Тузик

Размер шрифта: - +

Тузик

       Инга шла домой после напряженного трудового дня. Отчет был сдан, "хвосты" подчищены, копии во все отделы, расчетный листок получен, все бумаги заняли свое место в папках. Можно было уходить.
       Навстречу, чуть ли не под ноги, бросилась девочка лет десяти. Она деловито спросила:
       - Вам не нужен щенок?
       Инга обернулась. У обочины грунтовки ребятишки играли со щенком. Какой он был породы, сказать было сложно. Скорее, какой беспороды. Желтого цвета, напоминающий одновременно и овчарку мордой, и спаниеля висячими ушами, с темными блестящими глазами.
       Он валялся в пыли верх брюхом, перебирал лапами, вываливал розовый язык, поскуливая от избытка чувств. Хвост дергался, словно реактивный, и все маленькое тельце ходило ходуном.
       Девочка настойчиво повторила:
       - Тетенька, вам не нужен щенок?
       Инга раскрыла рот, чтобы сказать: "Не нужен".
       Куда его девать? Раньше она не заводила собаку, потому что у матери была аллергия. Потом - потому что не успевала выгуливать, мотаясь на учебу и на работу. А теперь просто не смогла бы прокормить этот тявкающий комочек. Какой еще вырастет? Не угадать.
       Вместо этого вырвалось:
       - Как зовут?
       - Тася.
       - Да не тебя, щенка.
       - Тузик! - у девчонки загорелись глаза.
       Инга подошла поближе. Дети расступились, а щенок перевернулся на все четыре лапы и уселся, поглядывая на нового человека.
       "Этот большой. Страшно. Бить палкой".
      Он заскулил и нагнулся к самой земле, как большая мохнатая жаба. Инга протянула руку. Щенок заворчал. Девушка отдернула руку, ожидая укуса. Звереныш перестал скулить и любопытно шевельнул ушами. Хвост нерешительно дернулся.
       - Ну, что же ты, дурашка? - сказала Инга.
       Щенок встал и робко обнюхал руку. И уже уверенно замотал хвостом. Инга и дети наперегонки гладили щенка, который исходил от восторга.
       Позади раздался шум тормозов. Из газика с надписью "Служба отлова безнадзорных животных. ООО "Приют" вылезли мужички в спецодежде и ватниках. Один из них уже натягивал толстые стеганые перчатки.
       - Толя, глянь.
       - Этому и сачка не надо.
       - Да нет, большой уже, зараза.
       Инга встала и подошла к этому Толе.
       - Что вы делаете?
       - Дык... по заявке вот. Ловим.
       - А кто заявил? Это моя собака.
       - Да кто сказал, что ваша, вон, и ошейника нету. Она же не породная. Идите, дамочка, не мешайте. У нас заявка.
       - Чья заявка?
       - Дык, жилички, собаки бегают, педикулез разносят.
       Инга вспомнила Белову, соседку со второго этажа. Та на днях вела свою девочку, постриженную наголо. Тоже, наверное, игралась с щенками.
       Внезапно Ингу затошнило, словно и эта Белова, и ее ни в чем не повинная дочь, и эти мужики были какими-то мерзкими пришельцами, ходячими големами, только с виду напоминающими людей.
       - Дамочка, проходим, проходим, не мешаем.
       Безымянный напарник Толяна уже обошел Ингу и схватил шенка. Щенок завизжал, как циркулярная пила. Дети плакали.От сюрреализма происходящего Инга не стала кричать, или качать права, а молча кинулась на обидчика.
       - Толя-а-н!!! Да убери ты эту суку-у!!!
       Щенка он, однако, не выпустил.
       В голову словно ударило холодное белое пламя. Глаза ничего не видели, крики и визг слились в белый шум. Все словно скатилось в одну точку. Обида от несправедливого увольнения, бытовуха, довольная Танюха, показывающая обручальное кольцо, макароны с тушенкой и концентраты вместо нормальной еды.
       Усталость. Усталость.
       Доктор говорил, что это низкое давление. "Но сахар проверить не помешает".
       Инга бессильно осела на землю.
       Заурчал мотор, и машина взялась с места.
       "Мой щенок".
       Мой.
       Щенок.
                                                                                        ***
      Через неделю Белова напомнила Инге, что осободилось хорошее место в ее отделе, куда она обещала устроить девушку. Инга молча прошла мимо. Внутри словно что-то исчезло. То, что раньше помогало понимать и прощать самых подлых людей.
                                                                                        ***
       Год спустя Инга случайно услышала фразу "Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак". Нет, собак она с тех пор не любила. Проходила мимо бездомных собак, как мимо пустого места. Ее трясло. У Таси отросли выбитые молочные зубки, и ее мама, так же как Инга, больше не разговаривала с Беловой.
                                                                                       ***



Елена Колоскова

Отредактировано: 28.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться