Тусклый свет электрических фонарей

Font size: - +

Голоса

 - Алло! Алло, я вас слушаю.

   Я молчал, не зная, что ответить совсем юной девушке, которая всё спрашивала:

   - Вас не слышно! Алло!

   Я нажал на рычаг. Наверное, это было глупо. Причем глупо вдвойне.

   Следующий раз я позвонил только через день. Тщательно приготовившись к разговору, я, робея, набрал номер. Голос в трубке меня обескуражил. Со мной говорил пятилетний ребенок:

   - Алё. Я слушаю.

   - Позови маму, пожалуйста, - нашелся наконец я.

   - А мамы нету.

   - Когда будет?

   - Я не знаю. А ты кто?

   - Как тебе сказать... Это сложный вопрос.

   - Почему?

   - Знаешь, я перезвоню попозже.

   Я повесил трубку.

  

   После встречи с загадочным незнакомцем я успокоился. Нельзя сказать, что я получил ответы на свои вопросы. Но я узнал, что эти вопросы по крайней мере имеют ответы. Теперь я мирно спал ночи напролет, ходил на работу, общался с друзьями. Походы на сумеречные кладбища я прилежно старался забыть. Но мир, как вывернутая наизнанку перчатка, хоть и был похож на прежний, но, очевидно, стал иным. Мой пытливый ум, успокоившийся и оживший, пытался понять этот новый мир, найти новую логику взаимоотношения вещей и событий взамен утерянной старой. Всё чаще, возвращаясь с работы, я прокручивал в уме происшествия мокрого рассвета. И наконец нащупал в кармане счастливый билетик, подаренный незнакомцем. Это была моя единственная ниточка. Желая пройти путь до конца, я собирался уже съесть мятую бумажку, но, повинуясь глупому обычаю проверять чудеса, решил удостовериться в счастливости подарка.

   Мне это не удалось! Совершенно невозможно было проверить, счастливый билет или нет, по той простой причине, что количество цифр на нём было нечетным! Я почему-то полагал, что во всех странах мира вот уже второе столетие все трамвайные билеты несут на себе четное число цифр. Именно для того, чтобы среди них попадались счастливые. Весь мой предыдущий опыт подтверждал такую точку зрения. И теперь я был обескуражен. Что имел в виду незнакомец, называя билетик счастливым? Очевидно, он вкладывал в свою фразу определенный смысл, но какой?

   Я ломал голову неделю. В задачке явно не хватало данных. Поскольку некая мистичность сопутствовала предшествующим событиям, я попытался найти ответ мистическими средствами. Однако попытки добыть истину с помощью нумерологии были пустыми. Нумерология крайне плохо приспособлена к работе с трамвайными билетиками в приложении к реальным событиям. Реальность оказалась настолько сильнее всех мистических манипуляций, что довольно быстро я отказался от них ввиду их полной бесперспективности.

   В конце концов я осознал, что достаточно долго занимаюсь полной ерундой - пытаюсь разгадать тайны Вселенной, пользуясь трамвайным билетом. Тем не менее остаться без ответа я не мог и потому решил посоветоваться со своим другом. Я положил изрядно потрепанную тайну рядом с телефоном и собрался уже набрать Остина, когда, скользя взглядом по загадочным семи циферкам несъеденного счастья, вдруг осознал простоту, изящество и нелепость истины. Я вернул трубку на место и некоторое время боролся с остатками разума. Затем вновь снял ее и набрал номер.

   Первые две попытки позвонить по номеру на трамвайном талоне не принесли мне ожидаемого откровения. В первый раз я не знал, что ответить девушке, снявшей трубку. Вторая моя беседа состоялась с агрессивным младенцем, задававшим концептуальные вопросы о моей сущности. Теперь, перед третьим звонком, я был готов к чему угодно. На этот раз записанный на магнитофонную ленту диктор меланхолично продекламировал: "Время покрыло пылью в глубоком прошлом расставленный натюрморт, жестоко обнажая его мертвую натуру".

   Слушая короткие гудки, я машинально попытался сравнить их частоту с частотой своего пульса. Пульс явно побеждал. Я позвонил снова, желая еще раз прослушать сентенцию, но трубку, застав меня врасплох, поднял человек:

   - Алло, - довольно немолодой усталый голос.

   - ...Добрый вечер!

   - Добрый.

   - Мне ваш телефон дал один знакомый.

   - Да, я слушаю.

   - К сожалению, я не знаю его имени, - господи, он примет меня за сумасшедшего. - Ну, такой, знаете, в плаще и с растрепанными волосами.

   - Его зовут Голем.

   Кровь прилила к моей голове. Нелепица становилась реальностью, превращая реальность в нелепицу.

   - Кто вы? - резко выпалил я, и на мгновение мне почудилось, что я сказал свою реплику голосом собеседника.

   - А кто ты? - эхом откликнулись на другом конце провода.

   - Я первый спросил, - я почувствовал себя ребенком - наверное, из-за обращения на ты.

   - Резонно, - согласился собеседник. - Вообще-то меня по-разному зовут. Например, дядюшка Хо.

   - Бред какой-то, - несколько невежливо заметил я.

   - Бред, - согласился дядюшка Хо. - Но ты не представился.

   Я назвал свое имя. Нужно было задавать вопросы, пока со мной готовы говорить. Мне казалось, что стоит положить трубку, и чудо исчезнет, а по набранному номеру вновь окажется бездушный робот. Противореча моим желаниям, моя рука сама собой дернулась к рычагу, но, к счастью, нажала его лишь в воображении. И тут я понял, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Есть у этого дядюшки Хо знакомый с растрепанными волосами и со странным именем. Ну и что? Чуда не было, я лишь придумал его, потому что оно мне было необходимо. Или всё же...

   - Видите ли, - тщательно подбирая слова, начал я, - со мной случилось несколько необычных происшествий...



Сергей Козинцев

Edited: 01.07.2017

Add to Library


Complain