Творец. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава 21 (начало)

Глава 21. Саша и Мария

 июнь 2021 года

 

 - Я тогда Гарика заверила, что со мной всё в порядке, просто нужно выспаться и подумать, прежде чем что-то решать. Хотя уже в тот момент знала, что буду делать. – Мария отрешённо смотрела сквозь лобовое стекло, в котором отражался наполненный множеством стоп-огней хвост дорожной пробки. – Понимаешь, ну не могла я его ещё больше в это втягивать. Он же мне как брат, порой как отец, а местами даже – мать. – она горько усмехнулась и подняла на собеседницу полные боли глаза. Это были глаза глубоко одинокого человека, отчаяние и безысходность плескались в них.

 - Понимаю. – тихо ответила Александра. – А досье у тебя с собой? Поверь, я не горю желанием лезть туда, куда не следует. – попыталась она предупредить возможное недовольство пассажирки, хотя той, судя по виду, было без разницы. – Просто хочу посмотреть. Иногда приходилось изучать дела оперучета. Это, конечно, не одно и то же, но общее что-то, думаю, должно быть. Ну, знаешь, есть особая терминология, правила составления документов, стиль изложения… Может, это всё, вообще, фигня фигней.

 - А? Да, конечно. Вот. – девушка достала из сумки подшитую папку размера А4.

 Саша, включив подсветку салона, углубилась в изучении материалов, а Мария, у которой один вид этих бумаг вызывал нервную одышку, отвернулась к окну. Они стояли прямо посреди автотрассы. Было уже темно и всё вокруг освещалось лишь фарами машин таких же невезучих путников, как они. Дорога в километрах трёх впереди делала плавный поворот и уходила дальше за кусок густого леса, скрывавший дальнейший путь. Справа и слева буквально друг на друге росли высокие сосны. «Наверное, днём здесь очень красиво, а сейчас как-то неуютно, словно под прицелом чужих глаз.» - размышляла Мария. Что скрывается за ветвями деревьев, было не видно, но живое воображение девушки тут же дорисовывало самых невероятных и жутких чудовищ. Она покрылась мурашками. «Не хватало ещё окончательно превратиться в неврастеничку. Не лесных чудищ тебе нужно бояться, Симбирская, не лесных…» - ворочалась мысль в её голове.

 Автомобильная очередь впереди немного продвинулась. Отложив папку на приборную панель, Саша завела мотор и переместилась на освободившееся место.

 - Знаешь, скорее всего, это не фикция. Слишком всё… так как надо. – кивнув в сторону досье, выдала свой вердикт. – Документы оформлены по правилам делопроизводства, не подкопаешься. Тексты профессиональным языком написаны: все понятия на своих местах. А то бывает, услышишь по телеку: «завели дело», так передёргивает сразу. Закреплено в УПК «возбудили дело», значит, возбудили. Что они все шарахаются от этого слова? Извращенцы… Ладно, отвлеклась я что-то. – Александра замолчала на секунду, возвращаясь мысленно к своим выводам, и продолжила. – Это, скорее всего, либо ФСБ, либо разведка, либо… Даже не скажу, кто ещё может быть у федералов. Только вот такой секретности официально не существует. Я имею в виду, ну... действующим законодательством не предусмотрен гриф – «0». – увидев озарившееся надеждой лицо пассажирки, поспешила добавить. – Но, зная эту братию, возможность допускаю. Это может быть настолько секретным, что нам на местах и неизвестно вовсе. Если всё действительно обстоит именно так, и это не чей-то жестокий розыгрыш, то дело намного серьёзнее, чем можно предположить на первый взгляд. А вот о чём конкретно речь, даже гадать не берусь. Первый раз слышу о шкале Егорова, и эти «вид», «подвид» - чертовщина какая-то.

 Мария сникла совсем. Было заметно, что запал у неё пропал и девушка находилась на грани самой настоящей депрессии. Апатия была тут как тут.

 Александра относилась к той немногочисленной категории людей, которым было не всё равно. Она помогала всем, кому могла. Старалась, по крайней мере. Делала это вопреки насмешкам, упрёкам типа «тебе больше всех надо что ли?» и от чистого сердца. В глубоком детстве она то ли услышала от кого, то ли прочла: помогать нужно просто так, не ожидая чего-то взамен, даже благодарности. В противном случае это ожидание сводит на нет все добрые намерения. Данный посыл чудесным образом отложился у неё на подкорке и преобразовался со временем в один из принципов, коими девушка руководствовалась по жизни. Так и сейчас, стоило бегло изучить дело, она осознала всю глубину ситуации, в которой оказалась сидящая рядом девушка. Более того, Саша ощутила, насколько пронзительно одиночество Марии: одна против стольких людей, специально обученных и натасканных, одна против всех, имея в запасе лишь дикое желание избежать участи марионетки, что ей была уготована. Именно поэтому Александра произнесла то, что изначально говорить не собиралась.

 - Я помогу. Что смогу сделать, сделаю. – твёрдость в голосе не оставляла каких-либо сомнений, в первую очередь для неё самой.

  Саше было хорошо известно: если Марию официально объявили в розыск, значит, либо она проходит по какому-то делу в качестве подозреваемой, либо ей уже предъявлено обвинение в совершение преступления. Последнее, конечно, вряд ли, ведь предъявление осуществляется конкретному лицу и в его присутствии, а такое не забудешь. Хотя в данной ситуации лучше бы не зарекаться. В любом случае уголовное преследование – это действительно серьёзно. Только оставался вопрос: по какой статье, что конкретно ей вменяют? Она также отчётливо понимала, что, даже несмотря на невиновность, им вдвоём не справиться с машиной правосудия, если та начала своё движение. Однако, бросить Машу всё же не смогла.



Агния Стефёдова

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться