Творец. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9. Мария

начало октября 2020 года

 

- Гарик. – обратилась я к другу, развалившемуся на диване в позе отдыхающего тюленя. – Скажи честно, что ты думаешь об аукционе.

Следующий день для нас наступил после полудня. С чашкой неизменного утреннего напитка я сидела в глубоком кресле, забравшись туда вместе с ногами. Прокручивая в голове события вечера, никак не могла себя успокоить. Внезапно возникшая убеждённость, что происходящее является предшественником глобальных изменений моей жизни, причиняла беспокойство и не давала возможности спокойно обдумать ситуацию.

- М… что именно тебя беспокоит? – Гарик лежал, закрыв глаза тыльной стороной кисти, и был абсолютно недвижим, что говорило о мучающей его головной боли.

- Если честно, то всё. Начиная с того дадут ли высохнуть последнему слою на картине, и заканчивая её стоимостью.

- Насчёт просушки после того, как ты вчера тщательно укладывала Орлову в голову, что нужно делать, двадцать раз повторив одно и то же, думаю можно не переживать. Он парень сообразительный, допетрил с первого. А стоимость, скажу тебе, дорогая, отличная. И ничего, что деньги пошли на благотворительность. О тебе заговорили, как о художнике, чьи картины продаются за миллионы. Такой старт – это билет в сытое будущее. Продолжишь в том же духе, тебя ждёт мировое признание. Поверь старичку Гарику.

- Сомневаюсь, Гарик. Какое мне мировое признание?

- Дорогая, нашим миром правят маркетологи. Сейчас важно, что? Бренд, имя. Чтобы при произнесении твоей фамилии даже сосед в трамвае понимающе кивнул. Главное грамотно закрепить известность в умах людей. Что у нас испокон веков жаждал народ? Правильно: хлеба и зрелищ! Умеющие люди даже рядовое событие, произошедшее с тобой, под нужным соусом могут преподнести так, что о тебе начнут говорить. Хоп, и ты в топе! А вот если ты пишешь наигениальнейшие произведения, но имя твоё Вася Пупкин, и знают тебя только родные да врач в поликлинике, то тут, увы, мой друг, ничего не светит. Пиши хоть до усрачки. Ещё позавчера ты была Васей Пупкиным, а сегодня ты известный художник, популярный и востребованный.

- Ну какая я востребованная? Ты как всегда преувеличиваешь. Мне кажется всё, что вчера происходило, было разовым и каким-то случайным. И вообще, ты сегодня особо циничен, друг.

- Есть такое, голова болит, никого не люблю. Но дай два дня, и ты поймёшь, о чём я. – ответил мне, не меняя прежней позы, Гарик. – А что там за история с Орловым? Говорят, он, верный рыцарь, спас тебя.

- Кто говорит? – удивилась я. Была уверена, что инцидент с Козловым и Петровым всё же не привлёк особого внимания.

- Вчера знакомый журналист, думаю, сегодня уже пол-Питера.

- Господи! Да ничего такого! Подошёл сначала Петров с непонятыми вопросами по поводу моей несуществующей популярности. К нему Козлов присоединился, подтверждая намёки первого, что красивым девушкам только одним способом можно добиться успеха. Это всё пресёк Орлов. Я ему очень благодарна, иначе сегодня точно проснулась бы популярной, любимицей диванных ток-шоу.

Гарик нашёл силы тихо рассмеяться.

- Я же говорил, что у вас не просто так! Вот тебе и первая ласточка. Или не первая? – задал сам себе вопрос Гарик.

- Не думаю. – в очередной раз не согласилась.

- А я знаю, я видел, как он на тебя смотрит. – стоял на своём приятель.

- Кстати, об этом. Гарик, скажи, я вообще кажусь тебе нормальной? Ну вменяемой? Ты не замечал за мной каких-нибудь странностей? Может, я что-то делаю из ряда вон и не замечаю этого, а? – с надеждой на отрицательный ответ спросила я.

- Э… - Гарик даже принял вертикальное положение. Внимательно посмотрев на меня, ответил. – Если ты спрашиваешь, считаю ли я тебя сумасшедшей, то нет. Иногда ты бываешь рассеянной, витаешь в своих воображаемых вселенных, как и большинство знакомых мне людей, но ты однозначно вменяема. Что-то случилось?

- Я тебе сейчас кое-что расскажу, только не смейся. – дождавшись его кивка, я продолжила. – Вчера, когда писала, то почувствовала прикосновение. Не просто там затекла конечность, а настоящее прикосновение тёплой ладони. Оно исчезло, как только я посмотрела на него. А Орлов, естественно, сидел на своём месте. Но ведь это же невозможно, Гарик? И, вообще, он иногда смотрит так, будто знает что-то. Не могу этого объяснить, но словно у нас с ним связь, но не любовная или интимная, а нечто более существенное. Не знаю. – замолчала, понимая, как странно это звучит. - Я брежу да?

Гарик задумался на секунду и вполне серьёзно ответил.

- Маша, я верю тебе и, более того, уверен, что ты в норме. Наш мир необъятен, множество физических явлений ещё до конца не изучено и не найдено объяснений кучи существующих фактов. А то, что мы не можем что-то объяснить, вовсе не означает, что этого не существует. И да, я вижу, что-то между вами есть. Но больше склоняюсь к вашей взаимной симпатии и влечению. – друг мне улыбался, отчего стало гораздо легче.

- Спасибо. – от всей души поблагодарила.

- Да… Шумиха была та ещё… - явно вспоминая события вчерашнего вечера, проговорил он.



Агния Стефёдова

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться