Творец. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 14 (конец)

***

День прошёл под предводительством Гарика, за что ему отдельное спасибо, потому что, если бы не маниакальная упёртость друга, я не покинула бы уютный текстильный мир своей кровати.

Проснулась от будильника ровно через четыре часа. Не сказать, что сон мне не помог, помог ещё как: уже не испытывала вчерашнего страха, паника не маячила на горизонте, но и других чувств я тоже не ощущала, ни радости, ни печали. Ровным счётом ничего. На меня накатила невиданных масштабов апатия. Всё вокруг воспринимала, словно самый безразличный зритель в кинозале: смотрела, но себя с происходящим не ассоциировала.

По его наставлению будто робот приняла душ. Спустившись вниз, увидела суетящуюся над чехлом Анну. На заднем плане промелькнула мысль: «Наверное, платье.» Сухо поздоровалась, отметив неестественную ответную улыбку женщины и сочувствие в глазах. Всё равно. Через час я была готова. Даже не взглянув в зеркало, надела туфли и прошла на выход. Знала, что платье больше походило на коктейльное, было простым и элегантным, чёрного цвета. Всё остальное – плевать. Анна, прощаясь, что-то щебетала про выставку, поздравляла и обещала посетить в ближайшее время.

Далее, Гарик посадил меня в такси и буквально за руку привёл в галерею. Там на автомате пришлось решать последние вопросы с устроителем – Инессой Михайловной, которая, к слову, странно на меня косилась, явно отмечая необычное эмоциональное состояние, но ни о чём не спрашивала. Ну а после того, как её в сторону отвёл Гарик и что-то доверительно прошептал, так и вовсе расслабилась и меня особо не напрягала.

Как прошло открытие выставки? Оно прошло. Со слов появившихся в полном составе друзей, которые щедро делились хорошим настроением и ненавязчивой поддержкой, всё было на уровне. Моё поведение странным почти не выглядело, удалось неплохо выступить с речью, слова которой, слава богу, выучила заранее. То тут, то там слышались восторженные и одобрительный возгласы, везде сновали журналисты, снимая репортажи. У меня не без чуткого руководства Гарика взяли интервью. Что говорила, честно, не помню, но со слов друга справилась я неплохо. Фуршет пролетел смазанным пятном улыбающихся лиц. И опять же на заднем фоне мозг, пытаясь анализировать, выдал: если улыбаются, значит, хорошо. Дальше: такси, дом, кровать и снова спасительный сон.

Следующего дня практически не было. Очнулась (по-другому не сказать) ближе к обеду. Под строгим надзором Гарика была вынуждена поесть, после вернулась в постель и проспала до утра. Проснулась лишь раз ночью и то ненадолго. Сейчас понимаю, что сказался пережитый стресс, и сон мне был просто необходим.

А ещё я вечный должник у своих друзей, потому что утром в понедельник вдруг осознала, что не дала, как обещала, показания в полиции. Мысль застала меня за завтраком и прошибла молнией, отчего я выронила бутер на стол.

- В чём дело? – режим «заботливый Гарик» был активирован с самого утра.

- Я забыла показания дать. – метнула взгляд на Диму, который присоединился к нашей трапезе.

- М… - промычал он с полным ртом, а прожевав, спокойно сообщил. – Я договорился на сегодня. Позавтракаем и поедем.

Надо отметить, что всю субботу, кроме водящего меня туда-сюда за руку Гарика, рядом следовал Дима. Помимо этого, вспышками воспоминаний мелькали картинки людей в чёрных строгих костюмах, находящихся как бы на заднем фоне: вот садимся в такси – у подъездной двери стоит человек, осматривает всё вокруг, заходим в здание галереи – у входа двое в чёрном, иду по выставочному залу – у стен по периметру ещё по одному, выступаю с речью, а за густой толпой посетителей трое изучают, если не сказать препарируют, взглядами людей. Стало интересно, поэтому решаюсь спросить.

- Ребята, а что это за «man in black»¹ в субботу на глаза попадались? – на что Гарик с Димой перекидываются взглядами, и последний из них отвечает.

- Это охрана Орлова.

- Понятно. И кого они охраняют? – мне ничего не понятно.

- А ты как думаешь? – отвечает вопросом на вопрос хитрющего вида Гарик.

- Э… меня? – недоумение растёт.

- Угу. – не отрываясь от завтрака и своего смартфона, подтверждает Дима.

- Зачем? – следующий вопрос от глупой меня. Друзья опять переглядываются. Я здесь судя по всему самый несведущий человек.

- Приказ Орлова. – опять Дима коротко и по делу. Взгляд от меня прячет что ли? Снова ответил, уткнувшись в телефон.

- Он пришёл в себя? – и меня уже ничего более не волнует и не интересует.

- Да, в субботу утром.

- Ну и… Как он? – я готова убить Диму за такие односложные ответы. Подозреваю, что это неспроста, скорее всего, не готов или не хочет выдавать информацию. Начинаю раздражаться.

- Всё хорошо. Проходит лечение. – поясняет мужчина, так и не глядя мне в глаза.

- Почему? Почему я узнаю об этом только сейчас? – этот вопрос обращён ко всем. При этом чувствую себя маленьким ребёнком, который задаёт вопросы на тему с цензом «восемнадцать плюс».

- А я тебе говорил. – обратился к Гарику Дима.



Агния Стефёдова

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться