Творец. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 17 (продолжение) и Глава 18 (начало)

Саша и Мария

июнь 2021 года

- Так, стоп! У меня в этой истории возникло до Луны вопросов, но я была само терпение и ждала концовки. Однако вот этот… просто не могу не задать. Ты что, получается, сама не знала, что девственница? – откровенный вопрос и ошарашенный взгляд Саши выдернул рассказчицу из воспоминаний.

- Так и есть. – она нервно улыбнулась и пояснила. – Саш, у меня амнезия.

- Не поняла. – это был не просто праздный интерес, и Мария это видела. Александре было важно понять, кому она помогает и для чего это делает. Возможно, пыталась найти достаточные основания, чтобы оправдать свои действия, ту помощь, которую оказывает случайной знакомой с мутной историей за плечами.

- Я не помню своей жизни. Совсем. Только последние три года. Я очнулась в районной больнице в Подмосковье и совершенно, вот прям, вообще, ничего о себе… И это отдельная история. Давай потом расскажу, хорошо?

- А он знает? – только и спросила Саша, которая ощутила себя вне реальности. Словно это не разговор о жизни действительно существующего человека, а пересказ приключенческого фильма.

- Я никому об этом не говорила, но он знает… из другого источника.

- Дела… И что было дальше? – возвращая Марию к повествованию, спросила девушка за рулём.

 

Мария.

январь 2021 года

Дальше была больница, потому что стоило мне встать с постели, как нам обоим стало понятно, что что-то явно не так. Болевые ощущения, благодаря Илье на время пропавшие совсем, вернулись с новой силой. Та лужа, что была на простыне своим размером явно выходила за рамки нормального, а кровь, текущая по ногам, говорила о том, что пора бы что-то начать решать.

- Боже! – выдохнул Орлов, а дальше своим отстранённо профессиональным тоном. – Одевайся, мы едем в больницу.

Возражать не решилась: сама понимала, что лучше бы съездить. Я не знаток всего этого, но даже мне было понятно, что стоит показаться врачу.

Пока принимала душ, Илья куда-то звонил. Время было уже, конечно, не рабочее, но и не критичное. В любом случае ведь есть же дежурные врачи. И тут, представив, что мне предстоит всё как-то рассказать, немного потерялась. Если это ещё и мужчина окажется?

- Ты готова? – прервал мой мысленный калейдоскоп Илья.

- Да. – кое-как ответила, от чего и без того хмурый Орлов приобрел по-настоящему мрачный вид.

До больницы добирались в полном молчании. Отчуждённость и холодность Орлова угнетала меня даже больше, чем предстоящий разговор с врачом. Я не понимала его настроения, а начать разговор первой из-за внутренней зажатости не могла. Так и доехали, размышляя каждый о своём.

В этот раз в «суперклинику» (я так окрестила медучреждение, в котором восстанавливался Илья) ввиду отсутствия пробок добрались быстро. Войдя в здание, Орлов сразу повернул направо. Я семенила следом, стараясь не отставать. Миновав небольшой коридор, оказались в холле, где нас встречал уже знакомый нам обоим врач.

- Добрый вечер, Николай Иванович. Спасибо, что согласились помочь. – Илья протянул руку пожилому мужчине.

- Здравствуйте. Ничего страшного, я сегодня дежурю. – ответил тот. - Рад вновь увидеться с вами, Мария. Хотя, стоит признать, надеялся на встречу без повода. – обратился он уже ко мне с доброй улыбкой.

- Здравствуйте, и я рада. – всё-таки жутко смущалась, ведь Николай Иванович явно в курсе, по какому поводу мы здесь, но надо отдать ему должное, мужчина вёл себя более чем тактично.

- Давайте пройдём в кабинет, Наталья Алексеевна уже ждёт. Не беспокойтесь, она отличный специалист и хороший человек. – пояснил он мне на ходу.

Спустя пару поворотов извилистого коридора мы остановились напротив кабинета с табличкой: «Светлова Наталья Алексеевна – врач-гинеколог.»

- Смелее. – кивнул в сторону двери врач. – Не переживайте, всё будет хорошо.

Всё будет хорошо? Ну-ну. На этот счёт у меня были сомнения, и основывались они на моём, пусть и единичном, но всё-таки опыте. Тогда, три года назад, в больнице мне пришлось пройти полное медобследование. Поскольку было не ясно, что со мной произошло и что послужило причиной потери памяти, врачами выдвигались и проверялись разные версии, в том числе и сексуальное насилие. Особого усердия за ними не наблюдалось, но раз прописано в приказе, что надо, значит, надо. Так вот, отправили меня на приём к гинекологу. Надолго я запомнила эту женщину среднего возраста, худощавого телосложения и интеллигентной наружности. Её образ и те эпитеты, что она начала выдавать, стоило только переступить порог кабинета, разнились, как слон и балерина. Во мне она видела нечто среднее между ночной бабочкой с пятидесятилетним стажем, гражданкой без определённого места жительства, выловленной где-то на свалке, и пятнадцатилетней ученицей местного ПТУ, беременной в пятый раз. Находясь в постоянном потеряно-стрессовом состоянии, её нападки я восприняла глубоко и тяжело. Сжалась так, что отвечать на вопросы толком не могла, чем вызвала очередной шквал насмешек и оскорблений. Её словесный поток оборвался резко во время жутко болезненного осмотра. Она замерла, хмыкнула и в полном молчании села за стол заполнять документы. Кое-как набравшись смелости, спросила можно ли вставать (санэпидемстанция в полном составе упала бы в обморок от одного лишь вида того кресла), на что получила очередной пренебрежительный плевок: «Свободна!». Теперь-то я понимаю, чем была вызвана резкая перемена в её поведении. И ничего мне так и не сказала, вот же гадюка! Врачи в травме, где я лежала, только мельком обмолвились, что версия насилия исключена. Ну а после выхода из больницы вопросы меня интересовали куда более прозаичные, чем наличие у меня сексуального опыта, к примеру, где найти ночлег и достать еду.



Агния Стефёдова

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться