Твое рыжее проклятие

Размер шрифта: - +

Глава 21 Случайные радости и незапланированные неприятности

Софья

       

       Идиотка, что я наделала? Вот, как знала, что не стоило этого делать. Катерина, подруга называется, убедила, черт возьми, воспользоваться его сонным состоянием, чтобы  он подумал, будто все привиделось.  И я, дура, согласилась. Правда,  взвесив все «за» и «против»  решила его связать. Так мне, показалось, будет безопаснее. Ага, безопаснее, как же.  Какого лысого инквизитора я, вообще, от испуга выпустила свой дар? Знала же, что его эмоции  на меня и без дара отлично действуют, а тут полный Übergabe, капитуляция души и тела.  Сама не поняла, как меня  охватила эта страсть, и что мне дальше делать? Да, я теперь не смогу  ему в глаза смотреть. Я СЕБЕ не могу в глаза смотреть,  демоны побери.  Хрен знает, кому из нас  двоих  отомстила?  Скорее самой себе. И еще эти слова его «Милая моя, моя девочка». Что он там себе вообразил? Какая я ему милая девочка? Да еще и «его».  Тупая кретинка  -  вот кто я. Как еще заснуть умудрилась в его объятиях? Сказались слабость, усталость,  удовлетворение? Господи, как стыдно. Стыдно, СТЫДНО.  У-уу.

       Хорошо, что проснулась с рассветом. С непривычки спать в «обнимку» (читайте - в тисках  мужских загребущих рук)  затекла шея, что и разбудило меня.  В принципе, если бы могла за ночь хоть раз сменить положение, то признала - лежать было удобно на широкой горячей груди «брата».  Блин,  теперь уж точно не брата.  Первого мужчины в своей жизни.  Любовника, идиотка, при том отличного. С трудом получилось выпутаться, чтобы  не разбудить красавчика.  Подняла с пола свой халатик, в котором пришла изначально, накинула  и  выскользнула из комнаты.  Нога практически не болела,  а вот душа… Душа находилась в смятении.

     Следовало привести  в порядок себя, свои мысли и свою жизнь. 

      Мне хватило полчаса  на то, чтобы принять душ, надеть школьную, точнее лицеистскую форму  и  захлопнуть за собой дверь в квартиру. Приводить мысли в порядок лучше в одиночестве в независимости от времени суток.  А дома мне  никто не даст опомниться,  в лучшем случае  Станислав  сделает вид, что ничего не было, а в худшем… Возгордится своей «победой»? Поиздевается лишний раз надо мной? Расскажет своим друзьям?   Даже представлять это не хочу. 

       На часах шесть утра – это хорошо - маршрутки уже начали ходить. До  занятий целых два часа – плохо – куда податься?  У меня три варианта. Гулять  по полутемным  рассветным  улицам, что чревато последствиями – либо  нарвусь на неприятности, либо заболею.  Ехать в Сосновку к бабушке. Черт, как я ей объясню свой приезд, особенно, когда сегодня возвращается мама? Остается  только  Катя. Надеюсь, она уже  выпроводила своего Ежевского из дому, тетя Лида  с работы приходит в семь.  

         Кутаясь  в пальто (слава богу, додумалась одеть именно его и высокие  сапоги, а то совсем окоченела бы), вышла на остановку.   Тут же остановился 312-ый. Это  событие меня порадовало, неужели и на моей улице праздник.  Загадала, что если  сегодня три раза подряд мне улыбнется удача, то  я смогу разрулить эту идиотскую ситуацию в которой оказалась по собственной глупости.

       Через сорок минут  уже стояла  на лестничной площадке перед Катькиной дверью и боялась нажать звонок.   Мимо меня прошел дед Василий с пятого этажа, местный и кажется вечный  сантехник,  уже на пенсии несколько лет, а все в управляющей компании работает.  Узнал. Кивнул, закурил сигарету и пошел вниз, громко кашляя, поперхнувшись собственным дымом.  Я опять подняла руку к звонку, но так и не решилась нажать.  В соседней двери щелкнул замок. Вышла бабка Настасья, Катькина соседка, с табуреткой, газетами и небольшим мешком семечек.

 - Здравствуйте, баб Насть, - поздоровалась с ней.

- Ты чегой-то тут, рыжая? Вы ж вроде с мамкой уехали за бугры? -  удивилась она и недовольно посмотрела на меня,  оценивающе, сверху вниз.  

- Приехали, - буркнула.

       Ее негативные эмоции ощущались сильнее, не так, как раньше. Сколько помню, она никогда не любила нашу семью. Считала маму развратной женщиной и меня заодно к ней причисляла. Типа «яблоко от яблони». Из-за этого не любила и семью Колесниковых. Я видите ли плохо влияю на Катерину.  

- Так и думала,  что там и своих шалав навалом, - хмыкнула  бабулька, - Поганой метлой вас таких, ведьм, на сто первый километр.  

- Сама ведьма, торгашка чертова, - крикнула я и  со злости нажала на кнопку звонка.

 Дверь открылась мгновенно, словно меня ждали.

- Лис, ты чего тут делаешь? – Катерина стояла при полном параде, точнее готовой к школе, только без верхней одежды.

- В гости пришла, - пожала плечами, - А ты чего?

 - Заходи,  -  подруга за руку втянула меня в квартиру, захлопнула дверь и спросила: - Что случилось?  

- Ты одна? – подозрительно  осмотрела прихожую  на предмет мужских, Денискиных вещей.

- Так, -  понятливо протянула Катька, - Шуруй на кухню, не завтракала поди. Я сейчас.

      Разувшись, я прошла в маленькую хрущевскую каморку  с названием «кухня», где могли поместиться лишь  плита, стол, холодильник и пара стульев. Человек там мог находиться  лишь один, не считая поочередного временного приема пищи. Впрочем, нам с Катей - двоих  худеньких девиц -  за столом  с чашками чая, вполне места хватало. 



Ирина Михалевич

Отредактировано: 16.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться