Тут так холодно

Размер шрифта: - +

Тут так холодно

1.

 

Всё началось с того, что восьмилетний Андрей задал своей мамочке довольно странный вопрос:

- Мам, а что там за коридор? - и указал пальцем на дверь, ведущую в кладовку.

Анна, так звали маму Андрея, немножко испугалась вопроса и почувствовала приближающуюся опасность. Сердцем ощутила, что что-то не так.

- Там нет никакого коридора, - попыталась она ответить спокойно, но её голос дрогнул. – Андрюша, там кладовка.

- Нет же… там коридор… длинный такой и тёмный.

- Хватит! Ешь, давай!

- Мам, ну что там за коридор? Ну, скажи. Я уже взрослый, я должен знать. Почему вы о нём мне ничего не рассказываете?

- Ну, какой там коридор, сыночек? – провела Анна тёплой ладонью по голове сына и легонько потрепала его за ухо. – Там кладовка, там папа инструменты хранит. Ты, что, раньше никогда туда не заглядывал?

- Почему же, я часто туда заглядываю. Там коридор. Вчера мы с Димкой в прятки играли, и я там прятался. Темно, правда, было и немножко страшно.

- Вот же ты фантазёр!

- Не веришь?! – вскочив со стула, крикнул Андрей. Он бросился к двери и открыл её. – На, смотри, теперь ты видишь?

В кладовке из-за темноты не было ничего видно. Анне сразу стало понятно, почему Андрей думает, что там коридор. Он, видимо, не знал, что у них здесь кладовка. Каждый раз, когда открывал и заглядывал в темноту, думал, что там коридор. Прикольно, надо мужу будет рассказать.

- Лопух, ты! Говорю тебе, нет тут никакого коридора.

- Хорошо! - выкрикнул Андрей. - Тогда найди меня в этой кладовке!

Он резко заскочил в темноту и закрыл за собой дверь. Анна улыбнулась и включила свет в кладовке.

- Ну, что, ты там спрятался, можно уже искать? Хотя, я не представляю, где там можно спрятаться.

Анна потянула на себя дверь и заглянула в маленькую узкую комнатку с шестью полками, до отказа заваленными всяким никому практически не нужным барахлом, если не считать молоток, топор, несколько отвёрток и перфоратор. Ну, ещё свёрла и саморезы. А всё остальное смело можно выкидывать – сто процентный мёртвый груз. Фуфайка на стене и ветровка. Вот и всё, что она увидела.

- Андрюша, ты где? – взвизгнула Анна. – Андрюша!

 

2.

 

Анна так перепугалась, что потеряла контроль над здравым смыслом. Она закрыла дверь кладовки, простояла перед ней с открытым ртом чуть ли не целую минуту и истерическим голосом попросила:

- Андрюшка, выходи. Хватит прятаться.

А затем, зачем-то взглянув на кухонный стол, добавила:

- Выходи немедленно! Ты пол тарелки холодника оставил на столе, не выливать же мне его.

Не получив ответа, она вновь открыла дверь и пробежалась взглядом по полкам. Придирчиво осмотрела всю кладовку, не понимая, где же здесь можно спрятаться.

- А, я поняла, - сказала она и вновь закрыла дверь.

Трясущимися пальцами она потянулась к выключателю. Потушила свет в кладовке и проглотила ком, подступивший к горлу.

- Давай, засранец, выходи! – рявкнула она. – Хватит пугать мамку!

За дверью раздался тихий голос Андрея.

- Тут так холодно.

Анна сразу же рванула дверь на себя.

- Андрей, где ты! - завопила она. – Андрей!

Ответа не последовало. До её сознания медленно стала доходить одна ужасающая мысль: вместе с её сыном из кладовки исчезла темнота. Именно та темнота, из-за которой она, когда заглянула в кладовку вместе с сыном, ничего не увидела. Сейчас Анна и без включенного света видела полки, и даже некоторые инструменты на них.

До её плеча неожиданно дотронулась чья-то рука. Ей она показалась очень горячей. Анна резко обернулась и увидела удивлённое лицо мужа. Филипп как-то очень тихо появился, она даже не слышала, как он вошёл в дом. Странно, ведь он только недавно отправился на работу… И вернулся. Видимо, что-то забыл.

- Что с тобой, Анна? Ты чего так вопишь?

Анна тут же ощутила себя сильно нашкодившим ребёнком, как будто она сделала что-то очень нехорошее.

Она нервно махнула головой в сторону кладовки.

- Андрей там пропал.

- Где там?

 

3.

 

- Успокойся и расскажи всё по порядку, - попросил Филипп. – Пожалуйста, сядь и успокойся.

Анна смотрела на него с какой-то заторможенностью. В её сознание медленно проникали мысли по поводу того, что мужа ни в коем случае нельзя допускать ко всему, что произошло. Если она посвятит его в произошедшие события, то тем самым оборвёт ту последнюю непрочную ниточку, которая связывает её с сыном. Она чувствовала, что эта связь ещё не исчезла, но находится на грани исчезновения.

Что же делать?! Что же делать?!

Анна опустилась на стул и уставилась на тарелку с холодником.

- Ой, что это я… что-то перепугалась совсем… Он, наверное, на улицу выскочил, а мне показалось, что в кладовке закрылся.

- Давно выскочил?

- Пару минут назад.

- Я не видел, как он выскакивал из дома. Я ж Петровича возле дома встретил, он к тебе направлялся, денег хотел занять. Мы постояли, поговорили, - Филипп замотал головой, - Андрюшку я не видел.

- Может, ты не заметил всё-таки.

- Тут что-то не так, дорогая. Ты вся белая, как мел. Я же вижу, что что-то случилось.

- Я просто перепугалась. Сидел за столом, ел холодник, а я мыла тарелки. Разговаривала с ним. Обернулась, а его нет. Вот и перепугалась. Стала его искать.

- Хорошо, я пойду, поищу его во дворе, - сказал Филипп. - А ты будь тут, если объявится, то сразу набери меня. Блин, как всё не кстати, мне шефа в аэропорту встречать надо. Могу опоздать.

- Так ты езжай, я сама найду Андрюшку.

- Нет, я так не могу. Пока не найду, никуда не поеду. Растяпа ты у меня, вечно у тебя что-то не так. Не женщина, а катастрофа.



Александр Булахов

Отредактировано: 20.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться