу. – Знаешь что тебе сейчас нужно?

Родерик посмотрел на него взглядом,  в котором читалось: «Если ты сейчас неудачно пошутишь,  умрешь на месте».

– Хорошая тренировка, – улыбнулся Оливер. – А то знаешь, меня твоя аура пугает. Нет лучшей разрядки, чем хороший бой.

– Если ты думаешь, что эмоции помешают мне выиграть, ты ошибаешься, – сказал Родерик, немного успокоившись.

– И в мыслях такого не было, – рассмеялся Оливер. – Но я тебя щадить не буду, так и знай.

– Я на это рассчитываю, – ответил Родерик.

Оливер слегка улыбнулся. По едва заметным признакам: то, что Родерик согласился сразу, и не послал его куда подальше, можно было сделать вывод, что он благодарен. Но ему определенно нужно поработать над тем, как выражать свои эмоции.

Фанни стояла посреди двора, как громом пораженная. Она не знала, сколько она простояла вот так, без движения. Сказать, что слова Родерика ошарашили ее, это ничего не сказать. Она думала, что Родерик просто о ней беспокоится, а на самом деле, когда он думает о ее отношениях с Элиусом, он еще и еще раз проживает собственную историю.

Наверное, боль была очень сильной, раз он создал вокруг себя такую стену.

Фанни приняла единственно возможное в этой ситуации решение: пошла к магистру Астериусу. Он по обыкновению сидел в своем кожаном кресле и что-то писал. Она всегда удивлялась тому, как много людей ему пишут. Ему приходили минимум десять писем ежедневно, а иногда количество переваливало за сто.

Фанни было очень интересно узнать о магистре Астериусе, что-то кроме того, что он сильный маг 6 уровня, знает больше, чем все они вместе взятые, и она будет благодарна ему до конца жизни.

Но он не собирался посвящать кого-либо в свое прошлое. Как и Родерик. До недавнего времени.

Если магистр Астериус когда-то соберется рассказать о своем прошлом, то Фанни бы предпочла, чтобы это произошло в более спокойной атмосфере, возле камина, за чашечкой чая. Чтобы она при этом не чувствовала себя человеком, по которому стадо лошадей пробежалось.

– Магистр Астериус, – сказала Фанни без вступления. – Это, правда, что отец Родерика был из знатного рода и отказался от него, когда узнал, что он слабый маг?

Магистр Астериус оторвал взгляд от письма, устало потер переносицу, улыбнулся и, указав на кресло, сказал:

– Присаживайся, – его голос звучал мягко и успокаивающе. – Я налью тебе чаю.

Магистр Астериус протянул Фанни чашку с горячим чаем, и она немного дрожала у нее в руках.



Диана Шафран

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: