Твой Ребенок

ГЛАВА 3

— Мам, а эти ленточки точно подойдут? — дочь нахмурилась и тут же скорчила смешную мордочку. — Вера уже похвасталась белыми бантиками. Она хочет быть самой красивой. 

— Самой красивой будешь ты. Знаешь, почему?

Марина покачала головой.

— Потому что нежно-розовые ленточки будут только у тебя.

Она удивилась этой простой мысли и так широко улыбнулась, что даже бабушка, которой всю ночь нездоровилось, подмигнула мне. 

— Ты уверена, что все хорошо? — спросила у нее, вновь отмечая бледность и то, как безвольно легли руки на подлокотники. 

— Не переживай обо мне, Кариш. Лучше подумай о работе. Ты из-за меня теперь полдня пропустишь. 

— Ты важнее всякой работы, бабуль. 

Я подошла и поцеловала самую прекрасную и добрую женщину на земле. Ей было приятно. Пожилым людям, как никому другому, хочется чувствовать себя нужными. 

— Нам пора. Еще бы цветы успеть купить…

— Да поди уже не успеете. Девятый час пошел.

Я погладила ее по щеке и заторопилась. Марина к этому времени ждала меня в коридоре с портфелем в руках. 

— Мам, я обулась.

Дочь несколько раз моргнула, всем видом осуждая мою черепашью скорость, а мне пришлось попутно не только одеваться, но и отвечать на звонок Дарьи. Та, несмотря на мой полудневный отгул, с первой секунды заявила о срочном заказе. 

— Карин, у меня вечером такой завал! — Она тяжело вздохнула. — А Надежда Юрьевна уперлась рогом. Мол все заняты, и кроме меня, некому доверить. Давай я все подготовлю. Тебе останется только проследить, чтобы вовремя привезли торт. 

— Я в агентстве всего четыре дня. Разве можно мне доверить такое ответственное дело?

— Ответственное дело, Карин — это корпоратив на двести человек или официальная встреча толстопузых, которым ты каждый год платишь налоги. А детская вечеринка — всего лишь головная боль и испачканный десертом костюм. Кстати, у тебя есть что надеть? Клиент просил серьезного, знающего свое дело, сотрудника.

Ну, конечно, просил. Именно поэтому они решили отправить стажера. Не event— агентство, а шарашкина контора! 

— Я в курсе дресс-кода, так что не подведу. 

— Умничка! Жду тебя в офисе в два. И передай поздравления своей малышке.

— Спасибо. 

Она завершила звонок, а я завыла в голос. 

— Ты чего воешь? С работы звонили? — Бабушка вышла в коридор и обеспокоенно на меня посмотрела.

— Да нет. — Я вздохнула и в режиме “турбо” разложила гладильную доску, достала выходной костюм — один из двух — и пусть с опозданием, но вышла из дома в надлежащем виде. 

Марина, увидев розовую ленточку в моих волосах, засветилась от счастья. Теперь ничто не могло испортить ей настроение. Ведь у одноклассницы Веры парного с мамой образа точно не будет. 

— Мы как парочка, только лучше! — заявила она, и поторопилась, чтобы поспеть за мной.

Тем временем у меня в голове прокручивались и список дел, и план воплощения их в жизнь, и мысль о первом заказе, который, я была уверена, запомнится надолго. 

Дойдя до цветочного магазина, мы с горем пополам выбрали один из готовых букетов. Наверное, некоторые люди назвали бы меня плохой матерью, — спасибо за прекрасную характеристику классной руководительнице, которая до конца моих дней будет припоминать мой отказ сдавать деньги на всякий пустяк, — однако все эти пересуды за спиной воспринимались мной скорее, как шипение змей. Как там говорится? Собака лает, караван идет? Вот и я не оборачивалась. 

До того, как родилась Марина, вся моя жизнь состояла из розовых пони и обожествления Алекса — самого крутого парня в школе. Мы были из совершенно разных миров. Я воспитывалась бабушкой и дедом: строго, но с любовью и всего лишь раз — ремнем. И то, наказание настигло меня задолго до внезапной беременности. С того момента, как во мне зародилась еще одна жизнь, моя родные не позволили себе ни одного плохого слова, боясь, что я потеряю ребенка. Бабушка особенно. Она знала, каково это — потерять.

А Алекс рос в обеспеченной семье, имел все самое лучшее, и вопреки мнению, что мажоров интересуют только развлечения, был отличником, любимчиком учителей и в целом, хорошим парнем. Наверное, оттого я в него и влюбилась. Полгода сидела на уроке математики у окна и смотрела в широкую спину, ловила каждое движение взглядом и сама не замечала, как забывала дышать, когда он просился к доске. 

Почему же я скрыла беременность?.. Причина так сильно отозвалась болью в сердце, что у меня зашумело в ушах. 

— Мам, скоро зеленый! — деловито сказала Марина, и я ступила на зебру, не сразу поняв, почему моя дочь закричала, и что это был за свист.



Майя Чи

Отредактировано: 17.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться