Твой личный призрак

Размер шрифта: - +

7. Истина в твоем взгляде

Я всегда думала, что постель — это конец. Последняя стадия, после которой уже не может быть чего-то лучше. Но, попробовав раз, я не могла унять себя, так откровенно и так хотелось больше и больше. Словно ненасытное естество раскрыло себя, от которого не было спасения…

Не смывай кровь, мне так даже нравится. И я касаюсь опять и опять, погружаясь в бесконечную тьму тебя. Чистая ночь скрадывает безумие. Ты знаешь, что кровь окрашивает в черный ногти, если раз за разом их выдирать? Звучит как настоящий хрусталь. Тонко и протяжно, почти щекотно. И я обвиваю руками твою шею, на которой синим ожогом следы веревки.

В тот раз я нашла тебя в петле. Твой взгляд был пустым, ты смотрел перед собой, как если бы уже сделал шаг вперед. На кухне было холодно, окно — нараспашку открыто. Я знала, что даже скажи что-то, ты меня не услышишь. Потому лишь подошла, обняв тебя за пояс и прижавшись щекой к бедру. Через минуту твои руки, ледяные и дрожащие, легли на мои плечи, и я поняла, что ты здесь со мной, что не уйдешь. Ты позволил мне взобраться на стол, развязать узел, подхватить тебя под плечи, осев под тяжестью тела. Мои полупрозрачные ладони были реальнее тебя, словно это ты стоял на другом берегу реки Стикс. Тогда я смогла спасти тебя, но разве я могла быть с тобой всегда?

Необходимость засыпать привила мне дикий ужас. Я боялась уходить, но еще больше боялась оставлять тебя одного. Каждый раз, возвращаясь, я искала тебя взглядом, вздрагивая от мысли, что могу не найти. Но ты был рядом. Спокойный взгляд убийцы без будущего, но с прошлым не позволял усомниться в твоем настоящем. Я не могла долго смотреть тебе в глаза, но не могла и опустить взор. Почему я выбрала тебя, того, с кем обязательно буду несчастна? Зачем нас свела судьба?

Ты почти не ел. Мне пришлось спрятать все ножи, и ты не стал искать их, доверившись моему встревоженному чувству. Ты много курил и пил кофе, словно мог выжить только на горьком напитке и сигаретах. Раз в день я заставляла тебя съедать что-то, и ты вынужденно давился едой, которую не хотел принимать твой организм. Мы почти не разговаривали, я научилась понимать тебя с полувзгляда, который был красноречивее многих слов. Хороший, родной, как мы дошли до этого?

— Я спасу тебя, — обещала я, сама не веря в то, что говорю. Ты улыбался краем губ, словно и сам понимал, что это невозможно, но утвердительно кивал в ответ. Я хотела вылечить тебя, помочь тебе, но что могла я, та, кого не существовало? Будто из всех больных зверей ты выбрал самый чахлый цветок и возложил на него ответственность за свою жизнь. Мне нельзя было показывать своего отчаяния, и я лишь молчаливо принимала твое безропотное доверие, которого ты не хотел признавать. Мне было так тяжело, но я не могла иначе.

Если бы мои слова могли достичь тебя, я бы говорила, не переставая. Мне было мало тебя, даже когда мы были вместе. Знаешь ли ты, как болело мое сердце при одном взгляде на тебя? Оказывается, у меня оно было. Я и не думала, что может быть так больно. Я гладила тебя по волосам и повторяла, что все будет хорошо, что мы справимся. Но не понимала, почему ты так поступил, зачем убил невинного. Я не спрашивала о твоей работе, не просила объяснений. Не имела права. Я пришла в твой мир тогда, когда он был настолько целым, что не допускал изменений. Ты позволил мне быть незримым наблюдателем, который ничего не мог сделать. У меня не было иного выхода.

…Или так я хотела думать. Сегодня ты долго смотрел в окно. Я обняла тебя со спины, уткнувшись носом между лопаток.
— Ты так боишься, что я уйду, но каждый день уходишь сама.
Ты во всем был прав. Не было слов, чтобы ответить, лишь боязно вжалась крепче, словно ты мог пропасть в любую секунду. Твои ладони накрыли мои руки почти успокаивающе, я еле слышно вздохнула. За прошедшие дни мое положение ухудшилось. Чем больше росла луна, тем дольше я спала и тем прозрачнее становилось тело. Будто срок, отмеренный мне на земле, подходил к концу. Что будет потом, я исчезну? Не хочу, не могу потерять тебя.

