Твой мой мир

Размер шрифта: - +

1

— Папа! Ты не можешь так поступить! Она тебе даже не родная...

Послышался грохот, словно кулаком по столу ударили.

— Кира твоя сестра. Изволь выражаться уважительней.

Узнаю отчима. Как всегда защищает меня.

— Сводная, — с вызовом сказала сестрёнка, но вскоре взяла себя в руки. — Извини. Но ты столько ждал приглашения, так мечтал вернуться, а сейчас, когда появился шанс, хочешь выставить нас в таком свете? Прошу, подумай, так ли необходимо рассказывать ей всё.

Дальше слушать не стала. Усмехнулась, поправила лямку рюкзака, набитого библиотечными книгами и, тихо побрела в свою комнату. С Аней у нас всегда были натянутые отношения. Когда отец, а по факту отчим, женился на маме, да ещё привёл в дом меня — ребёнка от другого мужчины, вся жизнь с ног на голову перевернулась. Мама как на крыльях летала от счастья и, конечно, старалась подружиться с падчерицей, которая была на три года старше меня. Дружба не срослась. При Олеге — отце, Аня вела себя сдержанно и я бы сказала отстранённо, а оставаясь без свидетелей трепала маме нервы. Мне тоже доставалось. Приблуда одно из самых мягких моих прозвищ. Я сто раз пыталась наладить отношения, но пламя ревности лишь взвивалось ввысь. Аня не гнушалась подлых приёмов, лишь бы усложнить мне жизнь. Так, в школе она распустила слух, что я не отличаюсь целомудрием и парней меняю как перчатки и... Да много всего было. Мерзкого. Гадкого и до обиды несправедливого. Скажи человеку сто раз свинья, и он захрюкает. Аксиома действует и в обратном направлении. Скажи что вот та девчонка дрянь последняя, у сестрёнки едва ли не суженого увела — заклюют. Меня сторонились и поглядывали кто с опаской, кто с презрением. Друзей целый ноль. В универе стало легче, но пресловутое сарафанное радио и туда докатилось. В итоге, я устала оправдываться и прекратила всякие попытки обелить себя.

Переодевшись, разложила на столе книги. Провела пальцем по деревянной фоторамке. Со снимка улыбалась мама: молодая и счастливая.

— Мне тебя не хватает, — прошептала. — Шесть лет прошло. А ты даже не снишься.

Дверь резко открылась, Аня, на секунду затормозила увидев меня и, скривив пухлые губы, спросила:

— Давно здесь?

Ничего, потерплю её грубость ещё год и как только получу диплом, съеду подальше. И чёрт меня дёрнул пообещать отцу не покидать родных пенатов пока из универа не выпущусь.

— Только пришла. А что ты собственно в моей комнате забыла?

Снова пренебрежительная гримаса на кукольном личике.

— Папа хотел поговорить с тобой.

Ох, точно, они о каком-то приглашении говорили.

— Не смей путаться у меня под ногами, — предупредила «любимая» сестрёнка стоило с ней поравняться.

— О чём ты?

— Да так, на будущее. — Не нравится мне это превосходство в зелёных глазах.

Отец сидел на кухне. В каштановые волосы, на виски, давно пробралась седина. Морщинки у глаз залегли глубже обычного, но его взгляд, как и прежде, оставался тёплым.

— Может, прогуляешься со стариком?

— Не говори так, — шуточно пожурила его. — Ты отлично выглядишь.

***

Мы сели на дальней лавочке в парке. Летние сумерки мягко легли на изнывающий в жаре город, принеся с собой тишину и прохладу. Редкие прохожие лениво шагали по тропинкам.

— В детстве ты любила сказки, — после недолгого молчания произнёс отец.

— Ещё бы. Ты писал такие интересные истории. Горгульи, оборотни, коварные правители, что отправляли корабли своих врагов на скалы, используя сирен.

— Подлиза, — рассмеялся отец.

— Я? — натурально удивилась, распахнув глаза. — Не только мне твои истории полюбились. Напомнить, каким тиражом вышел последний том трилогии «Стрела вершителя»?

Отец замялся и, кажется, чуть-чуть покраснел.

— Кхм. Хочешь, я расскажу тебе ещё одну историю?

Учитывая, что раньше отец никогда даже набросками не делился, я вся обратилась в слух.

— Жил в волшебной стране маг. Справедливый и добросердечный никогда не мог пройти мимо человека в беду попавшего. И однажды, встретил он мальчика, за которым гнались. Пожалел его маг, спрятал, от ран излечил, а вскоре узнал, что мальчик этот королевских кровей. И он наследный принц соседнего государства, с которым королевство Ферин давно воюет. Нашлись «добрые» люди, что мага властям с потрохами сдали, а правитель, посчитав поступок мага изменой, сослал того в параллельный мир, где магии отродясь не водилось. Раз в сто лет, миры те соприкасаются, но вернутся без дозволения правителя невозможно, как ни бейся.

— А почему мага сослали, а не казнили?

— Таким образом, его прокляли. Его, и весь будущий род, оставили без магии... — отец с прищуром посмотрел на меня. — Это как тебя воздуха лишить. И в волшебном королевстве наказание стало отличным назиданием другим людям. Род предавший считается нечистым, а слава о предателях передаётся из уст в уста.

— Так, что стало с тем магом?

— Он женился на обычной женщине, подарившей ему сына. И сын тот, чувствуя в себе отголоски магии, задыхался в мёртвом мире волшебства лишённом. И у сына того родилась дочь... И история о настоящем доме, мире, где сказки становятся былью передаются как легенды, в которые хочется верить.

— Грустно как-то.

Отец снова улыбнулся и потрепал меня по голове.

— Есть способ вернуться. Завоевать расположение правителя.

— Как? Миры ведь раз в столетие соприкасаются.

— Из дворца пришёл приказ, отправить дочерей, потомков мага в волшебную страну.

— А что дальше? Что было дальше? Одной из девушек удалось растопить сердце короля?



Катерина Зиборова

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться