Творец поневоле

Font size: - +

Глава 8

Несли меня недолго. Вверх по руслу ручья, я кое-как разглядел, вывернув голову. Вот памятная яма, из которой я выволок пень. Похитителей толком разобрать не смог. Мелкие фигуры, закутанные в звериные шкуры. Вооружены копьями или вроде того. С горем пополам насчитал четверых. Двое тащат жердь, ещё пара рыскает рядом. В какой-то момент они сменились, а потом я бессовестно задрых. Не ну а что? Неудобно, конечно, висеть на верёвках, зато мерное покачивание неплохо убаюкивает, а я устал.

Пробуждение настигло меня у толстого столба. Я сижу, привалившись к теплому древесному боку. Руки стянуты верёвкой, второй конец которой завязан на столб. Вокруг меня – целый лесной городок. Среди высоких сосен стоят небольшие шалаши. Десятка полтора, а то и все двадцать. Сложены из жердей, рядом с половиной – круги камней вокруг выгоревших пятен. Мой столб стоит на площади посреди поселения. Площадка метров шесть на шесть.

И местные. Непонятные туземцы в звериных шкурах. Низкие, грязные, узловатые четырехпалые, зеленокожие кисти. Лица у всех измазаны грязью, но отвратные черты вполне различимы. Огромные носы, узкие глаза, клыки, торчащие из-под нижней губы наверх. Скулы заострённые, впалые щеки, рты, словно щели. Не красавцы, однако.

Гоблин-охотник. ???

Вот как. А если подумать?

Гоблины – раса разумных. Уровень развития в разных племенах может различаться от дикости до бронзового века.

Ну тоже неплохо. А про охотника? А про охотника – кукишь.

Один из зеленокожих замечает моё шевеление, что-то громко выкрикивает. Довольно мерзкий у него голосок, если честно. Подвизгивающий. Некоторые аборигены тут же скрываются в шалашах, другие наоборот подходят поближе. Возле меня собирается приличная толпа. Раз, два… восемь штук. Все вооружены.

Простое деревянное копье. Колющее оружие отвратительного качества.

Всяко лучше, чем ничего… наверное. На площадь неторопливо выходит сгорбленная фигура с перекрученной палкой в руке и черепом на голове. В сопровождении одного из копьеносцев он идёт ко мне. Шаман? Или как их там, волхв? Колдун?

-Кто ты и что тут делаешь? – довольно чисто спрашивает «шаман».

Честно говоря, я ожидал каких-нибудь малопонятных визгов, на типа того, что верещал охранник. А тут в вдруг человеческая речь.

-Человек… - А что я тут делаю, кстати? – Я заблудился. Моё тело сильно пострадало, а дух скитался в поисках пристанища. Пока не обрёл себя здесь.

Не ну а чоооо? Лес, аборигены, антураж всякий. Наталкивает на определённое поведение.

-Ты лжешь! – взвизгивает «шаман». – Только Боги могут путешествовать бестелесно! Говори правду, иначе пожалеешь!

Следом за последним выплюнутым с презрением словом под рёбра втыкаются тупые концы копий. Я дергаюсь от боли. Вот садюги. Ладно, шут с вами, недомерки.

-Я заблудился, скитался по горам, одежда пришла в негодность, едва смог перевалить хребет.

-Так-то лучше. Но и эта история сказочна! – ворчливо отвечает дед, но, судя по тону, сомневается. – Что ты видел в горах? Отвечай!

В смысле, что я видел в горах? Ты чего дед, головой стукнутый?

-Горы. Камень, много камня, снег, птицы. Козлы, но далеко. Трава…

-Довольно. – Старик задумчиво барабанит пальцами по посоху. – Зачем ты явился из-за гор к нам?

-Я бежал…

Чуть не ляпнул «от суда». А ну как преступника эти недомерки сразу казнят… или сожрут, как у них там заведено?

-Бежал от страшной бури! Ветер ревел, деревья гнулись до земли, мой дом разметало, а сам я лишь чудом добрался до оврага, а по нему до скалы. Цепляясь за камни, я заполз в перещу, по которой и постарался уйти как можно дальше. А та пещера вывела меня в перевал. И я шел и шел… несколько дней к ряду, пока не вышел на луг. А оттуда напрямик до леса и оказался здесь.

-Что ж, ладно…

Не знаю, хотел ли этот товарищ сказать ещё что-нибудь, но вместо него раздается истошный вопль, откуда-то сзади. Резко обернувшись, успеваю заметить верещащего гоблина, который летит от границы лагеря прямо в меня. Я даже напрягся, готовясь к удару, но полёт прерывает столб. Тело, врезавшись в преграду, орошает всё вокруг веером кровищи. Гоблин изломанной куклой валится вниз, мне под ноги. Одет точно так же, как и остальные. Один из охранников?

«Шаман» что-то голосит на непонятном языке, остальные ему вторят, разбегаются к шалашам. Из укрытий выбегают женщины и дети, устремляются в противоположную сторону. А с околицы поселения неспешно идёт огромная лысая горилла. Только уродливее.

Лесной огр. Полуразумная дикая раса. Живут небольшими стаями или по одиночке. Агрессивны. Всеядны.

Ну да: прямо у меня на глазах огр хватает кого-то из аборигенов, тот в ужасе верещит, но недолго. Широкая пасть раскрывается и зубы смыкаются, отделяя голову от шеи. Однако. А я думал, что "попал", когда «шаман» начал неудобные вопросы задавать…

Гоблины носятся вокруг. Кто-то метает в огра копья, кто-то выводит племя, «шаман» куда-то пропал. А до меня – никому нет дела. Руки мне связали наславу, а веревка толщиной в большой палец, такую не перегрызёшь. Может труп чем-то поможет? Подползаю к павшему гоблину, переворачиваю тушку.

Желаете обыскать труп?

Да, да! Желаю, скорее, скорее! Прямо на теле гоблина некоторые вещи подсвечиваются красным контуром. Пробегаю по ним взглядом, нет времени удивляться. Одежда, одежда, украшения, поясная сумка. О, вот оно:

Короткий костяной нож. Колюще-режущее оружие отвратительного качества.

Огр тем временем, скинув тушку на центральную площадь, начинает методически разносить дома. Надеется найти в хижинах безумцев, что не сбежали при его появлении? А быстрые эти гоблины – уже никого и не осталось. Неповоротливый огр припадает на четвереньки над разрушенной хижиной и словно ленивец в муравейнике копается в останках. Чего он там найти хочет? Гоблины-то все убежали. Тупой какой-то. Нож – жутко неудобен из-за короткой рукояти. Клинок из кости с зазубринами, не режет, а цепляет острыми обломками и рвёт. Волокна веревки перерываются крайне неохотно, но выбора-то нет, пилите шура, пилите.



Данил Богодвид

Edited: 21.07.2017

Add to Library


Complain