Твое лицо было очень близко. Ресницы щекотали скулу, когда поцеловал у виска. Пальцы нежно огладили кожу. Полнолуние через три дня, и я живу в постоянном страхе перед ним.
— Не отпускай меня, — почти молю, впиваясь ногтями в плечи.
— Не отпущу.
Пожалуйста, не ври мне.

Я сразу поняла, что эта ночь настала. Стоило открыть глаза, как пробило полночь. В ночном небе желтым пятном горела полная луна. Нам остались считанные часы до нового рассвета, и я боялась провести их одна. Я искала тебя, звала, но ты не откликался. Я нашла тебя на кухне. Ты курил, а на столе перед тобой лежал пистолет. Я знала, что он заряжен, даже не проверяя.
— Сядь.
Ты не приказывал и не просил. Твой голос звучал так, будто бы у меня не было иного варианта, как подчиниться. Я села напротив, сложив ладони на коленях. Ты не смотрел на меня, и я тоже отвела взгляд.
— Тот самый день…
Твой голос был глухим и скрипучим, почти незнакомым. Он напомнил мне наст в морозную ясную погоду. Ты глубоко затянулся сигаретой, после продолжил.
— Это было ровно пятнадцать лет назад, тогда не стало Розы. В тот день я умер.
Оставил бычок тлеть в пепельнице. Я завороженно проследила за движением рук, когда они скользнули к джинсам. Ты вытащил из заднего кармана пару снимков поляроида, выложил их на стол. Я неуверенно протянула к ним ладонь. Выцветшая картинка отражала улыбающуюся темноволосую девочку, обнимающую мальчика чуть выше нее. Ты и в детстве был очень красивым. Вторая фотография была новее. Девочка-подросток стояла на лестнице в яблоневом саду, удерживая в руках корзинку с плодами. Она казалась жизнерадостной, но была очень бледной.
— А это ты десять лет назад. Я нашел тебя. Твое имя было…
Я закрыла лицо руками, и ты замолчал. Отпил из кружки остывший кофе.
— Хочешь знать, что с тобой стало?
Я помотала головой. Мне было страшно. Казалось, если узнаю, случится что-то непоправимое… Но ты был неумолим. Пальцы легли поверх моих рук, убирая, заставляя смотреть на тебя. Наверное, я плакала, я не понимала.
— Ты еще жива.
Вздрогнула. По коже пробежали мурашки, меня затрясло, как в припадке. Я хотела убежать, чтобы не слышать, но ты схватил меня за плечи, удержав на месте. Я вцепилась пальцами с силой, наверное, останутся следы ногтей. Ладонь на затылке, заставляя носом вжаться в плечо. Я не заметила, как мы встали.
— Я нашел тебя, ты у Домино. Я был у тебя.
В голове помутнело, к горлу подкатила тошнота. Сбежать, Боже, отпусти меня, я просто хочу сбежать!
— Тебя парализовало после аварии, ты не можешь даже самостоятельно есть. Днем можно определить, что ты жива, только по глазам. Они такие же красивые.
Почему ты так жесток, почему?.. Я не хотела слышать и знать, позволь мне просто не знать…
— В полнолуние тебя мучает бессонница, и ты страдаешь еще сильнее. Оно напоминает тебе о ночи, когда закончилась твоя жизнь. Я разговаривал с тобой. Ты слышишь, но можешь лишь смотреть. Я спросил, хочешь ли ты жить… И ты моргнула два раза. Ты сказала «нет».
Ты склонился и поцеловал меня. Я подумала, что это последний, что потом…
— Ты ведь…
Я не смогла произнести этого, но я знала, что произойдет дальше. Ты медленно кивнул. Этого нельзя было избежать. Неужели поэтому я нашла тебя? Это то, чего желала моя эгоистичная душа? Всего лишь взвалить на тебя тяжесть собственного выбора?
— Я пойду с тобой.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться